Наш человек на полюсе

Авиаторы всего мира отмечают столетний юбилей заслуженного штурмана СССР, исследователя Северного Ледовитого океана, организатора первой научно-исследовательской дрейфующей станции "Северный полюс", нашего земляка В. Аккуратова.

Имена отважных зимовщиков на "СП-1" И. Папанина, П. Ширшова, Е. Федорова и О. Кренкеля в то время гремели на весь мир.
А вот Валентин Иванович как-то выпал из этой обоймы, хотя и был награжден орденом Ленина. Что поделаешь? Характер. Ведь он после завершения героической эпопеи так и не стал ни перед кем козырять, а тем более заискивать и покоряться.
Чуть больше двадцати лет назад, когда наш земляк был еще жив-здоров, я по заданию "Призыва" был у него в гостях. Полярник, первопроходец жил в однокомнатной квартире-хрущевке на самой окраине Москвы.
— Валентин Иванович, с вашей-то героической биографией, я думал, живете на улице Горького, а оказывается, у черта на куличках.
— Так-так, мой юный друг, я ведь сам не хлопотал, а другие мне не дали, — ответил отважный полярник. — Да ладно.
И полилась застольная беседа.
— Во Владимире жили мы, помню, недалеко от железнодорожного вокзала, — рассказывает хозяин. — Рядом — Клязьма, куда летом ходили купаться. Отец, Иван Григорьевич, работал писарем, а потом бухгалтером. Он и плавать меня научил. Бросил меня в воду, сам же в сторону отплывет. Что делать? Приходилось отчаянно работать ногами и руками. Так и научился бороться со страхом.
Однажды на обувную фабрику "Победа Октября" в Рязани, куда после переезда из Владимира Валентин устроился раскройщиком подошвенной кожи, зашел случайно Борис Григорьевич Чухновский, знаменитый полярный летчик, который не раз участвовал в ледовой разведке Северного морского пути и даже спасал знаменитую экспедицию Умберто Нобиле, когда тот на дирижабле "Италия" пытался пробиться к Северному полюсу.
— Не знаю, что привело Бориса Григорьевича к нам, но он зашел, взглянул, как я режу толстую и твердую кожу, и попросил у меня нож, — продолжает рассказ Аккуратов. — Попробовал сделать то же самое — не получилось.
"Ну, брат, и силища у тебя, — похлопав по плечу, произнес он. — Да из тебя ведь отличный летчик может получиться". Однако учиться я вскоре пошел на геофизический факультет Ленинградского университета. А слова Чухновского все равно оказались пророческими.
Да, как-то глубокой ночью в ленинградской квартире, которую со своей семьей снимал наш земляк, раздался телефонный звонок.
— Алло, товарищ Аккуратов? С вами говорит Водопьянов.
— Брось трепаться, — ответил Аккуратов, — и повесил трубку.
Но через некоторое время снова звонок.
— Ты что, с депутатом Верховного Совета СССР не хочешь разговаривать? — продолжал тот же голос. — Я приглашаю тебя с собой в экспедицию. С начальством вопрос согласовал.
На третий день после неожиданного ночного звонка Аккуратов все же пришел в управление полярной авиации, которое возглавлял Герой Советского Союза М.Водопьянов.
Валентин Иванович, конечно же, догадывался о том, почему на него пал выбор.
Ведь незадолго до этой папанинской экспедиции вместе с летчиками Махотиным, Антюшевым и Целебеевским он уже летал в Арктику, однако официально в состав экипажа почему-то зачислен не был. Но когда он лично сделал для себя разбор полетов и вспомнил, что давал советы штурману, как выходить из положения, когда самолет терял ориентировку, становилось понятным, почему. Опять проявлялся аккуратовский характер — дерзкий и непреклонный. Михаилу Васильевичу это почему-то понравилось больше всего, и он с радостью взял Аккуратова в свою команду для полета на Северный полюс. Предполагалось, что весь груз экспедиции Ивана Дмитриевича Папанина пойдет на трех самолетах "АНТ-6", а четвертый, на котором командиром был Илья Павлович Мазурук, а штурманом Аккуратов, будет как подсобный. Но из-за резкого ухудшения погоды пришлось каждому экипажу лететь самостоятельно, не видя друг друга. Таким образом, первым в мире самой высшей точки земли достиг экипаж П. Головина на не обогреваемом самолете "Р-6". После этого курс на "шапку Земли" взял Водопьянов с группой Папанина. Аккуратов был против, чтобы они летели одни. Вдруг что-нибудь случится, но, к счастью, обошлось. И в мае тридцать шестого к "СП-1" вылетели остальные экипажи, ведомые В.Молоковым.
Владимирцы могут по праву гордиться, что среди участников этой полной драматизма экспедиции был и их земляк — Валентин Иванович Аккуратов.

Василий ЧУМАРОВ