Владимирским тяжеловозам тяжело…

Этот жеребец по кличке Гид мог бы участвовать в соревнованиях, если бы не страшная худоба. В свои три с половиной года он уже достаточно рослый и дал бы фору многим взрослым соперникам. Но при таком питании, как сегодня, ему грозит скорее дистрофия и потеря мышечной массы, чем золотая медаль.

 

Илья Симаков показывает многочисленные награды с выставок и соревнований. Сейчас госконюшня переживает далеко не лучшие свои времена. Кризис сельского хозяйства в начале девяностых подкосил все фермерские хозяйства. Да и в новой России начали в первую очередь поднимать сельхозпроизводства с быстрой прибылью – мясные, молочные. Конюшни оказались незаслуженно забытыми и за годы безвластия окончательно пришли в упадок. Самую голодную зиму – прошлую — пережили только благодаря добрым людям и благотворительным акциям. На зиму грядущую смотрят с не меньшими опасениями.

 

Синхрон: Илья Симаков, директор госконюшни "Владимирская":

"На основании финансирования годового, у нас корма закуплены до начала января как по сену, так и по овсу. Будет всё зависеть от открытия финансирования в следующем году. Если финансирование будет открыто, как в прошлый год, в конце февраля, и  2 месяца мы будем жить без денег, то может ситуация сложиться как и в начале этого года."

 

Сено в долг на январь дадут фермеры. Овёс, хоть и низкого качества, но пока есть. По крайней мере, на зиму его запасов должно хватить. Овса и сена хватит только, чтобы не умереть с голоду. Чтобы развиваться, лошадь должна питаться разнообразнее.

 

Ольга Раскосова, коневод:

"Существуют специальные препараты, поддерживающие иммунитет. Особенно, лошади, входящей в зиму. Нам это всему поголовью необходимо".

 

В денниках, где стоят лошади, сейчас сплошная сырость. Зимой на бетонном полу животные окончательно застудят ноги. Идеальным считается глинобитный пол, но и цементный может стать комфортным. Если вовремя подсыпать опилок.

 

Ольга Раскосова, коневод:

"Лошадям необходимо, чтобы у них под ногами был слой —  хотя бы сантиметров 10 этих опилок. Не как сейчас – сгрёб – пол виден, тем более, пол бетонный, холодный. А достаточно солидный слой, чтобы лошадь могла спокойно лечь, полежать."

 

Окна застеклили, но рамы нужно делать двойные. Отопление не предусмотрено, но лошади даже в тридцатиградусный мороз могут обогреть себя сами. А вот сделать вентиляцию жизненно необходимо. Аммиачный запах – вреден для дыхательной системы.

 

Свежий воздух нужен не меньше корма и опилок. Работать – под седлом, в упряжи, хотя бы просто гулять – владимирским тяжеловозам сегодня негде. А без ежедневного моциона даже самые сильный и выносливый конь быстро захиреет. Потеряет физическую подготовку и остатки иммунитета.

 

Татьяна Смирнова, коневод:

"У нас эта площадка представляет болото, как вы видите. Летом, когда дождливо, здесь вода постоянно. Осенью жижа, грязь. А зимой это всё замерзает и превращается в каток, то есть лошадь сюда выпустить практически невозможно. Особенно нашим лошадям, у которых ноги подвержены грибковым заболеваниям, грязь вообще противопоказана. Им нельзя здесь гулять. Но так как больше негде, то приходится здесь выгуливать своих лошадей."

 

Площадка для прогулок – левада – залита в форме чаши. Сюда стекаются и грязь, и вода. Если платформу выровнять, добавить дренаж, уплотнить покрытие – можно не только выводить скакунов на прогулку. Но и катать туристов, и проводить экскурсии. Вложения небольшие, а отдача 100 процентов – уверены работники.

 

 

Юрьев-Польский племзавод. Именно здесь 60 лет назад создавалась порода «владимирская тяжеловозная». Тогда селекционеры получили выносливую особь с гигантской тягловой силой. По всем правилам, для сохранения породы необходимо не меньше четырёхсот голов. В середине 20 века общая численность составляла 500. Сейчас осталось порядка ста пятидесяти.

 

Ольга Евсеева, управляющий племенного конного завода "Монастырское подворье":

"В определённые годы пошла политика против лошадей, когда стало больше тракторов, и вроде как они стали не востребованы. Но тем не менее, порода сохранялась, лошади в хозяйствах использовались. Сейчас лошадей в сельском хозяйстве редко используют. Просто не осталось людей, которые умеют с ними работать".

 

Среди воспитанников владимирской конюшни и Юрьев-Польского племзавода есть российские чемпионы и призёры международных соревнований. Породистых кобыл ежегодно закупают в Казахстан на молочные фермы. Говорят, из молока владимирских лошадок получают кумыс высокого качества. Жеребцов увозят в Сибирь – вытаскивать многотонные хлысты с лесоповалов. В этой категории у них тоже нет равных. А вот нашей области похвастаться нечем – осталось громкое имя, а спроса на владимирских тяжеловозов практически нет.

 

При хорошем кормлении и правильном содержании лашадь  достигает зрелости за 5 лет. При плохом питании, недостаточном уходе и малых физических нагрузках рост и развитие могут затянуться и на десять.

 

Ольга Евсеева, управляющий племенного конного завода "Монастырское подворье":

"Сейчас времена достаточно непростые. Раньше к лошадям было более доброе отношение. А сейчас лошади у нас в частной собственности находятся. По сути дела, хозяевам приходится свои деньги вкладывать, чтобы сохранить породу. Дотации – они хоть и существуют, но они незначительные и окупают только часть затрат, небольшую часть".

 

Несмотря на то, что порода носит имя «владимирская», деньги во Владимир поступают в основном из федерального бюджета. В следующем году госконюшню в областном центре переведут на местное финансирование. Хватит ли у области средств, чтобы «раскрутить» тяжеловозов как коммерческий бренд – покажет время. Первые планы уже есть. Катание туристов в сосновом бору. Коневоды говорят – прежде чем создавать фантастические проекты, нужно для начала свести реальные цифры в бюджете. Для сравнения. 3700 рублей в месяц расходуется на содержание одной лошади. 2800 рублей в месяц – на зарплату одного сотрудника.

 

Анна Андрианова, Андрей Максимов