Обложка среды

Каждый четвертый выпускник области — "двоечник" по математике. Такой результат был показан на едином государственном экзамене. Во владимирских школах прошли выпускные вечера, настало время итогов. Вместе с аттестатами ребята получают в некотором смысле судьбоносный документ — сертификат по результатам сдачи ЕГЭ. С ним, скажем так, приоткрывается дверь в высшую школу.
Одним — широко, другим — едва протиснуться

Впереди России
Общероссийские результаты ЕГЭ огорошили многих: уровень знаний дети показали низковатый. В нашей области, по словам специалистов департамента образования, все несколько иначе. Количество "двоек" по математике и русскому языку, а именно эти предметы были обязательными для сдачи, меньшее, чем в среднем по России. "Пятерок", наоборот, больше. Хорошо сдали наши школьники ЕГЭ по биологии и химии. Одни из лучших показателей — у "олимпийцев", ребят, участвующих в олимпиадах и конкурсах российского уровня. Высокий уровень качественного образования подтвердили учащиеся Владимира, Гусь-Хрустального, Коврова, Радужного.
Ольга Беляева, заместитель директора департамента образования, не сомневается: ЕГЭ дал реальную картину уровня знаний детей и показал, насколько сильны педагоги.
В гимназии №35 города Владимира результаты ЕГЭ не наделали переполоха. Ребята показали класс! По русскому языку из 46 человек 18 улучшили свою оценку, по математике шагнули вперед 13 человек. Процент понизивших оценку — мизерный. И, как отмечают специалисты, он остается таковым и при традиционной форме сдачи экзамена.
В школе №13 города Владимира ученики профильного класса также блеснули знаниями по математике: из 17 человек у пятерых — "пятерки". "Двоек" здесь нет. Во втором непрофильном классе результат ниже и "двойки" есть, но, как замечают учителя, они были вполне прогнозируемые.
В этой школе высокий уровень знаний показал Виталий Лихачев. ЕГЭ по всем предметам он сдал на "пятерки". Его общий рейтинг — 99,15, по словам педагогов, это один из лучших результатов по стране.

Сколько будет 2+1?
Как ни парадоксально это звучит, но "двойка" по ЕГЭ — это для многих выпускников не повод для беспокойства. Особенно если на семейном совете решено, что ребенок, к примеру, будет штурмовать гуманитарные факультеты. Тем более, что эта "двойка" аттестат не испортит.
Татьяна Салех, замдиректора по учебно-воспитательной работе средней школы №11 областного центра, поясняет, что положение об оценках при ЕГЭ предусматривает такой пункт: при разнице отметок между годовой и отметкой по математике на ЕГЭ в один балл, в аттестат выставляется та, что в пользу ученика. То есть не "двойка", а "тройка".
— Поэтому есть случаи, когда ученики, которым не нужны математика и русский язык, нерадивые ребята, вообще перестают заниматься по этому предмету, — говорит Татьяна Владимировна, — Зачем, — и так "три" будет!
Откуда дети узнают об этой демократической особенности ЕГЭ? Элементарно! В обязанности педагогов входит знакомство детей и родителей с положением о ЕГЭ и с системой выставления оценок. То есть им открытым текстом говорят — напишете безобразно, даже если не будет ни одного правильного ответа, мы вам все равно поставим в аттестат "удовлетворительно".
— При прежней экзаменационной системе дети хоть что-то делали, шпаргалки, например, писали, — вздыхают учителя. — Какая-никакая, а тренировка знаний и памяти.
Понятно, что если ребенок идет в профильный вуз, то такой проблемы не возникает. Но высшая школа иногда готовит неприятные сюрпризы.
— Получив "двойку" по ЕГЭ, родители забеспокоились только сейчас, — рассказывает директор одной из школ. — Сегодня был звонок мамы: "А ничего нельзя сделать с математикой?" Собирались поступать в медицинский колледж, где математика не значилась в списке вступительных экзаменов. А теперь вдруг резко возникла. Система "2+1" многих сбила с толку.
— Что значит не учили математику? — возмущалась в телефонном разговоре со мной Ольга Александровна Беляева. — Есть единый образовательный стандарт, и учитель обязан его соблюдать, учить всех детей.

Что хорошо физику, то лирику — смерть?
Другой нюанс, который система ЕГЭ игнорирует. Существуют профильные классы, где, к примеру, математику изучают по 10 часов в неделю (для сравнения: в обычных — в два раза меньше, с углубленным изучением — 6-7 часов). И есть гуманитарные классы, где на математику отведено всего три часа в неделю. Такова специализация профильного образования, о котором так много говорили. Хотели как лучше, получилось как всегда.
Дети с разным уровнем подготовки вышли сдавать математику по одному стандарту. Причем, как замечают специалисты, требования даже к базовому уровню по ЕГЭ несколько завышены. И ученик, который учил латынь, знает отлично литературу, естествознание, историю, обречен на "двойку". И он не виноват в этом. Обидно другое: без ЕГЭ у него была бы "четверка"! И ничто не испортило бы аттестат!
ЕГЭ требует натаскивания — таков вывод многих учителей. И не случайно школы стали уделять больше внимания работе с тестами, вводят факультативные занятия по ЕГЭ, проводят по многим предметам компьютерное тестирование как одну из форм оценки уровня знаний. И, кстати, ребятам это нравится. Кроме того, такие игры по русскому языку, как "Русский медвежонок", по математике — "Кенгуру", со второго класса дают возможность ребенку тренироваться в сдаче контрольных в форме теста.
Оппоненты критиков ЕГЭ возражают: единый экзамен — это показатель системности знаний. О том, что химию и биологию можно сдать в форме ЕГЭ, педагоги и родители узнали только в декабре. Как отмечают дети и учителя, перестроиться было тяжело, но если учился и трудился — поводов для волнений меньше.
— Почему мы боимся ЕГЭ? Потому что он дает реальную картину состояния качества обучения в школе, — замечает завуч одной из владимирских гимназий. — Наш труд, уровень детей оценивают со стороны. В основном школьники подтверждают свои результаты. Исключение — те, кто привык поднатуживаться только в конце четверти. При ЕГЭ такая подготовка неэффективна, и за полгода не нагонишь, "хвосты" не подтянешь. Нужен фундамент, то есть привычка трудиться, а не форсировать.
Кстати, аргумент в пользу того, что ЕГЭ дает реальное представление о школьных знаниях, подтверждают и небольшой процент поданных апелляций, и мизерный удовлетворенных. И эти показатели в нашей области ниже общероссийских.

ППЭ: и собаки по периметру?
И все же, поругивая ЕГЭ, многие отмечают его несомненные преимущества.
Первое и главное: он является вступительным в вуз. Выпускник экономит время и нервы.
Убежденные оптимисты радуются тому, как стройными рядами ребята в один день идут сдавать экзамен. Вспоминается незабвенное гайдаевское: "Профессор, для меня экзамен — праздник!". Это патриотично и празднично. Собственно, на этом краткий рассказ о преимуществах можно и закончить, поскольку остальные весьма спорные.
Например, аргумент о том, что организационная форма ЕГЭ — одна из самых четких, дающих реальную картину знаний, поскольку при его проведении участие педагога в судьбе ученика минимально, а значит, и вероятность подкорректировать его знания сведена к нулю.
Действительно, в день ЕГЭ пункты проведения экзамена (ППЭ) напоминают объекты стратегического назначения. Впускаются только экзаменуемые. Компьютер рассаживает их по классам, исключая вероятность попадания за одну парту двух одноклассников. Среди учителей — ни одного знакомого лица. Более того, это — предметники, какие угодно, только не те, что преподают экзаменуемый предмет. На вопросы по существу заданий из КИМов — контрольно-измерительных материалов — не отвечают. Педагоги не имеют права. Иначе результаты экзамена можно будет оспорить. Не остановят и тех, кто вообще трудиться не намерен — учащемуся дается право на выбор: попытаться заработать хотя бы "тройку" либо "забить" "двойку".
Единственное, что могут посоветовать педагоги, — читать инструкцию либо направить учащегося к информации в пропуске для проведения ЕГЭ.
Телефоны, сумки, личные вещи оставляются на входе. Поход в туалет — под наблюдением организаторов, попить воды — в коридоре, опять-таки под пристальным вниманием. Пакеты с заданием вскрываются с участием учителей и детей. Запечатываются при них же.
— Я чувствовала себя просто преступницей, — делилась впечатлением учительница, наблюдавшая за сдачей ЕГЭ. — Нас изначально подозревали в намерении кому-то помочь, что-то подсказать. Было неприятно.
Преподавателям в аудитории показывали ребят с хроническими заболеваниями. Естественно, без публичной огласки имен. Зачитывают диагноз и просят внимательно следить за их самочувствием.
Но и для более здоровых ребят ЕГЭ — это стресс. Стоит ли удивляться, что после экзамена, как отмечали в одной из школ, у ребенка начался нервный тик. Нам оно надо?

Свободу ЕГЭ!
Вопрос, кому и зачем нужно ЕГЭ, можно по-прежнему считать риторическим.
Наталья Юдина, проректор по научной работе Владимирского гуманитарного университета, поясняет, что не может дать однозначную оценку ЕГЭ как представитель высшей школы и гуманитарного направления. На ее взгляд, нецелесообразно проводить ЕГЭ в качестве единственно возможного вступительного испытания для гуманитарных специальностей:
— По результатам этого года знаю, что один из самых неудачных экзаменов, сданный по ЕГЭ, — литература. Уверена, знание литературы по тестам проверить нельзя. Устная форма дает более наглядное представление экзаменатору о способностях и возможностях будущего студента. В тесте троечник может что-то угадать. А у отличника знаний иногда слишком много, чтобы найти правильный вариант ответа. Хотя и математики говорят о том, что ЕГЭ не до конца дает адекватную оценку, есть разные ходы решения. При вступительном экзамене в традиционной форме глубину знаний школьник может показать, дав несколько вариантов ответов. ЕГЭ довольствуется одним.
Основная опасность ЕГЭ — невозможность показать себя как творческую, креативную личность будущим гуманитариям. Как вступительный экзамен не хотела бы считать ЕГЭ единственно возможной формой, пусть у абитуриентов будет выбор — сдавать традиционный экзамен или единый государственный.
Наталья Владимировна приводит такой пример. В прежние времена получить "пятерку" за сочинение на вступительном экзамене в университет могли только лучшие из лучших. Бывало, что из трех тысяч абитуриентов на "отлично" сдавали 3-5 человек.
— Это была, действительно, настоящая "пятерка", — считает Наталья Юдина. — А при ЕГЭ оценочная шкала размыта и не всегда отражает действительный уровень знаний.
Однако в нашей области департамент образования администрации области принял разумное решение: обязательные экзамены в форме ЕГЭ — русский язык и математика. Литературу выпускники сдавали в традиционной форме. Было тяжело, но литераторы рады. Это — основа нашей культуры, основа интеллигентности, может быть, таким образом мы детей повернем к чтению?
Почти все наши собеседники признавали, что спор, быть или не быть ЕГЭ, можно считать проигранным. Правительство вложило в этот проект сотни миллионов и даже не рублей. По оценкам Российского фонда образования, эта сумма приближается к 370 млн долларов.
Юрий Куликов, директор открытой (сменной) общеобразовательной школы №8 Владимира, напоминает, что во Франции система тестирования, подобная ЕГЭ, была отменена после пяти лет проведения. По его мнению, экзамен должен сдаваться по выбору.
— Законопроект с подобным предложением был внесен в Думу, но дальше профильного комитета даже не прошел, — говорит Юрий Викторович.
К голосу против ЕГЭ присоединятся и родители ранимых, очень эмоциональных детей. В прессе уже сообщалось о школьнице из Вологодской области, повесившейся после экзамена по математике. Девочка вспомнила о допущенной ошибке. Девятиклассник из Череповца умер от сердечного приступа по дороге на экзамен.
— ЕГЭ или здоровье и жизнь наших детей? — вот на какой вопрос сегодня надо ответить чиновникам Министерства образования, — считает Юрий Куликов. — Только свободный выбор между ЕГЭ и традиционной формой может снять множество проблем, убежден он.

Светлана САЛАТАЕВА

Знай наших

И ЕГЭ в помощь!

Многим кажется, что набрать на ЕГЭ 100 баллов просто невозможно. Но и в прошлом году, и в этом были выпускники, сделавшие невозможное возможным.
Ученик физико-математического класса школы № 36 Владимира Евгений Шальнов набрал на экзамене по математике 100 баллов. Да и другие предметы Женя сдал дойстойно: 80 баллов по информатике и 87 — по физике. По его словам, самое трудное было четко распределить время. Его едва хватило, чтобы обдумать все задания.
Как признается Евгений, результат превзошел самые смелые ожидания. А учитель математики, Наталья Анатольевна Трохинская объясняет большой успех своего ученика удивительной целеустремленностью, трудолюбием, умением сконцентрироваться и найти нестандартный выход из ситуации. Евгений Шальнов — постоянный участник и победитель городских и областных олимпиад. А в ближайшем будущем, надеемся, студент одного из престижных вузов страны. Женя мечтает поступить в МГУ. Что ж, ЕГЭ ему в помощь!

Анастасия КУВШИНОВА

Обложка среды

Медицина высоких технологий теряет анестезиологов
Есть такая профессия — возвращать пациентов к жизни. Они стоят и возле тех, кто "потерял" аппендицит, и у мамочек, которых "кесарят", и не отходят от операционного стола, где идет уникальная операция на сердце. Без них немыслима сложнейшая манипуляция. Но врачей анестезиологов-реаниматологов, а речь идет именно о них, с каждым годом становится все меньше.

Один в поле
В самом крупном больничном учреждении города Коврова ЦГБ (раньше — медсанчасть завода имени Дегтярева) штат анестезиологов укомплектован на треть. Плановая работа практически прекращена, едва хватает сил на проведение экстренных операций. Летом, в сезон отпусков, вместо двух врачей — анестезиолога и реаниматолога работает один. Именно у этой больницы самый большой объем работы. Сюда привозят пострадавших в ДТП с трассы Москва-Уфа. Но в последнее время некоторых везут во Владимир.
В относительно благополучном Владимире дефицит анестезиологов есть в БСП — здесь день и ночь идет у операционного стола тяжелая мужская работа.
Другой пример. В Александровской ЦРБ из восьми предусмотренных штатным расписанием анестезиологов в наличии двое. Работают через день. Случаются и отмены плановых операций — пациентов снимают со стола, когда кому-то требуется экстренная помощь либо возникает сложная ситуация в родильном отделении. Не исключение из правил, как признались нам, и областная детская больница.
Лето и здесь будет очень горячим. В выходные население района удваивается. Активные дачники то рубанком пальцы <отполируют>, то антенну на крышу полезут поправлять, да и свалятся. Только одна цифра: за два дня после выходных в ЦРБ обратились 120 человек.
Главный врач учреждения Владимир Анучин внештатно курирует районную медицину. По его мнению, подобная ситуация характерна для всех территорий, которые примыкают к столичному региону:
— У нас, в Киржаче, в Петушках, в Кольчугине, ситуация примерно одинаковая — острый дефицит и анестезиологов, и среднего медицинского персонала. Причина очевидна: идет колоссальный отток кадров в Москву и Московскую область. Не столь критична ситуация в Гусь-Хрустальном, Муромском районах, во Владимире, Собинке. Здесь люди не спешат бросить родные города и уехать на заработки. А у нас — прямое сообщение с Москвой, где анестезиологи при обычном рабочем ритме получают в разы больше. А у нас — из больницы не вылезают и пятой части от московских зарплат не имеют. Хотя мы регулярно прибавляем, но, честно говоря, понимаем — гонку за столичными зарплатами нам не выиграть никогда.
Понятно, что при такой нагрузке анестезиологи и в Александрове имеют не самые низкие для города заработки. Но брать большую нагрузку им просто не по силам, да и, как выясняется, незачем.
— Они могли бы зарабатывать еще больше, но возражают: какой смысл? Куда и где тратить деньги, когда просто нет времени! — говорит Владимир Анучин.

Смена, ау!
По мнению Владимира Николаевича (и с ним солидарны многие специалисты), кадровый дефицит усугубил и очередной приказ Минздрава, запретивший готовить анестезиологов в родных пенатах. Теперь специалист должен закончить два года в ординатуре на базе специализированных клиник. Руководители лечебных учреждений пытаются изменить этот порядок. По словам Владимира Анучина, желанные перемены близки.
Но многие из его коллег дают весьма пессимистичные прогнозы на будущее.
— Хороший анестезиолог <рождается> годам к 30-ти, — заметил руководитель одной из владимирских больниц. — После ординатуры надо, как минимум, отработать три года, чтобы состояться как специалисту. Да, у анестезиологов есть право при стаже 25 лет уйти раньше на пенсию, но, позвольте, какие гроши они получат?! При наших зарплатах пенсионное обеспечение анестезиологов — три тысячи рублей.
Анестезиолог из Коврова Владимир Шведов с грустью констатирует: многие ли из его коллег дождутся преемников и спокойной старости? Ему — 60. Смены не видно. Пока молодежь вырастет, нам здоровья и сил хватит для работы? — задает он теперь уже риторический вопрос.
— За последние 13 лет к нам на работу устроился один молодой специалист, который сейчас работает анестезиологом, — рассказывает главврач одной из районных детских больниц. — В прошлом году мы ездили агитировать выпускников Ивановской и Ярославской медицинских академий. И где результат? Нет!
Кстати, в <пограничных> с золотой нашей столицей территориях сегодня местные власти, депутаты ищут средства на покупку жилья молодым специалистам. Причем рассматриваются различные варианты приватизации служебного жилья через определенный срок добросовестной работы в лечебном учреждении.
Некоторые руководители клиник предлагают вернуться в старые времена — обязать выпускников бюджетных отделений медучилищ отработать, к примеру, три года в любом учреждении области после получения диплома. Либо — возвратить областному бюджету потраченные на обучение средства.
— Куда деваются выпускники? Зачем платим такие средства без реальной отдачи? — эти вопросы доктора задают чиновникам.

Все гоже?
Хорошая зарплата и жилье — реальное средство от головной боли для главврачей, ищущих специалистов, в том числе и анестезиологов. Вадим Иваненко, главный врач больницы №4 города Владимира, признался, что в прошлом году при открытии отделения реанимации и интенсивной терапии специалистов <перекупали> — из Коврова, из ОКБ и других клиник. И сегодня здесь трудится сильный состав.
— Можно было бы взять еще одного человека, врачи работают на 1,75 ставки, — поясняет Вадим Николаевич. — Но они не ропщут, имеют возможность получать больше. Пилотный проект существенно поднял зарплаты, хотя и год назад, вне пилота, мы гарантировали высокий уровень оплаты труда.
— Во Владимире исторически сложилась сравнительно благополучная ситуация по укомплектованности анестезиологами, — заметил Владимир Савинов, начальник управления здравоохранения администрации города Владимира.
А в других территориях дефицит породил еще одну проблему: снизились требования к претендентам на эту должность. Рады любому с соответствующими корочками.
— Был случай, когда анестезиолог-пьяница ходил по кругу, по многим больницам, — рассказал один из наших собеседников. — И его брали, кадров нет, терпели до поры до времени. Пока не произошла трагедия — по его вине погибла на операционном столе женщина. Он был осужден на три года.
Где теперь этот <специалист>, выяснить не удалось. Но многие врачи признаются: анестезиологи после суточных дежурств, после бесконечных <кровавых> будней снимают стресс традиционно. Тем более, что и покупать ничего не приходится. И спирт имеется, и благодарят врачей по старинке.

Вопрос жизни?
Или смерти?
Инсульты и инфаркты — профессиональные болезни анестезиологов. Международной организацией труда работа анестезиолога-реаниматолога приравнена к труду летчика-испытателя. В Америке труд анестезиологов оценивается исключительно высоко. По гонорарам они в первых строках медицинских рейтингов.
Владимир Шведов последние 10 лет пытается привлечь внимание районной, городской власти к проблемам своей любимой работы. Во все инстанции он отнес им сформулированные <Предложения по выходу из кризиса, сложившегося в здравоохранении города Коврова и Ковровского района из-за острого дефицита кадров - врачей анестезиологов-реаниматологов>. Реакции не дождался. А зря! Документ заслуживает внимания!
В частности, он предлагает, помимо уже упоминавшихся высоких зарплат и права на получение служебного (а в дальнейшем и собственного) жилья, страховать за счет работодателя анестезиологов от риска заражения различными болезнями, оказывать им юридическую помощь, включая оплату услуг адвокатуры при возбуждении уголовных дел, связанных с их профессиональной деятельностью, оплачивать санаторно-курортное лечение по результатам профосмотров для работающих пенсионеров ежегодно, для остальных — по показаниям.
Кому-то эти предложения покажутся претензиями на исключительное отношение. Но меня удивляет другое: о дефиците с анестезиологами знают все — и в медицинских кругах, и во властных. <Кадровый> голод в здравоохранении обсуждали и обсуждают (и еще не раз обсудят!) в Совете Федерации. А ситуация, по сути, здесь и сейчас стала критической. И <скорая помощь> не идет!
— На что надеются сильные мира сего? — вопрошал один из наших собеседников. — Неужели всерьез думают, что толстый кошелек убережет от всех бед, а если что, упаси Господь, случится, спасет? Наивные! Денег-то на препараты, может, и хватит. Но где они быстро найдут хороших специалистов, которым можно смело доверить самое ценное — жизнь?

Светлана САЛАТАЕВА

Обложка среды

"Владимирская область — одна из лидеров России по показателям детской смертности", — сообщили недавно по центральному телевидению. Этот факт озвучила министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова. Журналисты "Призыва" решили выяснить, почему в нашем регионе смерть выбирает детей.

Не нужен ни живой, ни мертвый
Оказалось, что проблема эта действительно стоит сейчас очень остро — настолько, что большинство чиновников и медиков, к которым мы обращались за комментариями, просили не называть в публикации их имен.
До недавнего времени официальные лица, говоря о младенческой смертности в регионе, утверждали, что наши цифры якобы соответствуют европейским показателям. Однако вчера на коллегии областного департамента здравоохранения были озвучены совсем другие. Для сравнения: если в Европе младенческая смертность — примерно 5 промилле на 1000 человек, то у нас только в первом квартале 2007 года младенческая смертность составляла 7,1 промилле на 1000 человек. А уже в первом квартале этого года — 10,5 промилле на 1000 человек. Цифры говорят сами за себя.
Кривая смертности резко поползла вверх после того, как стали выдавать сертификаты на "материнский капитал". Проанализировав данные, чиновники и врачи пришли к выводу, что беременеть и рожать кинулись не только здоровые и социально успешные женщины, на которых и была рассчитана программа, а женщины "неблагополучные".
— Женщине заметно за 30, она злоупотребляет алкоголем, курит, у нее огромное количество заболеваний, позади несколько абортов, и вполне понятно, что такой женщине дети в принципе не нужны. И тем не менее, она идет рожать. В личной беседе некоторые женщины откровенно говорили, что они идут рожать "за сертификат", — рассказал "Призыву" один владимирский врач.
Сергей Замковой, заместитель директора департамента здравоохранения администрации области, в одном из телеинтервью признал, что проблема носит социальный характер:
— К сожалению, стали рожать женщины, которые раньше себе позволить такого не могли, потому что состояние их здоровья не располагало к беременности и родам. Мы сейчас очень четко эту ситуацию анализируем, наметили план мероприятий. С мамами, которые теперь идут в роды, придется работать совершенно по-другому, и мы будем принимать соответствующие меры в этом направлении.
За примерами родов "по расчету" далеко ходить не нужно. Еще в феврале этого года местная пресса писала об ужасающей истории, случившейся в Покрове. У одной из "неблагополучных" женщин спустя некоторое время после родов умер ребенок. Мамашу выписали, младенца поместили в морг, где он пролежал довольно долго. Мать даже не думала хоронить своего ребенка. Он был ей не нужен ни живой, ни мертвый.
Или вот еще случай. Лена, соседка по дому — алкоголичка. У нее есть сын, 10-летний Сергей. Женщине всего 30. Она нигде не работает, ребенком не занимается. Пьет целыми днями. В прошлом году, когда стало известно о "материнском капитале", Лена быстренько "подсуетилась" и забеременела. Очень хотелось получить 250 тысяч рублей. Однако о том, что деньги даются не на руки и не сразу, женщина узнала только на 8-м месяце беременности. Новорожденную девочку Лена оставила в роддоме.

Шок — это по-нашему
Приходится признать, что система прямых выплат на ребенка оказалась весьма привлекательной для асоциальных элементов. Провозгласив приоритетность улучшения демографической ситуации, правительство постоянно индексирует выплаты на детей, увеличивает размеры единовременного пособия при рождении малыша. Кроме того, областной бюджет также поддерживает семьи с маленькими детьми.
Но если для благополучных родителей определяющим становится не материальный фактор (в успешной семье эти деньги — копейки), а сам ребенок, то для маргинальных семей дети становятся едва ли не единственным источником стабильного дохода.
— Современные диагностические возможности позволяют выявить пороки развития, не совместимые с жизнью, на ранней стадии беременности, — рассказывает специалист, имеющий дело с патологиями детей раннего периода жизни. — Но когда мы сообщаем будущим мамочкам, что их малыш умрет, не повзрослев, то не все соглашаются прервать беременность. Как ни жутко это звучит, некоторые из них преследуют вполне конкретную цель: получить хоть какую-то материальную поддержку, пока ребенок жив.

Роды — тоже ремесло
В медицинских кругах озвучивается еще одна причина увеличения деткой смертности: это неподготовленность персонала многих акушерских отделений к всплеску рождаемости.
— Роды — трудно планируемый процесс. В роддоме соблюдается правило "подводной лодки" — решения принимаются коллегиально. Поэтому в роддома, где много квалифицированных специалистов, в сложных ситуациях экстренно собирается консилиум. Но не все акушерские отделения ЦРБ могут себе это позволить, — говорит главный неонатолог Владимира Галина Кириллова.
Кроме того, в районных больницах не хватает кадров. А для тех, кто есть, роды в последние годы были большой редкостью, а при отсутствии практики навык теряется. Отсюда — врачебные ошибки. Детей стало рождаться больше, а число квалифицированных врачей осталось прежним. Из выпускников медвузов работать по специальности, педиатрами, идут единицы.
Другая причина роста младенческой смертности — снижение числа здоровых женщин. По некоторым оценкам, например, за последние несколько лет, в России в пять раз выросло число курящих женщин детородного возраста. Врачи констатируют: если мама курит, то значительно возрастает риск рождения ребенка с небольшим весом, а ведь именно эти дети чаще всего умирают.
Врач одной из больниц области с возмущением рассказывала, как мама тяжело больного малыша, помещенная вместе с ним в стационар, ушла покурить, а крохе в этот момент стало совсем плохо. Чудо, что он вообще выжил!
Знакомая медсестра из детской больницы усугубляет картинку: "Захожу в палату к грудничкам — потом жутко пахнет. Говорю — мамочки, помойтесь! Смотрят с недоумением".

Есть вариант!
Мы наступаем на те же грабли, что и многие европейские страны и бывшие советские республики несколько лет назад. Существуют разные варианты государственной поддержки семей с маленькими детьми. И один из наиболее действенных — изменение системы налоговых вычетов для работающих родителей. Эта система выгодна тем, кто стремится хорошо заработать и обеспечить свои семьи. А маргинальным семьям это будет недоступно, а потому неинтересно. Кстати, с Дмитрием Медведевым, тогда еще вице-премьером, об этом говорили журналисты в Воронеже. Он обещал, что это — очередной этап работы. Например, увеличение числа "квартирных" вычетов из налогооблагаемой базы при рождении следующего ребенка.
При желании способов стимулирования для мамы можно найти множество. Например, за беременной женщиной, вставшей на учет на раннем сроке беременности, закрепляется место в палате повышенной комфортности. Впрочем, и тут мы можем, как говорится, лоб разбить. Относят же наши медики кесарево сечение к высокотехнологичной медпомощи и "кесарят" даже без необходимости, добавляя плюсики в посылаемые отчеты.
Как ни смотри, в борьбе за детские жизни, а значит и рост населения, можно победить только всем миром.
:Дореволюционная Россия славилась семьями, богатыми детьми. Сейчас эта традиция постепенно возрождается. И вот уже <звезды> шоу-бизнеса, такие как Валерия, Алсу, подают пример своим поклонникам. Быть может, когда государственные мужи тоже перейдут от слов к делу, тогда в России, наконец, придет мода на детей.

Кстати
За прошлый год в России коэффициент младенческой смертности составил почти 10 на тысячу новорожденных. В Европе эта цифра в два раза меньше. С 1 апреля 2007-го по 1 апреля 2008-го в нашей стране родилось более двух миллионов детей. При этом умерло порядка 20 тыс. младенцев. Самая неблагоприятная ситуация, кроме нашей области, складывается в Новгородской, Иркутской, Брянской, Омской, Московской, Курской областях, республиках Карелия и Алтай. Также чрезвычайно высоким остается уровень младенческой смертности в Ямало-Ненецком автономном округе, Приморском крае, Дагестане. В среднем коэффициент смертности составил 10 на 1 тыс. новорожденных.
Интересно отметить, что в последние десять лет младенческая смертность стабильно сокращалась. Для сравнения, в 2002 году ее коэффициент составил 13,3, а уже в 2005-м — 11. В 2008 году планировалось сократить ее до 9, но, весьма вероятно, планы министерства не сбудутся. Уже сейчас показатели превышают норму почти на 1 пункт.

Мария ДОБРОВОЛЬСКАЯ,
Елизавета СЫРКИНА.