Обложка пятницы

Тернистый путь больного к доктору

Областные власти планируют лишить поликлиники жителей загородной зоны
Житель загородного района города Владимира Абрам Хасин переживает: "Я сейчас целыми днями у врачей — анализы, УЗИ много времени отнимают. Что поделаешь — возраст такой. Как пойдешь на прием, так на месяц в поликлинике осядешь. Кроме гинеколога, я, пожалуй, ко всем врачам хожу. Вот сейчас мы, старики, начинаем нервничать,
что узких специалистов у нас скоро не останется. А нам нельзя нервничать". Переживания Абрама Борисовича небезосновательны. Городская поликлиника, которая много лет обслуживала население загородной зоны, — под угрозой закрытия. Дело в том, что территориально она находится в областной клинической больнице (расположена на первом этаже кардиологического отделения ОКБ), и в принципе областные власти имеют право забрать это помещение у города.

Помощь по месту жительства
Загородная зона всегда была проблемной в плане медицинского обслуживания. Когда-то часть ее относилась к Владимиру, часть — к Суздальскому району. Поэтому разделить медпомощь территориально было очень сложно. Здесь существовала своя небольшая амбулатория, где оказывалась терапевтическая и педиатрическая помощь.
В конце 80-х годов прошлого века, с образованием второй областной больницы на Судогодском шоссе, на ее площадях открылась так называемая приписная поликлиника. Здесь обслуживались партактив и население, фактически проживающее в загородном районе, а административно относящееся к Суздальскому району и частично — к Владимиру. Принятие этого решения было весьма целесообразным. Имея в загородной зоне большой больничный корпус, неразумно отправлять местное население за медицинской помощью в Боголюбово.
В 1994 году первая и вторая областная больницы слились в областную клиническую больницу. Но приписная поликлиника так и осталась на ее территории — здесь были открыты терапевтические участки, работали узкие специалисты. Все сельское и городское население обращалось именно сюда. Оказывалась также доврачебная помощь — для этого имелись ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты) в Коммунаре, Заклязьменском, Луневе, Шепелеве, Уварове. Они относились к ОКБ.

Что важнее — нормативы или человек?
Несколько лет назад все населенные пункты загородной зоны получили иной административный статус. Теперь это район города Владимира. Доврачебная помощь — ФАПы — стали относиться к автоприборовской больнице. А врачебная помощь так и осталась в приписной поликлинике. Пока.
Беспокойство местных жителей насчет закрытия этого медучреждения имеет основания. Есть, по крайней мере, две причины, по которым городскую поликлинику в Загородном, действительно, могут закрыть.
Причина первая.
В здравоохранении существуют определенные нормативы, в которые нужно вписаться, чтобы иметь на обслуживаемом участке нужное количество терапевтов и узких специалистов. На каждую единицу медицинского персонала должно приходиться определенное количество пациентов. Если говорить о городской поликлинике в загородной зоне, получается такая картина. Участковые терапевты по количеству пациентов в нормы вписываются, а вот узкие специалисты нет. То есть врач-невропатолог не добирает до ставки, та же история с врачом ЛОРом и окулистом. Вот как объясняет эту ситуацию бывший главный врач ОКБ Александр Кирюхин.
— Если не будет полноценной ставки, то и узкого специалиста, как физического лица, не будет. Поэтому врачи в поликлинике работали на ставку, несмотря на то, что по нормативам у них пациентов было чуть меньше. Если следовать нормативам, мы тем самым ухудшим медицинскую помощь, сделаем ее менее доступной для людей. Право главного врача — держать нужное количество персонала. Мы должны понимать, что при любом решении, которое мы принимаем, при любых реформах социальные условия не должны ухудшаться. Какой тогда смысл проводить реформирование, если люди от этого начинают страдать.
Мы считали необходимым сохранять медицинскую помощь, оказывать ее в условиях областной клинической больницы. Мы получали деньги по тарифам в ОМС, и в плане организации оказания медицинской помощи никаких проблем никогда не возникало. Да и в целом на работе областной больницы это не сказывалось. Но для людей это очень удобно — когда помощь максимально приближена.
Причина вторая.
Как уже было сказано, поликлиника, обслуживающая население загородной зоны, работает на площадях областной клинической больницы. И область в любой момент может сказать пациентам: платите за медицинские услуги, вы не наши.
Уже сейчас идет сокращение узких специалистов. Вот-вот начнутся проблемы с консультативной помощью. Председатель местного КТОСа Наталья Зуева — в курсе всех проблем. Она жительница поселка Коммунар.
— С участковыми в поликлинике проблем нет. Пока есть ежедневный прием у окулиста, уролога, гинеколога, невропатолога. Работает процедурный кабинет. А вот хирург и травматолог принимают только два раза в неделю, трудно попасть к кардиологу, ЛОРу. Нет эндокринолога — а все диабетики должны пройти через этого врача, чтобы выписать лекарства. Трудно представить, что будет, если поликлинику переведут в город. Бабушки в город ездить за помощью не будут. Они просто потихоньку будут умирать.

Крутые виражи для пациентов
Что произойдет, если поликлинику на территории загородной больницы действительно закроют?
По мнению Александра Кирюхина, есть несколько вариантов развития событий.
Например, все население загородной зоны передадут городу. Какая-то поликлиника (было мнение, что автоприборовская) возьмет на себя их медицинское обслуживание. Тогда к узким специалистам придется ездить за тридевять земель, с пересадками. А если доврачебную помощь при этом оставят в Заклязьменском ФАПе, тогда путь больного до врача будет совсем тернист — едешь в Заклязьменский, попадаешь на прием к терапевту, он выписывает направление к узкому специалисту, едешь за консультативной помощью в автоприборовскую поликлинику, попутно сдаешь всевозможные анализы, потом опять возвращаешься за рецептом, больничным и т.д.
В общем, вариантов может быть много, но любой из них абсолютно неудобен для человека. Чтобы проделать такой путь, надо обладать недюжинным здоровьем, крепкими нервами и свободным временем.
Житель поселка Заклязьменский, пенсионер Виктор Варганов, так рассуждает: "К узким специалистам нужно не один раз съездить. А куда нам, старикам, ездить? Мы же больные все, инвалиды — из поликлиники не выходим практически. Мы привязаны к ней. Эти постоянные передряги между городом и областью уже надоели, люди ведь страдают. Нет, в город мы ездить не будем. У нас один путь — в Улыбышево".
Получается, что люди, которые в течение многих лет получали помощь рядом с домом, теперь будут этой помощи лишены.
Есть и другой вариант. Больные пойдут в областную поликлинику на Судогодском шоссе, но будут за все платить деньги — пару раз съездив в поликлинику в городе, человек сделает вывод, что ему легче заплатить, а не мотаться больному на автобусе туда-сюда.

10 тысяч не сбросишь со счетов
Загородная зона сегодня — это достаточно густо заселенный район, чтобы просто так взять и отмахнуться от его жителей. Поселки Коммунар, Заклязьменский, населенные пункты — Ладога, Шепелево, Вилки, Никулино, Злобино, Абакумово, Шерманиха, Уварово, Бухолово: народу набирается около 10 тысяч. Плюс летом появляются дачники. Их ведь тоже нельзя оставлять без медицинской помощи.
Район развивающийся — по генеральному плану города здесь ожидается большая застройка. К тому же сильно удален от города — связь с миром осуществляется только через мост. Своя поликлиника жизненно необходима.

Народ должен знать
Как депутат Законодательного Собрания области, Александр Кирюхин ищет пути выхода из этой ситуации.
— Нужно максимально оставлять все здесь, в составе поликлиники. Конечно, возникнет ряд организационных моментов. Однако их нужно решать, не трогая при этом население, не заставляя его страдать. Одновременно с этим нужно форсировать строительство в ближайшее время поликлиники, выделив ее филиалом. Перспективы роста населения в районе большие — здесь со временем разовьется большой филиал.
Власть не должна будоражить народ авторитарными решениями.
Вспомните проблему с переносом противотуберкулезного диспансера на территорию загородной больницы — насколько остро было недовольство людей! Теперь вновь поднимаем очередную волну.
Почему-то у нас принято все жизненно важные вещи делать скрыто. А пора бы привыкнуть к тому, что и само здравоохранение, и руководство здравоохранением должны находиться под неусыпным общественным контролем. Ведь здравоохранение у нас не частное, оно существует на деньги налогоплательщиков. Нельзя обманывать человека, который тебе платит деньги. Кстати, и законами, и нормативами предусмотрено, что в таких случаях непременно должен быть общественный контроль. Но у нас это как-то не принято. Все происходит за закрытыми дверями.

А был ли генеральный план?
По мнению начальника городского управления здравоохранения Владимира Савинова, до решения обозначенной проблемы у города пока не доходят руки. Естественно — дел и без этого много: надо достроить перинатальный и кардиологический центры, есть и другие прорехи в городском здравоохранении, которые неплохо бы залатать. "Конечно, мы хотели бы, чтобы городская поликлиника в загородной больнице работала и дальше, но это не от нас зависит", — сказал начальник горздравотдела.
Александр Кирюхин считает, что оказание медицинской помощи — это задача государственной власти, а не конкретного человека. Если город присоединил население загородной зоны, значит, он должен подумать, где это население будет получать медицинскую помощь.
"Город должен выступить с инициативой перед областными властями, чтобы удерживать поликлинику до завершения строительства нового учреждения, если таковое планируется. Помнится, генеральный план развития города предусматривал строительство. Но планов очень много, и не всегда они реализуются. Население района растет, а медицинская помощь не развивается. Новая поликлиника нужна в любом случае. Эти вопросы нужно прорабатывать гласно, с привлечением депутатов городского и областного уровней, а также КТОСов — это ведь орган общественного самоуправления".

Ирина БЕНЬКОВСКАЯ
Фото автора

Похоже, что город все-таки взял на себя ответственность перед населением присоединенной территории. По словам заместителя главы города Владимира, начальника городского управления архитектуры и строительства Владимира Немкова, генеральный план развития города предусматривает расширение жилой зоны в поселке Коммунар. Следующий этап — подготовка конкретного проекта планировки поселка Коммунар. Проект уже готов и даже рассмотрен частным инвестором. Его окончательное утверждение состоится к концу этого года. По проекту в Коммунаре, кроме жилых домов, будет начато строительство новой школы, детского сада и городской поликлиники. Но это — довольно отдаленная перспектива. А людям надо жить здесь и сейчас.

Обложка пятницы

Тема охраны культурного наследия областного центра получила на этой неделе весьма неожиданное развитие. Проблемы Зала классической музыки, известного среди архитекторов и реставраторов как дом купца Куликова, оказались в центре пристального внимания сразу двух компетентных органов — областного градостроительного совета и областной межведомственной комиссии. Как выяснил обозреватель "Призыва", памятник архитектуры XIX века, используемый сегодня как здание общественного назначения, введен в эксплуатацию при отсутствии акта госприемки помещений.

На реставрацию дома купца Куликова (инв. №1700064000, категория охраны М-447/8) уже потрачено 15,638 млн рублей. В текущем году будут освоены еще 3,066 млн рублей. Свой миллион получила и проектная организация. Тем не менее здание вызывает серьезные нарекания пользователя и пожарных. Зал классической музыки медленно, но неуклонно разрушается: протекают как новая кровля основного корпуса, так и износившиеся за 20 лет кровли пристроек, причем вода просачивается уже до 1-го этажа, подтоплены подвалы, а противопожарная безопасность не отвечает современным, многократно ужесточившимся нормам.
До обеда в среду судьбу здания решал областной градостроительный совет во главе с директором департамента строительства и архитектуры Сергеем Боковым. Директор проектной организации "Владпромстрой-проект" Юрий Кирпичев представил свое видение сложившейся ситуации и пути выхода из нее, и.о. директора Госцентра по учету и использованию памятников, являющегося балансодержателем здания, Валерий Думов — свое, пользователь, директор Центра хоровой музыки Эдуард Маркин — свое. Все эти мнения заметно отличались друг от друга.
— С октября в здании не ведется никаких работ, — пояснил положение дел членам совета Эдуард Маркин. — У такого уникального объекта явно не тот заказчик и не тот подрядчик. Делом нужно заниматься серьезно. Самое лучшее здание от Золотых ворот до ул. Гагарина нужно вычистить, сделав косметический ремонт фасада. Центр хоровой музыки категорически не согласен с предлагаемым проектом реставрации и разработанными компенсационными мерами. Кроме того, мы хотели бы улучшить вентиляцию, акустику зала и включить в проект раздел по организации летнего театра симфонической музыки во внутреннем дворике здания.
Ознакомившись с проектом, члены градостроительного совета поддержали Эдуарда Маркина. Архитектор, преподаватель ВлГУ Римма Коноплева предложила дать поручение заказчику изучить предложение по использованию внутреннего дворика под летний театр с увязкой пожарных выходов. Директор ГУП "Областное проектно-изыскательское архитектурно-планировочное бюро" Наталья Богатырева указала на отсутствие специализированной — технологической и архитектурной — проработки проекта.
— Использование гипсокартона для отделки стен такого здания — временное решение, — высказался председатель Союза архитекторов области Владимир Пичугин. — Оно провоцирует развитие грибка. Нужно продолжить проектировочные работы, включив в них восстановление интерьеров помещений и расчет акустики.
Еще более любопытное заявление сделала архитектор Ольга Пащенко. Она сообщила, что объект "изначально попал не в ту организацию". Теоретически им должно было заниматься лицензированное проектное бюро, располагающее квалифицированными архитекторами-реставраторами, однако на практике получилось иначе.
— Эдуард Митрофанович прав: работы велись не на научной основе, — подчеркнула она. — Необходимо усилить проектную группу архитекторами-реставраторами.
Яркую деталь к картине несуразиц, связанных с реставрацией дома купца Куликова, добавил руководитель инспекции по охране культурного наследия области Виктор Нефедов. По его словам, экспертиза проекта все же состоялась, но заключение было "неположительным" и насчитывало 60 (!) грубейших недочетов.
В итоге областной градостроительный совет пришел к выводу, что существующий проект нужно доработать и, получив положительное заключение госэкспертизы, направить в департамент по культуре.
В послеобеденное время того же дня на объект выехала областная межведомственная комиссия, созданная по предписанию областной прокуратуры, во главе с заместителем директора департамента по культуре Аллой Алексеевой. Представители проектной организации, департамента имущественных и земельных отношений, Госцентра по учету и использованию памятников истории и культуры, инспекции по охране объектов культурного наследия, Госстройнадзора и, самое главное, ОГПН по Октябрьскому району г. Владимира незамедлительно приступили к изучению пожарной безопасности Зала классической музыки.
Заслуженный деятель искусств, народный артист России, почетный гражданин Владимира Эдуард Маркин как рачительный хозяин демонстрировал гостям особенности планировки здания и его неважную сохранность, вызывающую нешуточные опасения. Главный дирижер и художественный руководитель Владимирского губернаторского симфонического оркестра Артем Маркин убеждал СМИ, что все проблемы с перепланировкой помещений оркестра под эвакуационные пути реально устранимы.
Старший инспектор ОГПН по Октябрьскому району Алексей Шацких действительно заверил обозревателя "Призыва", что Зал классической музыки из-за отсутствия пяти эвакуационных выходов, автоматической пожарной сигнализации и аварийного освещения все же не закроют.
— Каждый из членов комиссии, ознакомившись с проектом и планировкой здания, сделает собственные выводы и изложит их в своем заключении, — уточнил он. — Мы постараемся найти оптимальные способы устранения существующих недостатков.
Эту информацию подтвердила и председатель межведомственной комиссии Алла Алексеева.
— Наша цель — установить состояние здания, которое используется для массового пребывания людей, — прокомментировала она. — 25 июня комиссия подведет итоги своей работы и передаст свое заключение руководству области.

Ольга РОМАНОВА
Фото автора

Обложка пятницы

По сложившейся традиции, текстильным краем называют соседнюю Ивановскую область, но и в нашем регионе прядильные и текстильные предприятия с давних пор играли немалую роль в экономике. Собственно, Иваново — это бывший город Шуйского уезда прежней Владимирской губернии, поэтому мы с полным основанием можем называть себя частью текстильного края.
Значительная часть текстильных предприятий области была в свое время сосредоточена в Камешковском районе. Даже на камешковском гербе помещено стилизованное изображение ткацкой фабрики. К началу 1990-х годов город Камешково являлся центром своего рода текстильного "куста" губернии. Крупнейшая камешковская прядильно-ткацкая фабрика имени Свердлова производила хлопчатобумажную нить, которой снабжала семь более мелких текстильных фабрик своего района — в поселках имени Карла Маркса, Максима Горького, Кирова, Красина, Фрунзе, Карла Либкнехта (Сергеиха) и Новая Заря. Все эти предприятия были выстроены на рубеже XIX-XX веков местными купцами. Самые известные из них — создатели камешковской фабрики и "отцы-основатели" города Камешково братья Дербеневы, выходцы из государственных "экономических" крестьян.

Кстати, другая крупная дербеневская фабрика находилась как раз в столице текстильного края — Иваново-Вознесенске, причем Павел Дербенев в начале 1900-х даже был избран ивановским мэром. В советское время все эти предприятия были национализированы и продолжали работать. Стоит отметить, что сырьем до революции и после нее был привозной узбекский хлопок.
К началу рыночных реформ в текстильной отрасли Камешковского района было занято около 10 тысяч человек — более половины всего трудоспособного населения. Текстильным фабрикам принадлежала большая часть жилого фонда района и местной инфраструктуры, а также детские сады и клубы. С распадом СССР прежние хозяйственные связи оказались разрушены. Тот же хлопок из Узбекистана попадал в нашу область порой через: Польшу и Финляндию! Такие причудливые "изгибы" маршрута транспортировки не могли не сказаться и на себестоимости продукции текстильщиков, реализация которой стала резко падать. Фабрики начали закрываться одна за другой, людям месяцами не выдавалась и без того все более обесценившаяся зарплата, народ из текстильной отрасли побежал. Полученные акции своих предприятий текстильщики продавали за бесценок, собственники фабрик, как правило, часто менялись.
Наиболее кризисными для текстильных предприятий Камешковского района оказались 1997-2000 годы. Хотя всю "социалку" фабрики тогда и передали муниципалитету, от этого их положение существенно не улучшилось. Только к 2002 году началось некоторое оживление — фабрики стали получать госзаказ на марлю, принялись успешно работать на "оборонку". Некоторые начали заниматься выпуском непрофильной продукции широкого потребления — рабочих перчаток и спецодежды, например. На рынке остались наиболее предприимчивые и самые "живучие".
Легче остальных, пожалуй, трудные времена пережили на ткацкой фабрике "Медтекс" в поселке Карла Маркса. Чехарды со сменой хозяев там не было, курс на развитие предприятия руководством и собственником проводился грамотно и последовательно. Если, к примеру, в 2006 году объем производства хлопчатобумажных тканей на "Медтексе" составил 57 млн рублей, то уже в 2007-м — 70,7 миллиона. А в 2008 году только за первый квартал там выпустили тканей на 38,8 млн рублей — почти в два с половиной раза больше, чем за соответствующий период прошлого года!
Не столь впечатляющая, но, тем не менее, устойчивая положительная динамика наблюдается и на предприятии ВООИ "Чернобылец" (бывший "Сергеихинский текстиль") в поселке Сергеиха. В прошлом году там произведено хлопчатобумажных тканей на 49 млн рублей — на 3 миллиона больше, чем в 2006-м. За первый квартал 2008 года выработка сергеихинских текстильщиков уже составила 14,7 млн рублей — на 2,4 миллиона больше, чем за первый квартал 2007-го.
Однако выжить удалось далеко не всем. Фактически прекратили существование фабрики в поселках Новая Заря, имени Красина и имени Фрунзе — более трети от существовавших ранее предприятий камешковского текстильного "куста".
Долгое время лихорадило флагман отрасли — бывшую фабрику имени Свердлова в Камешкове. После смены нескольких собственников предприятие было приобретено компанией"Детская одежда". Руководство фирмы сделало свой новый камешковский филиал сырьевой базой, наладив здесь производство полиэфирного волокна — полиэстера, который очень прочен, хорошо закрепляет форму при нагревании. Тот факт, что у цепочки "сырье-ткань-готовое изделие" (конечным продуктом сети предприятий данного ООО является готовая одежда) единый собственник, позволяет добиваться существенного снижения цены. Если в худшие времена на градообразующей камешковской фабрике оставалось лишь 400-500 рабочих мест, то теперь там занято более 1000 человек. Камешковцы рады возможности трудиться, долгожданной стабильности на предприятии. У многих из них производственный стаж по 15-20 лет. Для них фабрика — не просто место работы. С ней связаны их молодость, их судьба.
Однако теперь рядом с коренными камешковцами трудятся и иностранцы — китайцы и узбеки. Если специалисты из Поднебесной прибыли для наладки нового оборудования китайского производства, то гости из далекого Узбекистана — "классические" гастарбайтеры. Для их проживания под общежитие переоборудован бывший административный корпус фабрики в центре Камешкова. Все иностранцы официально зарегистрированы, ведут себя пристойно, и у местных властей никаких претензий к ним нет.
Сам факт привлечения иностранной рабочей силы — яркое свидетельство того, что текстильщиков сегодня в Камешковском районе хронически не хватает. Примерно четыре десятка приезжих из Узбекистана уже заняты и на фабрике в поселке имени Максима Горького.
Всего же на фабриках района сегодня трудится около 4000 человек — 40 % от прежней численности. Причем проблему нехватки кадров усугубляет их стремительное старение — к ткацким станкам встают люди, которым уже за пятьдесят. А молодежь на фабрики идет плохо.
С одной стороны — не устраивают заработки, хотя на ряде предприятий средняя зарплата "подтянулась" до 8 тысяч рублей (по ряду специальностей платят гораздо меньше). Во многом низкая зарплата — следствие эксплуатации старого оборудования, на котором просто технически невозможно сколько-нибудь существенно повысить производительность труда. Чтобы коренным образом изменить ситуацию, нужны значительные инвестиции в техперевооружение предприятий, а этого большинство собственников пока не могут себе позволить. Или же не хотят рисковать своими капиталами, "выжимая" все, что можно, из выработавшего ресурс оборудования.
А с другой стороны — на фабриках в основном требуются квалифицированные рабочие, готовить же последних просто некому. Если прежде профтехучилище в Камешкове (созданное когда-то при местной фабрике в качестве ФЗУ) вело обучение по целому ряду профессий текстильного профиля, то теперь молодежь обучают чему угодно, только не традиционным для данной территории специальностям. Еще несколько лет, и кадровая проблема для текстильных фабрик может обернуться настоящей катастрофой. Или же весь район узбеками заселять?
В последнее время между фабриками района идет настоящая "холодная война" за кадры. Ее следствием является медленный, но постоянный рост зарплаты, хотя рабочим порой больше обещают, чем действительно дают. Ситуация порой выглядит весьма курьезно. Поутру, к примеру, в тот же поселок имени Карла Маркса приезжает автобус с камешковской фабрики, чтобы забрать своих местных сотрудников, а в это же время другой автобус из того же поселка едет в Камешково за рабочими, проживающими в райцентре:
Однако, как бы то ни было, уцелевшие пять предприятий текстильной промышленности и сегодня дают примерно 40 % всех налоговых отчислений в бюджеты всех уровней по Камешковскому району в целом, оставаясь основой местной экономики. Фабрики работают, благодаря чему жизнь в Камешковском районе понемногу налаживается.
— Хотелось бы сказать добрые слова в адрес генерального директора ООО "Детская одежда" Александра Щавлева, — сказал в этой связи глава Камешковского райна Владимир Сомов. — Сегодня на крупнейшем в Камешкове предприятии создаются новые рабочие места — это очень отрадно. Без перебоев работает фабрика "Медтекс", где сложился стабильный коллектив. Проводит модернизацию оборудования прядильно-ткацкая фабрика "Ткачество" в поселке имени Горького, пережила сложные времена и начала неплохо работать фабрика ООО "Лимон" в поселке имени Кирова. Что бы ни случилось — камешковский текстиль нельзя сбрасывать со счетов. Текстильная промышленность обязательно должна быть в нашем районе!

Николай Фролов