Конференция. Медиков надо подковать юридически

На международной медицинской конференции обсудили правовые и законодательные вопросы
Сегодня многие врачи получают второе высшее образование — юридическое. По подсчетам профессора, члена-корреспондента РАМН, президента национальной ассоциации медицинского права Юрия Сергеева, в России медиков-юристов уже более тысячи.
Юрий Дмитриевич считает, что такое положение вещей обусловлено временем: нужно повышать правовую культуру работников здравоохранения, преодолевать <правовой нигилизм> и улучшать качество оказания медицинской помощи пациентам.

Как наказывают за врачебную ошибку?
Регулирование отношений врача и пациента, правовые вопросы, касающиеся здравоохранения, в течение двух дней обсуждались на международной научно-практической конференции в Суздале.
— Сегодня от врачебных ошибок в мире погибает больше людей, чем от всех убийств, самоубийств и, может быть, даже дорожно-транспортных происшествий, вместе взятых, — говорит Юрий Сергеев. — Сейчас никто не ведет статистику, сколько уголовных дел возбуждается против врачей, но в советские времена таких дел было до тысячи в год.
Расследовать <дела врачей> очень сложно. Судебная система не подготовлена. А максимальное наказание, которое предусмотрено законодательством за врачебную ошибку, — до 3-х лет лишения свободы.
— Органы юстиции считают, что это небольшое преступление. Они просто механически не выделяют эту важнейшую сферу, понимаете? — объясняет Юрий Дмитриевич.

Каков статус эмбриона?
Насколько несовершенно законодательство в области медицины, видно и на другом примере. Сейчас в России все большей популярностью пользуются технологии, позволяющие получить детей из пробирки. В год проводится до 27 тысяч операций по искусственному оплодотворению. И при всем при этом, по словам исполнительного директора благотворительного фонда <Формула рождения> Николая Дергачева, еще не определен даже статус эмбриона.
— Есть только одно упоминание в федеральном законе. В законе о трансплантации органов, где перечисляются все органы человека, говорится, что эмбрион — это также человеческий орган. Но, согласно существующей юридической концепции, органы у нас не подпадают под оборот вещного права. Их нельзя купить или продать. Но что в таком случае делать с эмбрионами?
Николай описывает типичную ситуацию. Супружеская пара оставила на годовое хранение одной из клиник свои эмбрионы. Заключила договор, заплатила деньги. Проходит полтора года, пара не появляется. Возникает проблема: как поступить с эмбрионами? Некоторые директора клиник просто-напросто их выкидывают: договор ведь закончился. Однако, с другой стороны, встает морально-этический вопрос: если эмбрион определяется современным законодательством как человеческий орган, то можно ли его просто взять и выбросить? В то же время в законе ничего не говорится о том, могут ли медики использовать в своей работе эти оставшиеся эмбрионы?
— Если научились замораживать сердце как орган трансплантации, его в голову не придет никому выкинуть, потому что есть моральные вещи. А эмбрион, получается, можно выбросить. Эти вопросы нужно отрегулировать, — резюмирует исполнительный директор благотворительного фонда.
Еще один нюанс. В США известен случай, когда супруги делили эмбрион. Поскольку процедура достаточно длительная, они успели развестись к моменту получения эмбрионов. И жена подала в суд на их раздел. Американский суд принял решение о том, что эмбрион поделить нельзя, поскольку это не является частью наследства.
— Все-таки это не совсем имущество в полном смысле слова, но тем не менее, некоторые <вещные права> (то есть права на вещи) должны присутствовать и в отношении эмбрионов. Представьте себе, если кто-то вдруг заберется в хранилище эмбрионов и заберет их. По нашему уголовному законодательству, это не будет считаться кражей, потому что под кражей подразумевается тайное завладение чужим имуществом. А здесь получается — тайна есть, завладение есть, но нету имущества, — поясняет Николай Дергачев. — Одним словом, очень много вещей, которые нужно увязать не только с вопросами этики, но и с вопросами реально существующего права. Прежде всего, важно отрегулировать гражданско-правовые отношения: права клиник на генетический материал и права генетических родителей на этот материал.

От слов — к делу
На конференции состоялась презентация законопроекта, связанного с искусственным оплодотворением. Помимо этого проекта, медики внесли еще несколько предложений. В частности, говорилось о необходимости принятия закона о страховании профессиональной ответственности медиков.
— В тех случаях, когда врач действовал правильно, но в силу определенных объективных причин наступили неблагоприятные последствия для пациента, пациент должен получить материальное возмещение, — сказал Юрий Сергеев.
Цели обозначены. Теперь главная задача — добиться принятия предложенных законопроектов на федеральном уровне.

Анастасия ВРАНЦЕВА