Обложка четверга

Любите ли вы Доронину? Не торопитесь с ответом. Крупные, неповторимые художники, яркие личности очень часто вызывают такой вопрос. Только посредственность может устраивать всех. Личность и творчество Татьяны Дорониной как минимум неординарны. Всё, что она делает на сцене, на экране
и эстраде, неожиданно, своеобразно, оно властно покоряет одних и не принимается другими. У неё своё направление в искусстве, свои взгляды на жизнь. В этом я смог убедиться, побывав в её кабинете художественного руководителя МХАТ им.Горького совсем недавно.

— Татьяна Васильевна, с чего начинается контакт актёра с залом, как актриса ищет путь к сердцу зрителя?
— Мой педагог в школе-студии МХАТа Б.И.Вершилов часто говорил, что красоваться на сцене — безнравственно. Сцена — это место борьбы с бездуховностью и нищетой воображения. Однажды он выгнал меня из аудитории за то, что я позволила себе не выступить на концерте, так как мне не понравилась публика.
Я долго плакала в коридоре, теряясь от стыда и страха. Потом подошла в Вершилову и сказала: публика ничего не хотела слушать. На это он ответил: за два года учёбы вы не поняли главного — всякая аудитория желанна для актёра. Ваше дело — просвещать и приобщать к теме, а не думать, сколько аплодисментов вы получите.
Это был урок для меня на всю жизнь. Я могу смело сказать, что не боюсь никакой аудитории, и чем она труднее — тем радостнее потом, когда удаётся преодолеть эту — трудно, плохо слушающую тебя — аудиторию.
— Говорят, человеческий характер закладывается в детстве, а потом со временем претерпевает незначительные изменения. Что вы можете сказать о своём характере?
— Во всяком случае, характер у меня есть. Это уже немало. А хорош он или плох — это зависит от отношения ко мне. Я понимаю, что это по-женски, но иначе сказать не могу.
— Что было случайным, а что — закономерным в вашей судьбе?
— То, что казалось случайным, было закономерным. Мой уход из МХАТа много лет назад, как и возвращение в него через несколько лет — это закономерно. Случайностью был для меня кинематограф. Я не сетую, просто констатирую.
— Трудно согласиться с этим. Как не вспомнить ваши великолепные работы в фильмах "Старшая сестра", "Три тополя на Плющихе", "Ещё раз про любовь"… Вы ведь трижды становились "лучшей кинозвездой страны".
— Во-первых, я не "звезда", а актриса. "Звезда" — это что-то временное, это красивое сияние, оно, как правило, уходит с молодостью. А моя профессия — она со мной, и для меня не существует проблемы переходного возраста.
— Чего вы боялись в далеком детстве?
— Очень многого. У меня было голодное военное детство. Боялась бомбёжек. Боялась, что отца убьют. Отец воевал на фронте простым солдатом. Мама шила военные шинели, работала на износ — зарабатывала мало.
— А чего вы боитесь сейчас?
— Того, что грядущие выборы будут столь же "демократичными", столь же насильственными — с зомбированием народа и т.д. Боюсь разграбления народа, уничтожения родной культуры, родного языка, православной веры…
— Каков в вашем представлении романтизм в отношениях мужчины и женщины?
— Великие поэты в веках определили его словом "любовь". То, что сейчас компрометируется.
Для многих слово "любовь" становится смешным, поскольку оно противостоит короткому слову "секс".
Романтизм — это единство физического и духовного начал. Только одно физическое состояние приводит к животности и быстрой смене партнёров.
— Где вы себя более ощущаете женщиной с большой буквы — на сцене или в жизни?
— Я не знаю, что такое "женщина с большой буквы". Я знаю просто понятие — женщина. Это великолепно. Но ныне оно исчезает. Во что превращают современных девочек? Почти все телевизионные каналы показывают откровенный секс и насилие, убеждая девочек, что постель — их единственное предназначение.
— Рассматривая в фойе репертуар руководимого вами театра, я заметил, что вы верны одной из мхатовских традиций — классике.
— Да, классика — это поистине на все времена. "Лес" Островского сегодня, как мне кажется, весьма актуален, когда вокруг — дремучий эгоизм, похотливость, расточительство, безалаберность… Мне кажется, что тема "Леса" перекликается с чеховским "Вишневым садом". В обеих пьесах звучит: уничтожать красоту земли — преступно.
— В спектаклях вашего театра, поставленных по произведениям классиков, чувствуется бережное, уважительное отношение к первоисточнику.
— Спасибо за добрые слова. Да, мы не потрошим, не адаптируем, не переставляем сцены, ничего не выбрасываем из пьесы. Приспосабливать великую литературу к решению злободневных задач, выламывая ей руки, — это, с моей точки зрения, режиссёрская бестактность.
Через классику можно и нужно раскрывать те мысли, которые нам сегодня близки, интерпретировать характеры, соотнося их с нашим временем, но не искажая при этом автора. Так подходил к постановке классики Георгий Александрович Товстоногов…
— Уход от него из БДТ много лет назад — ваша ошибка?
— Безусловно. Нельзя было предавать режиссёра, который выстраивал на меня репертуар. У меня в тот период была достаточно сложная личная ситуация. И личные интересы я поставила выше профессиональных. Этого делать было нельзя.
— Татьяна Васильевна, не секрет, что многие театральном мире вас, мягко говоря, недолюбливают. У вас много друзей?
— В том возрасте, в котором я нахожусь сейчас, мне это, слава Богу, безразлично. Когда меня избрали худруком театра, я поняла относительность дружбы. Конечно, это было сильным эмоциональным ударом. Но я это пережила.
Вообще необходимо знать одну вещь: твоя бесконечность в пространстве должна быть улучшена в следующем твоём превращении. И в твоих силах это либо улучшить, либо низвергнуть в какую-то чёрную бездну, в ад.
— В вашем доме есть такое место, где вы отдыхаете душой?
— У меня живут бабушкины иконы, которые мне передала мама. Это и есть то самое, что нужно в доме.
— Любите ли вы выходить в свет?
— Не люблю ходить на то, что называется тусовками. Они для людей, которые полны жаждой суетного общения, либо поисков партнеров, либо спонсоров… Мне это неинтересно.
— Тем не менее в гости к друзьям, наверное, ходите?
— Очень редко, потому что в этот период нашей "демократической" жизни всяческие хождения и даже семейные приёмы для многих прекратились. Время не способствует единению. Возможности у людей совсем другие, чем были ранее, и открытость у людей совсем другая — она сродни закрытости.
— С каким настроением вы обычно встаёте?
— Это зависит от того, какой спектакль буду играть вечером либо на какую репетицию иду, как подготовлена к ней.
Если накануне удалось найти что-то интересное, новое, то на репетицию иду с радостью.
— Так было в молодости или всегда?
— Молодость… Она весьма относительна. Существует основа внутри человека, которая позволяет не замечать лет. Возраст замечаешь, лишь когда в зеркале видишь своё лицо и удивляешься, что оно изменилось.
А всё, что касается внутренней сущности, не меняется.
— Вопрос, Татьяна Васильевна, стар как мир, но задать его хочется — ваше представление о счастье?
— Ощущение себя человеком. Ни под кого не подлаживаться — будь то журналист или твоё начальство. Потому что иначе можно скатиться по этой горке до состояния маленького человека, существующего только физически.
С этим нельзя выходить на сцену. Сохранение лучшего в себе и желание не пасть, не скомпрометировать своё дело — показатель того, что ты на что-то еще годишься.
— У вас есть в жизни свой девиз?
— Есть своя молитва…
— Какой стиль в одежде вы любите?
— Классический. Мне нравится, когда одежда соответствует возрасту, времени года. Самое главное — не гнаться за тем, что определяется словом "мода". Нужно носить то, что тебе идёт, в чем тебе комфортно.
— Есть ли у вас что-то такое, что вы хотели бы изменить в себе?
— Да нет, мне вполне достаточно сохранить то лучшее, что заложено отцом и матерью.

…После беседы я выхожу из театра. Истинный храм искусства, при входе в который вы мгновенно отделяетесь от земли, освобождаетесь от житейских отношений, — лучше Белинского свои ощущения не передать…

Текст и фото: Михаил КОСТАКОВ.
Москва-Владимир.

Личное дело

Татьяна Васильевна Доронина родилась 12 сентября 1933 года в Ленинграде. В 1956 году по окончании Школы-студии МХАТ стала актрисой Волгоградского театра, затем — Театра им. Ленинского комсомола в Ленинграде. В 1959 — 1966 годах — актриса Ленинградского Большого драматического театра им.Горького, затем — актриса театра им. Маяковского, с 1983 года — актриса, а с 1986 года — художественный руководитель, директор МХАТ им. Горького. По итогам опроса журнала "Советский экран" признана лучшей актрисой 1967 года (Надя в фильме "Старшая сестра"), 1968 года (Нюра в ленте "Три тополя на Плющихе"; Наташа в фильме "Еще раз про любовь"), 1973 года ("Мачеха").
Народная артистка СССР (1981). Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации "Призы за актерскую работу" за 1970 год.
Много и успешно снимаясь в кино, Доронина запомнилась советским зрителям по лентам "Первый эшелон", "Шли солдаты", "Горизонт", "Непридуманная история", "Очарованный странник", "Перекличка", "Рабочий поселок", "Старшая сестра", "Еще раз про любовь", "Мальчишки", "Чудный характер", "Волшебная сила искусства", "Здравствуй и прощай", "Мачеха", "Какая у вас улыбка", "На ясный огонь", "Три тополя на Плющихе", "Валентин и Валентина" и многим другим…

Обложка четверга

Диана Гурцкая: Музыка — мои глаза

Её открыл Игорь Николаев. После конкурса "Москва-Ялта-транзит", на котором Диана получила специальный приз жюри, он написал
для неё песню "Волшебное стекло", которая стала её визитной карточкой.

Волшебное стекло
"Волшебное стекло моей души — я сквозь него смотрю на этот мир", — эти строчки из вышеупомянутой песни для Дианы Гурцкой — не просто поэтическая метафора. Она на самом деле видит мир сквозь своё волшебное стекло и при этом удивительно чувствует всё, происходящее вокруг, так, как нам и не снилось.
И, если нужно, проявляет удивительную твёрдость характера, довольно неожиданную для столь внешне хрупкой девушки. Но вряд ли она, не обладая этой твёрдостью, силой воли и упорством, смогла бы осуществить свою почти несбыточную детскую мечту — стать певицей.

Я всегда мечтала о сцене
— Диана, вы вот уже несколько лет успешно выступаете, ваши песни люди знают наизусть. Сбылось всё, о чём вы мечтали в детстве?
— Да, сцена всегда была моей мечтой. В детстве я очень много пела, родственники даже интересовались: "Дианочка, ты не устала, может, передохнёшь минутку?", — но я их и слушать не хотела.
Когда я была совсем маленькой, мама подарила мне игрушечное пианино. Она заметила моё стремление к музыке и старалась помогать во всём. Учась в общеобразовательной школе для слепых, параллельно я поступила в обычную музыкальную "семилетку", где занимались зрячие дети.
Конечно, вначале было непросто всё учить наизусть, ведь читать ноты с листа я не могла…
Но, наверное, выручила врождённая музыкальность, слух… А самое главное — я всегда стремилась петь, и это помогало в любой ситуации. И когда мне в очередной раз давали понять, что у меня ничего не получится, меня спасало только это стремление.

Если обо мне сплетничают, значит, мной интересуются
— Вы наверняка слышали сплетни о том, что ваша слепота якобы всего лишь имидж.
— Да, говорили, что Диана Гурцкая на самом деле все видит, а очки — её имидж. Да я нашла бы что-то другое ради имиджа, если бы так было.
Нет, я такая, какая есть, как перед вами сейчас, как на сцене. Когда про меня такое написали, я сначала расстроилась, а потом подумала: значит, интересуются. Разве это плохо?
— И всё-таки, Диана, признайтесь, жить вам тогда было нелегко.
— Это продолжалось где-то лет до 16. Ну представьте, как девчонки обсуждают мальчиков: "Он мне подмигнул".
А я не могу понять, что такое подмигнуть! Я очень страдала, плакала по ночам. А потом наступило озарение, и я поняла, что моё зрение — это музыка.
— Ваши родители — музыканты?
— Я родилась в Абхазии, в Грузии. А там, как известно, многие хорошо поют. У родителей специального музыкального образования нет. Просто они знали, что я хочу учиться музыке, и всячески старались помогать. Они меня действительно очень поддержали — и мама, и папа, и брат. Без их поддержки я вряд ли бы добилась чего-либо.
Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано в Тбилиси, а когда переехала с родителями в Москву, закончила здесь Гнесинское училище по классу эстрадного вокала.

Николаев — крестный отец
— Можно ли Игоря Николаева считать вашим крёстным отцом на пути к эстрадному олимпу?
— Конечно. Именно он обратил на меня внимание на конкурсе "Ялта-Москва-транзит-95". Сначала я прошла отбор, потом полуфинал и вот попала в двадцатку — а там уже серьёзный конкурс!
— Страшно было?
— В подготовительные дни я не боялась, а вот в конкурсный день было страшновато. Но, слава Богу, всё прошло замечательно, я получила специальный "приз жюри".
— Как вы выбираете репертуар?
— Прослушиваю песни, где-то слышу: да, это — я, я здесь себя нахожу. Например, песня Игоря Николаева "Ты здесь" — это и есть я. Там слова: "Я знаю точно — ты здесь", то есть я не могу тебя видеть, но я чувствую, что ты — здесь.
Игорь смог это прочувствовать, понять незрячего человека, хотя мне не хотелось акцентировать на этом внимание, ведь я не люблю, когда меня жалеют.
А в каких-то песнях этого нет. Некоторые песни со временем возвращаются, когда я понимаю, что созрела, чтобы спеть их.
Я работаю с милыми, прекрасными людьми. Этой мой учитель Игорь Николаев, это Серёжа Челобанов, Андрей Державин, Павел Есенин…

На суеверия не обращаю внимания
— Многие артисты достаточно суеверны, особенно если дело касается ответственных выступлений…
— На всевозможные приметы и суеверия я просто не обращаю внимания. Хотя одно время я не могла отказать себе в удовольствии погадать вместе с подружками, впрочем, как и все девчонки. Сейчас я этим не увлекаюсь. Наверное, повзрослела. Да и времени нет.
Но талисман у меня есть. Это серебряное колечко, которое я всегда ношу на руке. Мне его подарили друзья.
Говорят, что подарок, сделанный от всей души, приносит счастье. Я думаю, так и есть. Особенно это касается украшений: надевая их, ты всегда чувствуешь, от души их тебе подарили или нет.

Люблю советоваться с друзьями
— Вы производите впечатление очень самостоятельного человека. Важные решения вы предпочитаете принимать сами или же есть люди, к советам которых вы всегда прислушиваетесь?
— Я люблю советоваться с близкими людьми, с друзьями. Тем более, если они давно знают меня и могут сказать, что хорошо, а что плохо именно для меня и именно в этой ситуации.
Но иногда бывает, что решение приходит сразу. Мне что-то нравится — и все, я понимаю, что должна сделать только так, и никак иначе. Тогда я предпочитаю поступать так, как мне подсказывает интуиция.
— Диана, что вас может расстроить больше всего?
— Разочарование. В первую очередь, в людях. Думаешь: "Господи, почему так произошло, я же хотела по-другому, верила, душу открыла…" и не находишь ответа. Со временем перестаёшь быть такой доверчивой. С одной стороны, это грустно, а с другой — это жизнь, а в ней бывает всё.

В свободное время — тоже музыка
— Чем вы любите заниматься в свободное время?
— С удовольствием читаю, очень люблю общаться с друзьями, обожаю слушать красивую музыку. Иногда я настраиваюсь на классику, например, на Бетховена, иногда — на Селин Дион или Стиви Уандера. Я вообще стараюсь интересоваться всеми музыкальными направлениями и слушать как можно больше музыки.

Стала мамой
— Этот год был для вас ознаменован двумя важными событиями: во-первых, вам присвоили звание заслуженной артистки России, с чем я вас от души поздравляю. Во-вторых, вы стали мамой. Примите и с этим событием мои поздравления!
— Большое спасибо. Как приятно, что вы следите за моей жизнью и творчеством! Вручение звания происходило в Екатерининском зале. Вместе со мной награды получали мои кумиры: Майя Плисецкая и Владимир Васильев. Они поздравили меня, сказав в мой адрес много тёплых слов, и я была абсолютно счастлива.
Что касается рождения сына… Что может быть радостнее и прекраснее для матери! Ему уже четыре месяца.
— Мы долго выбирали имя, — вступает в беседу муж Дианы, Пётр Кучеренко. — Сначала хотели назвать его Германом или, как брата Дианы, Робертом.
Но оказалось, что ближайшие именины — у Константина. У нас верующая семья, и мы решили, что покровительство святого Константина принесёт нашему сыну удачу.
— В заключение беседы мне хотелось спросить, откуда в вас, миниатюрной женщине, столько силы духа, доброты и любви?
— Помните, у Высоцкого: "Я дышу, а значит, я живу". Я хочу перефразировать эту строчку: "Я пою, а значит, я живу".

Обложка четверга

Атаманша Юлия

Это единственный в России случай, когда региональное казачество возглавляет женщина — Юлия Ткаченко. Наш корреспондент отправился в село Махра Александровского района, где живет Юлия Пасальковна
Вот уже несколько лет под предводительством единственной в России женщины-атамана Юлии Ткаченко в селе Махра Александровского района живут казаки. А около полугода назад у казаков появилась официальная служба — по новому указу Президента России казачьи подразделения включены в Государственный реестр.
Юлия Пасальковна Ткаченко — потомственная казачка, родом из тех самых ермаковских казаков. Ее необычное для русского уха отчество произошло от старинного казачьего имени Пасальк (от слова Пасха). Отец Юлии Ткаченко родился под Пасху, вот так по-старому его родители и назвали.
Много лет женщина вела самую обычную жизнь — жила в Казахстане с мужем и сыном, работала юристом. А потом, когда сына-военнослужащего перевели в Москву, перебралась поближе к нему, во Владимирскую область. И: стала здесь единственной в мире женщиной-атаманом казачьего войска. Штаб войска Юлии Ткаченко располагается прямо у нее дома.

Как все начиналось:
Семья Ткаченко приехала в село Махра Владимирской области в 1999 году. Место было выбрано не случайно — именно здесь некогда проходил легендарный Ермак.
С нуля начинать было тяжело. Это сейчас Ткаченко построили дом, а когда-то это был обычный участок земли, на котором муж Юлии Пасальковны соорудил нечто вроде шалаша, где они первое время и жили.
Сразу после Нового года в Махру приехали люди из Центрального казачества и, случайно познакомившись с Ткаченко, предложили им создать казачью общину на нашей земле. Тогда казаков было всего шестеро.
Для регистрации общины поехали в Москву. Там посмотрели на документы и предложили именно Юлии Пасальковне стать атаманом.
— Я сказала: "Ну я же женщина! Как я могу быть атаманом?" — вспоминает Юлия Ткаченко. — А наши казаки посовещались и решили: нет, вы будете нашим атаманом, мы вас избираем. Пришлось согласиться. Но тогда уж я им говорю: "Хорошо, я буду вашим атаманом, но не обижайтесь, когда я буду строго с вас спрашивать!".
По словам Юлии Пасальковны, быть женщиной в бурке атамана сложно, но терпимо. Все нужно делать самой, везде нужно ходить, всего добиваться. Не каждый мужчина справится с этим. И даже не каждый мужчина-атаман. Но Юлия Ткаченко справляется. Да, она — женщина, но раз она — атаман, то в этом качестве должна быть наравне с мужчинами.
Сегодня в ее подчинении больше пятидесяти мужиков, а если считать семьями, то в общине уже более 300 человек. Единственная в мире женщина-атаман полдня ездит по своим атаманским делам: обходит подшефных старушек, заказывает подчиненным новую форму, раздает указания, встречается с другими атаманами.
— Муж не ревнует к тому, что я — атаман. Скорее сочувствует. И помогает во всем. Хоть я и атаман, но все-таки — женщина. Да, по долгу службы я главнее его, но дома-то я обычная хозяйка.
Атаман, кстати — должность исключительно выборная. Сейчас казаки переизбрали Юлию Пасальковну на второй срок. Первоначально он составлял 4 года, сейчас — шесть.
— Но если вдруг я буду что-то плохо делать, — смеется атаманша, — или не буду исполнять свои обязанности, меня могут и переизбрать в любой момент.
По званию же Юлия Пасальковна — есаул или, на военный манер, полковник.

Все для людей
Есть такая расхожая в простонародье идея, что казаки на самом деле в центральных областях "подживают" местное население, колонизируют его пространство. Однако селяне отнеслись к созданию казачьей общины неплохо. Сначала, правда, недоумевали — зачем все это нужно в Центральной России?
Но когда казаки начали делать добрые дела для людей — бесплатно дрова возить, делать дороги, проводить, где возможно, газ и свет, то перестали задаваться вопросами. Напротив -благодарить стали.
— Мы за то, чтобы все работали: и казаки, и местные, — говорит Юлия Ткаченко. — У нас, кстати, был специальный деревенский круг. Мы собрали местных и прямо спросили: вы хотите, чтобы здесь были казаки, чтобы казачество развивалось? И вся Махра сказала "да".
У казачества традиция такая есть — на праздники ходить по селу, угощать своей стряпней, дарить подарки, раздавать нуждающимся одежду. Не удивительно, что за помощью жители села в первую очередь к казакам идут, а не в милицию.
Так, например, недавно некоторые махринские жители, придя на родные могилки, увидели, как кто-то безжалостной рукой осквернил памятники, чтобы снять цветной металл. Со своей бедой люди пришли к атаману местного казачества. Юлия Пасальковна не вдается в подробности, но осквернителей могил казаки нашли.
— Воры ночью не спят, но и казаки тоже не дремлют. Выставили караул, поймали злоумышленников — и передали в руки правосудия.

Казак казаку — рознь
Всем известно выражение -"засланный казачок". Не секрет, что сейчас многие люди с сомнительным прошлым и родословной лезут в казачество со своими целями. Непонятно, то ли это отставные бандиты, то ли не успевшие устроиться политики, то ли все сразу. Есть такой контингент и в нашей области.
— Но человека сразу видно. Некоторые приходят, пальцы гнут веером, а приглядеться — даже и близко их корней не видно в казачестве. Сомнительно, что они казаки — и вообще русские. Эти люди специально рознь вносят в наши ряды. Ездил тут один "атаман всея Владимирской губернии", раздавал удостоверения налево и направо. И говорил: кого надо, всех будем в казаки брать.
Это что же такое? А как же казачий круг, испытательный срок? И ко мне подкатывали, уговаривали согласиться с их политикой. Видимо, кому-то сверху все это было нужно. Но я — женщина неподкупная, я — атаман!
Казаки, по словам Юлии Ткаченко — не бандиты. Они работяги. Надо только уметь отличить истинного казака от самозванца:.
Торжественен и красив ритуал посвящения в казаки. Омовение в святом источнике, традиционные удары нагайкой… Все — как исстари велось у казаков. Но самое главное — клятва, в которой вновь вступившие в общину обещают быть казаком — человеком высочайшей нравственной веры. И это не пустые слова. Едва узнав историю святого источника, казаки решили его восстановить.
— Два года мы ходили там, смотрели, что и как. Там было все разбито, все разрушено. Купель была перевернута и сожжена. И никому дела не было.
Тогда собрали мы круг и говорим казакам: ребята, здесь — святой источник преподобного Стефана, ученика преподобного Сергия Радонежского. Здесь — историческое место, тут проходил Иван Грозный, здесь шли пути монахов и гонимых староверов. Здесь шли изгнанные казаки с Дона в Сибирь. Наши деды, прадеды проходили здесь. И что, мы будем здесь просто так сидеть и смотреть на эту мерзость запустения? Давайте сами восстанавливать.
Считается, что этот источник очень древний и целебный. Даже на первый взгляд видно: лес везде стоит обычный и даже чахлый, а вокруг источника — как будто в сказке. В источнике бьют особые ключи — им более 500 лет. Старожилы рассказывают, что в старые времена, купаясь в нем, сами исцелялись от болезней, и младенцев купали этой водой.
Восстановительные работы длились четыре месяца. Начали убирать осенью — вывезли две грузовые машины мусора. Весной — еще восемь. В лесу, можно сказать, сидели безвылазно. В итоге колодец сделали и купель — все своими руками.

Просятся люди в казаки
Можно сказать, что жизнь с появлением казаков в селе стала налаживаться. И если раньше молодежь стремилась из деревень в город, то сейчас молодежь просится в казаки. Приходят даже мальчишки по 6-7 лет с желанием вступить в казачество.
— До недавних пор мы практически никого не могли взять — у нас мало места. Но весной мы начнем строительство нашего штаба, где у нас будет возможность открыть кадетский класс. Три года мы ждали этого решения, и вот, наконец, для нашей общины выделили землю.
Просятся во владимирское казачество жители Кубани, Воронежа — тоже потомственные казаки, родители, деды, прадеды которых были казаками. Даже из Германии и Австрии просятся казаки-беженцы. Устали, видимо, люди в чужих странах быть русскими.
— Настоящий казак обязательно должен защищать российскую родную землю. Казак принадлежит народу, он должен бороться за все — за справедливость, доказывать, что он казак, — делом, работой, учебой, культурой, — считает Юлия Пасальковна.

Мой муж на Мелехова больше похож
Не могли мы не поговорить с Юлией Ткаченко и о том, как показывает казачество современная культура, в частности — не так давно прошедший сериал "Тихий Дон". Фильм Юлии Пасальковне не понравился.
— Сейчас очень мало правдивых фильмов снимают про казаков, и люди почти ничего не знают о нас и наших традициях. Конечно, я посмотрела сериал за отсутствием выбора. Что я могу сказать? Мой муж гораздо больше на Гришу Мелехова похож, чем тот актер.

Текст и фото:
Татьяна ЛАПАТИНА.
Александровский район.

Обложка четверга

Вилли Токарев: Россия должна стать такой же великой, как и СССР

В начале 80-х песня "Небоскребы" звучала везде. Люди слушали — и ломали голову: кто же этот загадочный Вилли Токарев? То ли политэмигрант, то ли бывший зек, то ли отпетый антисоветчик, воспевающий Брайтон-бич.: Официально провозглашенный "легендой русского шансона", Вилли Токарев выступил в ДК "Точмаш" 1 ноября, а мы с ним встретились перед концертом.

Известно, что уже в 5 лет Токарев организовал в своем дворе хор. В 11 — написал первое стихотворение в школьную газету. К 12 годам неплохо играл на народных струнных инструментах, а в 14 лет стал сочинять мелодии, впитывая в себя все, что можно было услышать из радиоприемника "Рекорд" и доступных пластинок.
Но если когда-то Токарев должен был искать слушателя своих песен, сначала эмигрируя из Ленинграда в глубинку, а потом — в Америку, то теперь он может себе позволить не зависеть ни от массовых вкусов или стереотипов, ни от рыночно-коммерческой цензуры, сменившей советскую идеологическую, ни от "злобы дня".
Токарев по-прежнему может петь о небоскребах Манхэттена и хмурых тучах над Гудзоном, но это не мешает ему пропагандировать наследие звезд мировой эстрады и великих биг-бэндов.
— Вилли Иванович, вашей песне "Небоскребы" уже много лет, но она до сих пор популярна. Как вы относились в то время к своей популярности в стране?
— Я о ней не знал. Был изолирован железным занавесом. Письма не доходили домой, телефонных звонков не было возможности сделать. Я случайно слышал об этом от приезжавших в Нью-Йорк спортсменов, журналистов и дипломатов. Но не верил этому: как, я пишу здесь, для русских, которые живут в Нью-Йорке — и вдруг популярен там? Но когда в 1989 году меня официально пригласил Москонцерт с гастролями по СССР, я убедился, что действительно популярен.
— Какое главное качество было необходимо человеку, который в 1974 году уехал в Америку?
— Нужно было знать язык, чего я не знал. Мне пришлось начинать все сначала, потому что приехал я в Америку с 5 долларами в кармане. 4 года я работал на разных работах, в частности — в такси, заработал необходимые для записи первой пластинки деньги — $30 тысяч. К тому времени у меня уже были песни — я их писал, когда стоял на красном свете и в пробках.
Когда я выпустил пластинку, моя жизнь перевернулась в прямом смысле этого слова. Меня забросали заказами сначала из Нью-Йорка, потом из Канады, из Южной Америки. Затем Европа подключилась, Япония, Австралия. Я вернул то, что затратил, и даже заработал деньги. С тех пор у меня появилась возможность каждый год выпускать новую пластинку. Таких в Америке у меня вышло 22.
— Был ли тот самый день, когда Вилли Токарев проснулся и понял, что он знаменит?
— Это случилось, когда я приехал в СССР и дал первый концерт в Лужниках. Это был сумасшедший прием. За время турне я посетил 70 городов. Залы были переполнены, билеты было не достать. Видеть эту народную любовь было очень приятно. Я понял, что не зря уехал в ту страну, где смог реализовать свое творчество.
— Россия XXI века вам нравится?
— Нравится или нет, нужно принять ее такой, какая она есть. Что-то переделать в России можно только тогда, когда лидеры, отвечающие за страну, захотят этого. Сейчас мы переживаем время, когда страна еле-еле выкарабкалась из болота, в которое ее загнала перестройка. Распродажа страны закончилась — люди поняли, что так продолжаться не может. Россия должна стать той великой страной, которой некогда считался Советский Союз. Рад, что в России появился хозяин, который прекратил это безобразие. Я очень люблю свою страну, свой народ, хочу, чтобы он жил не хуже, чем люди в Америке.
— А сейчас есть смысл уезжать в Америку?
— Нет. Сейчас можно все делать в России. Здесь даже можно делать то, чего делать нельзя, к сожалению.
— Будущее страны строит молодежь. Какими бы вы хотели видеть молодое поколение?
— Я бы хотел, чтобы они были патриотами Родины. Чтобы были интеллектуальными и воспитанными, чтобы были людьми с большой буквы, чтобы ценили великую российскую культуру.
— В вашей жизни было много падений, подъемов, поворотов?
— У меня было только одно падение в буквальном смысле, когда я поскользнулся на банановой корке. Сложности — да, были, но они — только стимул к существованию. Человек может собраться и выжить. Трудности всегда есть.
— Вилли Токарев — человек позитивного мышления?
— Да, я оптимист по натуре, и я не люблю левых мыслей, левых догм и всего того, что противоречит логике.
— Ваша жизнь идет по плану?
— Это в Советском Союзе был план: пятилетний. А человек по плану не может жить — он не знает, что будет завтра. Есть какие-то задачи, которые нужно выполнять, работа, семья. Я просто получаю удовольствие от того, что делаю. А планов у меня нет.
— Тогда, может быть, была у вас какая-то случайность, которая изменила вашу жизнь?
— Была. В московском метро я встретил девушку, которая стала моей женой и родила мне двух прекрасных детей. Это была счастливая случайность. Я торопился в аэропорт, запутался на станции и не знал, в какой поезд мне сесть. Стояла девушка, я спросил, куда мне ехать? Ей было по пути. Трех остановок было достаточно, чтобы я навсегда остался в Москве. Сначала мы долго перезванивались, около года называли друг друга на вы, а потом соединились узами брака.
— Давайте откроем секрет, ведь вы не молодой человек:
— Мне на днях исполнится 73. У нас с женой разница небольшая — всего 43 года, но возрастного барьера у нас нет.:
— Что нужно делать, чтобы так выглядеть в вашем возрасте?
— Нужно правильно жить. Я никогда не завидую и не считаю чужие деньги. Зависть — это страшная болезнь, которая укорачивает жизнь и делает человека неприятным.
Нужно соблюдать некоторые принципы питания, употребления алкоголя. Я никогда не курил. Сигары не в счет — их не курят, от них получают удовольствие. Я употребляю алкоголь только 100 граммов в день — по 33 грамма утром, в обед и вечером во время трапезы как лекарство.
К сожалению, я не соблюдаю режима сна-подъема, потому что жизнь не позволяет этого. Но я приспособился — могу отдохнуть в любое время. Накануне я сутки не спал — сначала был на записи, затем у меня было выступление, потом я опять вернулся в студию. И вот по дороге во Владимир я поспал в поезде 1,5 часа. В принципе мне достаточно отдохнуть минут 15 — и я буду вновь в рабочем состоянии.
— А в питании вы какого режима придерживаетесь?
— Не переедать. Если принесли тарелку супа, съешьте половину, остальное оставьте. Я сегодня сделал то же самое в одном из ресторанов вашего города. Меня спросили: "Вам не понравилось?". Очень понравилось, просто я так ем.
— У вас насыщенный график?
— О да. Я должен уделять время и детям, и песни сочинять, и аранжировки делать, и в студии записываться, и концерты давать. Но я это делаю без всякого усилия — все происходит само собой.
— Кто чаще всего приходит на ваши концерты?
— Мне приятно, что моя аудитория становится моложе. На концерты приходят даже подростки 14-16 лет. Однажды я спросил: неужели они слушают мои песни? Они ответили: "Да. Мама с папой слушали, и нам тоже понравилось".
Конечно, слушатель или телезритель меня больше знает по песням в стиле шансон. Но у меня много лирических песен, и они главный компонент моего творчества. Также у меня есть песни о Родине, песни на гражданскую тему, песни, в которых есть сатира и юмор. Сейчас выходит альбом с песенками для детей на английском.
К сожалению, долгое время на концертах я должен был петь то, что мне указывали организаторы. Они это делали из меркантильных соображений, и я был вынужден идти у них на поводу для того, чтобы зарабатывать деньги.
Но постепенно я вкрапливал в свои концерты лирику и сейчас пою очень много песен подобного жанра — людям нравится.
И я благодарен им за это.

Текст и фото: Татьяна ЛАПАТИНА.
г.Владимир.

ИЗ ДОСЬЕ "ПРИЗЫВА"
Вилли Токарев родился 11 ноября 1934 года на хуторе Чернышов Краснодарского края. Российский музыкант (контрабас), певец, композитор, поэт. Исполняет песни в стиле русский шансон.
Почему Вилли? Мальчик родился в семье потомственных красных казаков и его имя — модное в то время сокращение от Владимир Ильич Ленин.
Учился в музыкальном училище при консерватории имени Римского-Корсакова в Ленинграде. Был музыкантом в лучших джазовых оркестрах: у Анатолия Кролла, Бориса Рычкова, пел в симфоджазовом ансамбле Жана Татляна под управлением Григория Клеймица, в ансамбле "Дружба" под управлением Александра Броневицкого с участием Эдиты Пьехи.
С 1974 г. живет в США. Первый из авторов — русских эмигрантов придал своим песням бытового жанра (т.н. "блатным") профессиональную основу во всех аспектах: аранжировка, запись на студии, отвечающей мировым стандартам.
Вилли Токарев — автор текстов, музыки и продюсер своих альбомов. Уже после выпуска первых дисков (сегодня их 22) Вилли Токарев имел огромную популярность в СССР и во всех странах с русскоязычной диаспорой. Характерная особенность Токарева в том, что он пишет музыку и стихи в нескольких разных жанрах.