Гастроли длиной в 70 лет

Символично, что 4 ноября, в День народного единства, во Владимире выступил Государственный Академический ансамбль народного танца под руководством Игоря Моисеева. А учитывая то, что в последний раз коллектив выступал у нас 26 лет назад, еще и очень значимо.

Во всем мире попасть на
концерт ансамбля Иго-
ря Моисеева считается
престижным — первые лица стран, ведущие политики и бизнесмены занимают лучшие места в зале. Во Владимире же "моисеевцы" до аншлага не дотянули, зато по количеству собравшихся в зале Областного Дворца культуры можно было судить о тех, кто хоть что-то смыслит в настоящем искусстве. Но все равно было стыдно за каждое пустое место в зале.
Директор танцевального коллектива, заслуженная артистка России и бывшая ученица профессора Моисеева Елена Щербакова поделилась с "Призывом":
— У нас по всему миру собираются полные залы. Жаль, что во Владимире этого не случилось. Видимо, для людей оказались просто очень дорогими билеты.
Билеты на балкон стоили 500-1000 рублей, а в партер — 1100-1300. Но даже те, для кого эта сумма означает половину пенсии, не пожалели денег и не пропустили столь уникальное зрелище.
Школа Моисеева — это первая в мире школа профессионального народного танца. Она была создана в 1943 году, во время войны. Сегодня в ансамбле Моисеева 150 человек, из которых 80 человек танцоров. Во Владимир приехала команда из 85 человек — танцоры плюс оркестр, который исполняет живую музыку.
— Мы берем к себе в ансамбль танцоров только после нашей школы, — рассказывает Елена Щербакова. — К нам приходят дети 13-14 лет и пять лет обучаются в нашей школе. Попасть к нам очень трудно — при отборе учитываются и внешние данные, и танцевальные способности. Как правило, дети приходят с подготовкой — кто гимнастикой занимался, кто в самодеятельности танцевал. Набор производится один раз в пять лет. У нас один класс из 25 мальчиков и 25 девочек.
— А есть ли ограничение на присутствие в ансамбле по возрасту? Например, исполнилось 30 лет танцору и все — до свидания…
— Ограничение есть, как и для каждого человека в Российской Федерации. Жанр народно-сценического танца гораздо труднее, чем классика, и поэтому после 20 лет артист обязан уходить на пенсию, но Игорь Александрович придерживается другого правила. У нас, например, есть солист, которому 63 года, но лучше его цыганский танец не танцует никто. Молодежь технически все это прекрасно исполняет, но вот это чувство души — с этим надо родиться.
— Все, кто заканчивает школу танца Игоря Моисеева, попадают в ансамбль?
— Все не попадают. Сначала год практики, чтобы мы могли присмотреться к ребятам. Они заканчивают школу в 16-17 лет. Кто-то из них начинает поправляться, кто-то, когда был маленький, был очень "танцевальный", но с возрастом утратил способности, а кто-то, наоборот, сделал огромный шаг вперед. Мы берем только лучших, остальных с удовольствием берут другие коллективы.
— У вас один или несколько составов?
— У нас один состав. Мы не открываем никаких филиалов моисеевской школы. И если кто-то скажет вам, что какой-то коллектив — второй состав ансамбля танца Игоря Моисеева — не верьте. У нас единственный состав, и он весь занят в концерте.
— Кто помогает Игорю Александровичу проводить репетиции?
— У нас есть помощники-репетиторы — это все наши бывшие солисты, которые протанцевали целое поколение. Моисеев поставил 300 различных номеров, и наша задача, чтобы ничего не было забыто.
— Вы можете выделить какую-то страну, которая особенно любит ваш ансамбль?
— Нас любит весь мир. Но особенно, пожалуй, Америка. Каждые три года мы ездим в США на гастроли. Вообще мы открывали все культурные связи Советского Союза и России на всех континентах земного шара, в том числе и в Америке.
Нас везде прекрасно принимают — в Италии мы были по 10 раз, и во Франции, и в Англии, и в Китае. В Северной Корее по приглашению Ким Чин Ира мы за четыре года были семь раз.
— А есть ли точка на планете, где коллектив еще не был?
— Есть, конечно. В Южной Африке. Очень надеюсь, что у нас получатся гастроли летом 2007 года, к 70-летию коллектива.
— Есть ли в ансамбле свои семейные пары?
— Пары есть. Есть даже дети, родители которых работали у нас, а теперь и они продолжают эту славную традицию.
— Какие еще традиции есть в коллективе?
— К сожалению, Игорь Александрович уже 5 лет как не ездит с нами на гастроли — ему врачи запретили менять климат и летать на самолетах. Поэтому у нас есть традиция привозить ему из каждой страны, где мы выступаем, сувенир.
Кстати, все годы, когда мы ездили с ним за рубеж, он всегда сам проводил экскурсии. Коллектив обязательно посещал все главные достопримечательности, конечно, когда были время и возможность.
— На этот раз во Владимире удалось что-нибудь посетить?
— Мы смогли только посетить ваш главный собор. Мы думали, что мы приедем на два часа раньше, но дорога была безумная — гололед, первый снег. Мы добирались с 9 утра до половины третьего дня. Но мы очень рады, что приехали во Владимир. То, что такой старинный русский уникальный город находится рядом, а мы сюда так редко приезжаем — просто безобразие!
— А сколько вам потребовалось фур, чтобы привезти костюмы?
— Одна сорокафутовая фура — чтобы привезти четыре тонны костюмов.
Хочется надеяться, что на следуюший год — в год 70-летия, ансамбль танца Игоря Моисеева вновь посетит Владимир. Не хотелось бы ждать еще 26 лет, чтобы город наконец-то созрел для того, чтобы пригласить на гастроли коллектив мирового значения.

Татьяна ЛАПАТИНА.
Фото автора.
г.Владимир.