Ирина АЛЛЕГРОВА: Я пою историю женщины

Ирина Аллегрова в представлении не нуждается. На ее счету 10 сольных альбомов, масса премий и наград, звание заслуженной артистки России, профессора, академика, кавалера ордена Петра Великого. А самое главное — безграничная любовь публики, которую певица и актриса ценит превыше всего.

— Женщины частенько утирают слезу на ваших концертах. А мужчины благодарят вас за песни?
— Очень часто! У моего творчества очень много поклонников-мужчин. Я пою историю Ее величества Женщины, а она интересна всем.
— Сейчас вас нечасто можно увидеть на столичных концертных площадках. Почему?
— Я не люблю сборные концерты, где можно спеть две-три песни. Я не мелочусь, раз в год делаю свою сольную программу, мне это интереснее. Вот, на февраль готовлю большой концерт в Кремле, где хочу использовать новейшие технологии, включая галлографию.
— Вы подготовили новую программу? Что она из себя представляет?
— Я не люблю заранее рассказывать о программе, она может поменяться за 5 минут до концерта и даже во время его проведения. Все зависит от публики, от настроения зала и моих ощущений. Могу сказать только одно — это очень большое яркое, красивое шоу с сильным балетом из восьми человек, новыми номерами и новыми костюмами. Как мне сказали в Монако, откуда я недавно вернулась, — хорошее шоу европейского уровня.
— Кстати, о Монако. Правда, что за несколько часов до вас на той же сцене выступал Стинг?
— Стинг, Эрос Рамазотти, "Deep Purple" — все эти имена находились на одной большой афише, включая меня. Находиться в такой хорошей компании было очень приятно!
— Вы как-то сказали, что у вас бывают разные композиторские периоды:
— Я счастливый человек. Через мою жизнь прошли такие творцы, как Оскар Фельцман, Давид Тухманов, Игорь Николаев, Игорь Крутой, Лариса Рубальская и многие другие. Они все в разные периоды моей жизни помогали идти избранным путем.
— Почему вас уже несколько лет не видно на конкурсе "Новая волна" в Юрмале?
— Скажем так: я очень дорожу отпуском, который ежегодно провожу с детьми: Лалочкой и Сашей, а он как раз совпадает по времени с Юрмалой.
— Вы давно ввели в костюмы, казалось бы, несочетаемые элементы, что потом дало жизнь целому направлению в дизайне. Это ваша заслуга или вам кто-то помогал?
— Все мои костюмы, которые стали моей визитной карточкой еще 16 лет назад, я придумала сама. Я первой стала сочетать кожу, кружева, шифон, джинсовую ткань, и все это было расшито камнями, в ход шли клепки, цепочки и даже мамины театральные украшения — я ж театральный ребенок.
Мне однажды кто-то сказал, что это эклектика. На что я ответила: "Эклектика со вкусом — это стиль!" А спустя несколько лет после меня эта самая эклектика стала мировым направлением в моде.
Сейчас я тоже сама придумываю эскизы своих костюмов. А если и заказываю что-то у модельеров, то детально с ними все оговариваю — никто лучше меня не знает моей фигуры. Одежда, в которой я выступаю, должна быть удобной. Еще очень важно, чтобы сценический костюм не мешал песне, а подчеркивал ее смысл.
— Почему вы выбрали профессию эстрадной певицы?
— Папа с мамой готовили мне другую судьбу — мечтали воспитать из меня профессиональную пианистку. А я выросла за кулисами театра, где работали родители, с детства впитывала атмосферу артистический среды и училась жить так, как жили они. Правда, в 14 лет мне вдруг захотелось заняться юриспруденцией, но это желание быстро пропало. Решение стать актрисой я приняла твердо и бесповоротно. Не было только ясности, в каком жанре я хочу выступать. В музыкальный театр, где папа был актером и режиссером, я не стремилась попасть. Пойти по стопам мамы, которая пела в том же театре, тоже не хотелось. Я мечтала совместить театр, музыку, зрелище: говорить со зрителем, шутить и даже делить вместе слезы. Так я и пришла на эстраду.
— Получается, что сольфеджио с гаммами вам очень пригодились в будущем?
— Конечно, у меня серьезная музыкальная подготовка — я окончила ЦМШ (Центральную музыкальную школу) при Бакинской консерватории. Детства как такового у меня не было. Когда мои сверстники играли во дворе, я часами просиживала за роялем. И на гастроли меня брали только во время летних каникул. Лет в 12 папа вывел меня с подружками на сцену. Мне даже заплатили тогда мой первый гонорар — 10 рублей.
— Вас не видно на светских мероприятиях. Не жалуете?
— Мне не интересно ходить на тусовки и презентации.
— Груз популярности тяжел?
— У популярности две стороны. Сначала ты к ней стремишься, мечтаешь, чтобы тебя узнали, запомнили. Но потом привыкаешь и уже устаешь от этого. Но, несмотря на все это, каждый из популярных людей думает в этот момент: "Не дай Бог, наступит время, когда меня не узнают!" Это будет означать, что ты больше не востребован.
— Говорят, что у вас очень красивый загородный дом в Подмосковье.
— В последнее время выражение "мой дом — моя крепость" я стала понимать буквально. Гости к нам приезжают очень редко, только самые близкие люди. Обычно именно дома мы отмечаем семейные праздники и события. Одна традиция у нас, к сожалению, исчезла со смертью папы: он любил, чтобы вся семья, независимо от личных планов, всегда собиралась за обеденным столом в 3 часа дня.
— Ходят просто легенды, что вы очень хорошо готовите.
— Кухня — это то место, где я могу полностью расслабиться и ни о чем не думать. Именно сюда я прихожу, когда нужно справиться с плохим настроением и успокоить нервы. Я называю это "кулинаротерапией". Каждый раз, принимаясь что-то готовить, я не знаю, что получится в итоге, потому что процесс творчества — а для меня это тоже творчество — зависит от настроения, вдохновения, желания создавать новое и необычное.
— Не хотите заняться кондитерским бизнесом?
— Очень! Открыть маленькую кондитерскую, чтобы я всех могла накормить тем, что приготовила своими руками. Это не бизнес, а хобби на хозрасчете.
— Чем сейчас занимается ваша дочь Лала?
— Лала закончила ГИТИС, кафедру "режиссуры эстрады". Раньше она занималась домом и воспитанием сына, но теперь она представляет мои интересы. Лала — это родной и близкий человек, который никогда не предаст, человек, на которого я могу положиться. В шоу-бизнесе это очень важно знать, что ты не получишь удар в спину. А теперь она еще выступит и как режиссер моей новой программы.
— Как внук вас называет?
— Александр зовет меня просто Ирой, хотя его никто этому не учил. Недавно даже сказал: "Я не понимаю: какая ты бабушка? Ты для меня как мама, а мама — как твоя сестра!" Он и свою маму зовет Лалой.
— Ваша жизнь проходит в бесконечных гастролях. Как переживаете разлуки с семьей?
— Непросто. Единственное, что я могу себе позволить, это половинка лета, когда с дочкой и внуком уезжаю к морю. Только в это время я по-настоящему наслаждаюсь полноценным общением с моей семьей. Уезжаем и находимся рядом друг с другом 24 часа в сутки. Это огромное счастье!
— У вас есть вредные привычки?
— Я курю, а это вредно. Но пока не могу и не хочу отказаться от сигарет, они помогают мне снимать стрессы.
— Как вам удается так хорошо выглядеть?
— Главная "заслуга" принадлежит генам! А вообще, внешность любой женщины — отражение её души.
Если у тебя хорошее настроение, то и с лицом будет всё в порядке. Не злись, не завидуй — от этого уголки губ опускаются вниз. Высокие каблуки — это красиво, но при этом у некоторых женщин такая мука в глазах, что уж лучше шли бы в уютных тапочках, но лёгкой походкой и с красивой осанкой.
Ну, а потом — женщина-Козерог с возрастом становится только лучше. А я — настоящий Козерог!
— Назовите качества, которые вам в себе нравятся и нет?
— Нравится то, что родители и господь Бог подарили мне трудолюбие и упорство. А не люблю я в себе доверчивость. Сколько раз она меня подводила, а я все равно продолжаю верить людям!
— Чего вы никогда не могли бы простить?
— Предательства! : Лет 10 назад я бы однозначно ответила на этот вопрос, а сейчас не могу. Надо уметь все прощать.
— Ирина, а бывает, что сильная женщина, о которой вы поете в своих песнях, плачет?
— Бывает, но редко. Плачу от сожаления — это всегда. Хотя со временем нарастает панцирь, он год от года становится менее и менее пробиваемым.
Но это не значит, что какие-то вещи я перестала чувствовать. Просто иногда я сознательно прячусь в своем панцире — очень трудно переживать ту боль, с которой сталкиваешься ежедневно.
— Вам не кажется, что сейчас наступило время сильных и независимых женщин?
— Пожалуй, да. Мне интересно добывать всё самой: уважение, положение, средства для достойного существования.
Хотя есть вещи, которые нужны каждой женщине: любовь, привязанность, забота. Только когда с женщиной рядом мужчина, который всё это дает ей и прощает ей лидерство, это и есть счастье. Но таких мужчин сейчас мало. Наверное, они есть, но либо уже заняты, либо еще не родились.
— А какие качества в мужчинах вы цените больше всего?
— Тут все индивидуально. Одни ценят ум, другие — властность, третьи — умение зарабатывать (хотя для меня деньги всю жизнь были на последнем месте).
Вот самое отвратительное качество в мужчине — это жадность, она может перечеркнуть все остальные плюсы. Мелочность, жадность, скупость — весь этот набор относится не только к деньгам, но и к чувствам, ко всему.
— Кто для вас является образцом семейной пары?
— Мои родители. Их брак был гармоничным во всех отношениях. Мама безгранично любила папу и, несмотря на свой блистательный талант, всю жизнь посвятила мужу. И он её боготворил, чуть ли не на руках носил! Родители даже никогда не ругались. Когда отца не стало, мама, несмотря на то, что у неё были я, моя дочь Лалочка, и даже когда уже правнук появился, с горечью призналась, что ей стало неинтересно жить.
— У вас есть жизненное правило, которого вы придерживаетесь?
— Не судите да не судимы будете и да не оскудеет рука дающего. Помогать людям по возможности всегда надо!
— О чем мечтает Ирина Аллегрова?
— Мои мечты банальны. Безумно банальны! Я мечтаю о самых простых вещах, которые только можно отыскать в жизни. О том, чтобы еще очень много лет мы вместе с мамой встречали Новый год. Чтобы мой внук стал талантливым и нужным в своей профессии человеком. Чтобы он вырос настоящим мужиком. Чтобы моя дочь была счастлива. Чтобы у всех нас была долгая, здоровая и красивая жизнь!

Раиса ВИВЧАРЕНКО.
Фото автора.
г.Москва.