Губернатор отвечает на обвинения мэра Коврова

На прошлой неделе глава Коврова Ирина Табацкова провела пресс-конференцию, посвященную главным образом закрытию Ковровского специализированного дома ребенка. В ней, кроме Ирины Владимировны, участвовали депутаты ЗС области Сергей Конин, Галина Есякова и Виктор Шохрин.
На пресс-конференции мэра второго по величине города области прозвучали серьезные обвинения в адрес областной администрации и лично губернатора области Николая Виноградова. Мы обратились к Николаю Владимировичу за комментариями.

— Николай Владимирович, один из аргументов Ирины Владимировны мне, как и многим нашим читателям, кажется вполне убедительным. Вывоз детей из Коврова в детские дома Владимира, Мурома и Александрова действительно ведь начался еще до выхода в свет вашего постановления об этом. Как это можно объяснить?
— Вообще история с Ковровским домом ребенка длительная. Еще в 2003 году Департамент здравоохранения проводил проверку там. Были обнаружены серьезные недостатки по содержанию и лечению детей.
Новое развитие возникло в этом году. Туда выезжали представители комиссии по правам человека, проблемой занимались депутаты Ковровского горсовета и ЗС области. Был сделан вывод — учреждение работает без лицензии, не укомплектован штат врачей, условия содержания не выдерживали никакой критики. Были установлены также факты заболевания детей чесоткой и гепатитом.
Очевидно, все это ускорило перевод детей из Коврова в другие дома ребенка. Не скрою, на момент начала вывоза детей проект постановления уже существовал. Но я его долго не подписывал, так как хотел на самом деле убедиться в обоснованности перевода детей и закрытии этих учреждений.
Только тщательно взвесив все факты и учитывая мнение общественности, я подписал это постановление.
— Можно ли сказать, что утверждения главы Коврова о том, что документ готовился без общественной экспертизы, не соответствуют действительности?
— Представители комиссии по правам человека, депутатские группы — это и есть общественность.
Почему я принял такое решение? Состояние здоровья детей не определяется только количеством учреждений здравоохранения. Самое главное сегодня — содержание детей в таких учреждениях, которые дают наибольший эффект.
Второе — из Коврова и Ковровского района там содержались 28 детей из 40, остальные — из других территорий. Из них 24 ребенка — дети-сироты и дети, от которых родители отказались.
При этом условия содержания деток в других домах ребенка области однозначно лучше, чем в Коврове. Это мероприятие осуществляется только и исключительно для пользы и интересов детей.
Причем мы ведь деньги на их содержание не изымаем! Наоборот, за счет концентрации мы увеличиваем объем средств, приходящихся на каждого ребенка.
— Вы сейчас ответили на слова депутата ЗС Виктора Шохрина, который заявил (цитирую не буквально, но близко к тексту): "Это делается, чтобы сэкономить бюджетные средства и направить их на реализацию совместной программы по газификации области, которую подписали ваша администрация и Газпром".
— В данном случае, ничего, кроме русской поговорки "Язык — без костей", сказать не могу. Это ведь совершенно разные статьи расходов бюджета! Схема привлечения 300 миллионов рублей для реализации совместной программы с Газпромом по газификации области ни на копейку не затрагивает другие статьи расходов бюджета.
— Важный вопрос — что будет с персоналом ликвидируемых медицинских учреждений? На пресс-конференции Ирины Табацковой были представители трудового коллектива Ковровского специализированного дома ребенка. Так я вам скажу, они горой стоят за своего мэра и поддерживают его действия.
— При ликвидации учреждений должны пройти все положенные по закону действия, в том числе — предложения по максимально возможному трудоустройству людей. Но не исключаю, что трудоустроены будут не все.
Но — сегодня семьи с 1,5 тысячами ребятишек в Коврове стоят в очереди на получение мест в детских дошкольных учреждениях. А мы передадим высвобождаемые помещения как раз под организацию этих ДДУ. Часть работников могла бы быть трудоустроена там.
— У Ирины Владимировны спрашивали о том, сколько в ее полемике с вами здравого смысла и искренней заботы о детях, а сколько — политики. Она считает, что вопрос с ликвидацией Ковровского дома ребенка во многом — политический с вашей стороны. То есть, это "наезд" областных властей на непокорного мэра, который не желает при любой команде "сверху" становиться по стойке смирно.
Поэтому, дескать, для исполнительной власти Коврова вопрос с вывозом детей, конечно, может, и не самый важный, но принципиальный. Как бы вы прокомментировали это утверждение?
— Если бы это было давление со стороны областной администрации, то можно было бы найти и другие, более серьезные поводы. Я считаю, на детях вообще спекулировать аморально. Повторю, как бы я лично не относился к руководителям различных муниципалитетов, я ведь отлично понимаю, что за ними стоят жители этих городов и районов. Как можно о них-то не думать?
Более того, мы постоянно поддерживаем Ковров и будем это делать. Там главная задача — развивать производительные силы. Тогда и бюджет будет наполняться, и налоги будут.
— Ирина Владимировна говорила, что в бюджете Коврова с деньгами все в порядке. Потому что тендеры они теперь честно проводят, и рынок, став муниципальным, приносит доходы…
— Могу сказать, что безвозмездные перечисления в Ковров с областного и федерального уровней составляют сегодня 54% всего бюджета города. По имущественным налогам поступления в бюджет Коврова сократились по сравнению с прошлым годом. Есть рост по налогу на прибыль — это значит, что стали лучше работать предприятия города.
То, что у мэрии Коврова есть стремление улучшать ситуацию в городе, мною всячески приветствуется. Например, на недавнем совещании с главами местного самоуправления я отмечал Ковров по ряду позиций. Еще раз повторю — для меня крайне важно, чтобы с населением все было в порядке. В любом случае, для этого нужен конструктив. Если его нет, то начинается поиск предлогов и поводов. Нередко присутствует просто популизм, стремление ввести жителей в заблуждение.
Напомню — когда у нас состоялась первая встреча с Ириной Владимировной, поскольку она — человек новый на этом посту, я ее действительно спросил: "А для чего вы пришли? К чему стремитесь? Что от вас ожидать?" И я тогда сказал — любые конструктивные шаги, шаги на пользу жителям города поддерживал и поддерживать буду. Ну, а цифры я вам называл. 288 миллионов рублей — прирост бюджета Коврова в этом году. Из них за счет перечисления с областного уровня — 218 миллионов.
— Ирина Владимировна, на мой взгляд, эмоционально права, утверждая следующее: пусть в доме ребенка содержатся дети без родителей и сироты. Но у многих из них есть бабушки, братья-сестры, которые могли навещать деток и хоть как-то поддерживать остатки семейных уз. С переводом ребятишек в другие города области такие контакты прекратятся или станут значительно реже.
И второе — сузятся возможности для усыновления этих детей бездетными ковровчанами.
— Эта проблема существует. Но Ковровский дом ребенка — это специализированное медицинское учреждение. Туда дети попадают с определенными отклонениями и заболеваниями. Их прежде всего надо хорошо лечить в нормальных условиях.
Для этого, повторюсь, мы и концентрируем наши финансовые, кадровые, организационные усилия. А что касается "простых" детских домов и круглосуточных яслей — ведь их можно создавать на деньги муниципалитета. Может, даже в тех же площадях. Поэтому с нашей стороны никакой "политической" составляющей в решении о закрытии Ковровского специализированного дома ребенка нет.

Беседовал Игорь ЕФРЕМОВ.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

КСТАТИ
Сегодня из почти 40 детей, содержавшихся в Ковровском специализированном доме ребенка от рождения до 3 лет, по словам Ирины Табацковой, осталось менее 20 малышей.
Вывоз детей из КСДР был прекращен после личного вмешательства мэра Коврова. По словам Ирины Табацковой, несмотря на то, что учреждение с 2004 года финансировалось из областного бюджета, а с 2006 года находится в областной собственности, средств на необходимый ремонт и оформление лицензии не выделял именно областной бюджет. По словам Табацковой, необходимо всего 1,5 миллиона рублей, чтобы снять все проблемы.