ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Телеведущая Светлана МОРГУНОВА: На работе мне не до романов

Звездой нашего телевидения ее сделал владимирец Юрий Левитан

Она уже в третий раз вела Фатьяновский праздник в Вязниках. О жизни и любви с ней беседует наш корреспондент.

Моргунова живет рядом с "Ленкомом". А в детстве она жила на Арбате. Рядом с вахтанговским театром. Туда бегала чуть ли не каждый вечер. Немудрено, что сама чуть не стала актрисой.

— Прочла объявление, что Юрий Завадский набирает молодежную группу в студию. И пошла поступать, — начала Светлана. — Принимали "киты": Любовь Орлова, Вера Марецкая, Ростислав Плятт. Горжусь, что поступила.

Правда, закончить не довелось. Опять же прочитала в газете — на сей раз о наборе в дикторскую группу. Юрий Левитан стал моим "крестным отцом".

— Вам захотелось стать телезвездой?

— Никакая я не "звезда", — отрезала Светлана, сверкнув очками. — Я училка. Проходила практику в школе рабочей молодежи, — уже с улыбкой вспоминает Светлана. — Посещаемость на моих уроках была хорошей, что само по себе было достижением.

Оба ее несхожих между собой амплуа, учителя и диктора, удачно сошлись в Японии, где она в 70-х годах вела на телевидении уроки русского языка. Успех в японском прямом эфире был феноменальным. Число почитателей великого и могучего росло, а один художник даже вышил с натуры (точнее, с экрана) ее портрет гладью.

— Скажите, Света, вы помните ваш первый выход в эфир?

— Конечно. Это был мой первый выход на сцену Малого зала консерватории. Я вела концерт. И произошло это в тот день, когда в космос полетел Гагарин.

Мне повезло, я имела счастье общаться с такими талантливыми людьми, как Арно Бабаджанян, Марк Фрадкин, Евгений Долматовский, Михаил Матусовский, Юрий Гуляев. Перечень этот можно продолжать и продолжать.

— Женщине, которая в постоянном контакте с яркими мужчинами, трудно не влюбиться в одного из них? Поговаривали, будто у вас был роман с Муслимом Магомаевым. Это слухи, или доля правды в них все-таки есть?

— Таким огромным признанием, каким пользовался этот певец у публики, мало кто может похвастаться. Я часто вела его концерты. И взаимная симпатия существовала. Впрочем, она есть и сейчас. Мы дружим и с Муслимом, и с его женой Тамарой Синявской. А что касается романов, нет, этого в работе не допускаю. Так воспитала меня мама.

Она — женщина строгих правил. В семье Моргуновых ее зовут "домашним генералом". Беспрекословно подчиняется бабушке даже мой взрослый сын Максим. А ведь мог бы и не признавать субординации: уже закончил университет, отслужил в армии, работает.

Я счастливая мать, потому что со мной настоящий мужчина. Если женщина хочет нравиться мужчинам, она прежде всего должна нравиться своим сыновьям. И эта истина подтверждается. Он говорит, что считает меня женщиной со стилем. А потом, мама одна, и другой такой не будет. Такие слова дорогого стоят. Я рада слышать их из уст сына.

Конечно, в моей жизни были и другие "главные" мужчины. Первый муж, отец Максима, умер, второй брак распался. Ну и дальше как-то не сложилось. Бывает…

— Выглядите вы отлично. Как вам это удается?

— Уважаю женщин, которые за собой следят, посещают косметические кабинеты, регулярно делают массажи. Я раньше тоже этим занималась. Но теперь не могу себе позволить, слишком дорого. Кремы применяю исключительно отечественные. Идеально подходят мне "Люкс" и "Вечер".

А вот духи предпочитаю французские. Иногда балую себя дорогой импортной косметикой. Вот парик купила. Пожалуй, и все. А моложавый вид — от природы.

— А как вы относитесь к пластическим операциям?

— Пока мне вроде этого не нужно. А когда придет время, скорее всего, испугаюсь.

— Правда, что перед выходом в эфир телеведущих обслуживает парикмахер, а "рабочей" одеждой тоже обеспечивает телевидение?

— Прическу действительно делают. А вот платье заказать себе можешь только раз в год. Я стараюсь сама составить свой гардероб. Для особо торжественных случаев приобретаю наряды у Юдашкина.

Конечно, такой туалет недешев. Но когда выходишь на огромную аудиторию, надо выглядеть достойно.

Но наряд нарядом, но при этом не мешало бы диктору или ведущему быть еще и мыслящим человеком. И еще, как минимум, он должен обладать отменной дикцией и правильной речью. Это сейчас требования к нашей профессии снизились. А раньше они были высокими и жесткими.

— Вы грустите по прошлому?

— Есть немного. Теперь на ТВ зеленый свет только молодым. Наше поколение практически списано в тираж. Хотя, к примеру, в США вести программы доверяют лишь людям, достигшим 35-летнего возраста. Разумеется, и среди молодых есть немало талантливых, но все же уровень профессионализма на ТВ упал. Раньше к нам в дикторскую постоянно обращались за консультациями — как правильно произнести то или иное слово, где поставить ударение. Теперь давно никто не звонит. И это не означает, что все наши молодые коллеги стали хорошо образованными. Просто сейчас на подобные "мелочи" перестали обращать внимание. А жаль, общая культура от такой небрежности страдает. Я же по-прежнему свято отношусь к работе и очень ее люблю. Правда, на родном "Останкине" дел для меня находится все меньше.

— И все-таки, пусть редко, но мы видим вас.

— Слава Богу, приглашают вести концерты, презентации, встречи. Спасибо мэру Вязников Евгению Виноградову, который в третий раз пригласил меня вести Фатьяновские праздники.

— Как у вас с юмором?

— Когда Гена Хазанов только начинал свою артистическую деятельность, то непременно приглашал меня на концерт и проверял по мне реакцию зрительного зала. Я ужасная хохотушка. Впрочем, и анекдот рассказать могу.

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры РФ.

Фото автора.

встреча для вас

встреча для вас

Певец Игорь Наджиев: Я уже давно не человек

Как мы уже рассказывали ("Призыв" за 23 августа), в селе Порецком Суздальского района был праздник, День села. На нем пели известные исполнители братья Радченко и Игорь Наджиев. Наш корреспондент побеседовал со звездой российской эстрады Игорем Наджиевым.

Игорь Наджиев cвоей экзотической внешностью обязан папе-иранцу. А вот мама у Игоря — русская. Себя он считает русским по духу и православным по вере.

В начале 90-х годов Игорь приехал покорять столицу. Пришел за поддержкой к Алле Пугачевой. Примадонна, посмотрев и послушав его, была категорична: "Тебе, Игорек, никто не нужен, ты и сам пробьешься!"

— Я не первый раз на твоем концерте и вижу, как ты воздействуешь на аудиторию. Чем?

— Артист — ряженый, лицедей, которыми всегда славилась Русь. Сцена — уже театр. Плох тот артист, который не может заставить зрителя сопереживать. Поэтому моей главной задачей является желание сделать спектакль.

— В детстве кумиры — дело обычное. С возрастом они тускнеют. А как у тебя?

— Маленьким мальчиком мама водила меня на концерт Елены Камбуровой. Я тогда еще ничего не понимал толком, но испытал какое-то потрясение. Помню, ночь не мог уснуть.

Сейчас практически не обращаю внимания на то, что делается вокруг. В первую очередь прислушиваюсь к себе, к своему сердцу. Считаю, что только оно может подсказать, что и как нужно делать.

— Кумиры — это что-то далекое, как звезды на небе. Есть ли люди, которым ты благодарен за что-то конкретное? Я имею в виду людей, которые помогли тебе стать известным исполнителем?

— Их много. На первом месте родители. Но рождение Игоря Наджиева как эстрадного певца связано с именем замечательного поэта-песенника Леонида Дербенева. Он меня услышал и понял мой голос, дал нужный толчок к творчеству, поверил в мои силы. Леонид Петрович научил меня разбираться в текстах, в музыке и дал ориентир на будущее.

Вдвойне приятно, что в российской глубинке закладывается замечательная традиция — отмечать День памяти этого гениального поэта. Спасибо Вере Ивановне, вдове поэта, за приглашение участвовать в таком празднике. Леонида Петровича вот уже нет 8 лет, а песни на его стихи знают, любят и поют.

— На сцене ты выглядишь ярким, у тебя сложный сценический грим. Вспоминается Вертинский. Но известно, что когда он надел свою маску, критика его не пощадила. Пьеро Вертинского пришлось выдержать множество нападок. Не было ли что-то подобного у тебя?

— Я не исключение. Все началось с черных губ. Они в свое время наделали много шума. Причем это не было подражанием Фредди Меркьюри или еще кому-то. Сначала это была просто случайность, которая позднее переросла в нечто большее.

И только спустя много времени, когда я стал серьезнее к этому относиться, я узнал, что все это давно есть на Западе. Но Вертинский был все-таки раньше.

Мой грим — состояние моей души. Душа не может быть статичной, поэтому грим никогда не повторяется. Когда говорят о моей яркости на сцене, всегда вспоминаю и привожу слова Фаины Георгиевны Раневской: "В этой стране не любят ярких!"

К сожалению, ее слова применительно ко мне оказываются пророческими. Но не в этом дело. Для меня главное — выходить на сцену и говорить правду: о жизни, о любви, о чувствах…

Я убежден, что артист не может, не должен выглядеть так, как будто только что встал с дивана. Я ценю и уважаю своих зрителей, не могу позволить ронять себя в их глазах. Они все — моя большая любовь!

— Игорь, признание, поклонники, цветы… Видимо, это и есть счастье артиста. А в чем заключается счастье Наджиева-человека?

— А я уже давно не человек. Я — существо, которое выходит на сцену и живет, питается только в этом. Согласитесь, что настоящие великие личности в искусстве живут в памяти людей не как, скажем, конкретные мужчина или женщина, а как некие существа, посланные с неба, призванные своим творчеством выполнять в мире определенную миссию.

— Ты красивый мужчина, у тебя черные, бездонные глаза. Им позавидовала бы любая девушка. Не жалеешь, что родился мужчиной?

— Раньше, может, и жалел… Видел, что женщине легче пробиться на эстраде, сделать карьеру, благополучно устроиться в жизни. Женщине легче сделать вид, что она с чем-то смирилась, подавила в себе гордость.

Мужчина так не может. Ему нужно сразу все высказать, и не всегда в лучших выражениях.

Мне с моим характером вдвойне тяжело. Порой впадаю в раздраженное состояние, но весь свой яд направляю на себя же. В такие минуты начинаю сомневаться в правильности того, что делаю.

Собой недоволен очень часто. Впрочем, для творческого человека это хорошо. Поэтому на сцене никогда не работаю вполсилы, и когда слышу крики "Браво!" — испытываю счастье.

— Почти все твои песни о любви. Что тебя вдохновляет?

— Сама любовь. Я по гороскопу — Скорпион, а этот знак — король секса. Я, действительно, очень влюбчив. Артисту требуется постоянная подпитка, я все время должен быть в состоянии хотя бы легкой влюбленности. Мне очень везет, рядом со мной много прекрасных женщин — и возлюбленных, и преданных друзей.

— Что в твоем представлении настоящая женщина?

— Та, что будет рядом всегда, в горе и в радости, которая любит не за блага и достоинства, а просто за то, что ты есть.

— Ты человек верующий. Что тебя привело к вере?

— Наверное, те потери, которые мне пришлось пережить. Сначала не стало отца, потом — мамы. Умер брат. Мама, связь с которой я чувствую постоянно, помогает мне и сегодня. Ну а привела меня в храм певица Ольга Кормухина. Когда-то у нее были проблемы с алкоголем, карьера не складывалась, сидела без работы. Встреча с известным старцем Николаем Гурьяновым стала поворотной в ее судьбе. Вышла замуж, родила ребенка — жизнь наладилась.

— А ты сам изменился?

— Конечно. Когда знаешь, что на все Божья воля, трудности переносишь легче, а если ты что-то задумал — все получится.

— Игорь, молится ли кто-нибудь за тебя и помогают ли тебе эти молитвы?

— Есть люди, которые молятся за меня в церкви. Это и мои поклонники, и друзья. Иногда на концертах подходят пожилые женщины и говорят: "Игорек, мы все время молимся за вас, ставим свечки."

Это меня и спасает, потому что жизнь артиста и любого человека, который хочет согреть своим сердцем всех, — очень тяжелая. Зло не остается безнаказанным. Но и за доброту приходится расплачиваться по полной программе. И человеку обязательно нужна поддержка.

— Жаль, что на экране ты появляешься редко.

— 5 лет назад в Театре эстрады у меня прошел концерт "Памяти родителей" — тогда и мамы, и папы уже не было в живых, и для меня он был особенно важен. Концерт удался, я выложился, его оценили зрители, а я получил благословение Патриарха. Когда же пошел на ТВ, то услышал расхожую фразу — "не наш формат".

— Не стоит расстраиваться. Тебя знают и любят. Смотри, сколько поклонников у тебя в глубинке…

— Это и спасает. Ради этого я и выхожу на сцену.

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры России.

Фото автора.

Суздальский район.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Игорь Наджиев родился 13 ноября 1967 года в Астрахани. С 4 лет учился музыке.

Впервые вышел на профессиональную сцену на конкурсе «Сочи-86" и получил приз зрительских симпатий.

В 1995 году Наджиев выпустил дебютный альбом «Потерянная страна".

В том же году работал с Максимом Дунаевским в Америке.

В 1997 году — лауреат Международного фестиваля поп-музыки «Золотой Олень" в Румынии.

В 1999 году Игорь Наджиев вместе с Сергеем Избашем (бывшим солистом группы «Нескучный сад") начали работу над проектом «Звездные птицы".

В 2000 года Игорь и Сeргей заключили 3-летний контракт с американскими импресарио.

встреча для вас

встреча для вас

Есть одна награда смех

Любимец Брежнева, клоун Валерий Серебряков дарит владимирцам свой талант и гарантирует хорошее настроение

Клоун — особая каста цирковых. Во все времена качество цирков оценивалось по уровню их реприз. Высочайший уровень "Золотого цирка Юрия Никулина" не подвергается сомнению ни в чопорной Англии, ни в чрезвычайно требовательной к клоунаде Японии.

Сегодня наш собеседник — заслуженный артист России Валерий Серебряков. Его можно было бы назвать последним из могикан советского цирка. Над шутками этого клоуна хохотало все Политбюро во главе с генсеком Леонидом Брежневым. Сразу после нынешних гастролей во Владимире Серебряков с "Золотым цирком Юрия Никулина" отправится в Нижний Новгород.

Клип о нем крутят по миру много лет

— Выступаю в цирке с 5 лет, — говорит клоун "Золотого цирка Юрия Никулина" Валерий Серебряков, — но лишь в 12 лет папа привез меня в Москву, в Главное управление цирков. Оформили трудовую книжку, и я начал работать.

Пять лет уже, как работаю в цирке Никулина. А до этого в других цирках служил. За рубежом меня знают больше и лучше, чем в России. Еще в достопамятные времена СNN в Москве сняло клип из моих лучших реприз. Эту обалденную пленку продали по всему миру. До сих пор и показывают. Недавно был в Аргентине, зашел в магазин, торгующий телевизорами, а на экране — я и мой прежний напарник Станислав Щукин.

— Вы не тоскуете по прежним временам, когда были любимцем Политбюро, вас приглашали на званые банкеты…

— По старым временам — да, по приглашениям — нет. Хотя раньше платили куда меньше, чем сейчас. Прежде были стабильность и уверенность. Сегодня не знаешь, когда и где будешь работать в следующем сезоне.

— Клоунов коллеги уважают?

— Безусловно! Публика идет на имена. Особенно когда были такие люди, как Попов, Никулин, Карандаш. А публика делает кассу.

Раньше клоунов раскручивали, вкладывая массу денег, как в нынешние избирательные кампании. А теперь деньги вкладывают в сред-не-нь-ких попсовых певцов. Уж такие они звезды о-о-огромадные! У нас в России есть клоуны куда талантливее, чем такие певцы. Их знать никто не знает, потому что денег на раскрутку не выделяется!

Генсеки клоунов любили, но к бонзам ездить неприятно

— Вы известный человек благодаря знакомству с Брежневым.

— Это слишком сильно сказано! Леонид Ильич очень любил цирк. Часто смотрел представления. Потом приходил к руководству Госцирка и вопрошал: "У вас работает клоун в кирзовых сапогах? Хочу, чтобы выступил у нас!"

Алексей Косыгин, в те годы — председатель правительства СССР, как-то в Сочи затребовал "такого же клоуна". И меня тут же из Грозного с гастролей спецавиарейсом переправили на юг.

Такое было не единожды. Например, точно так же на Московскую Олимпиаду 1980-го года нас вызывали.

— А личного общения с вождями не было? Поди, озолотили вас?

— Ни в коем случае! У Карандаша был случай, когда во время войны к некоему начальственному внуку вызывали лично пообщаться. Такое было раза два-три в жизни у Олега Попова. Сам Главный запросил, а Олег ответил: "Скажите, мол, устал, извините, не могу…"

— А вы никогда не отказывались?

— Сейчас — да. Нас часто приглашают на дни рождения важных людей. В Запорожье недавно зазывали. Предлагали горы золотые. Но ведь контракт, зрители в цирке ждут.

— Приятнее выходить на манеж к простым людям, пусть даже за меньший гонорар?

— К бонзам выезжать, даже если обязывают, очень неприятно! Их надо смешить, а они сидят вальяжно, жуют, пьяные.

— Самый запомнившийся вам номер уже был или он впереди?

— Так много уже прожито, я давно на пенсии, что сложно что-то выделить! Надеюсь еще создать образ Щукаря.

Японцы не поймут шутку про рогоносца без зеленой шляпы

— Об учениках не думаете?

— Очень слабо с клоунадой сейчас в России. За редким исключением. Нет ни учителей, ни центров подготовки.

У меня учеников нет, кроме сына Валерия. Кто-то пытается меня копировать, но… Сам преподавать я не пробовал — работы много.

К тому же клоуном надо родиться. Это стиль жизни. Это профессия, но необычная. Не каждому по плечу. Такая же творческая, как поэт, художник.

Если нет внутренней жилки, ничего не получится! Душа должна быть!

На Валериных представлениях в Англии и Америке — сам видео смотрел — публика смеется. Сначала сын меня просто копировал, а теперь поменял образ и обрел свое лицо. Молодец!

— Как расписан день? Рано встаете?

— Могу встать и в семь утра, и позже. Все зависит от начала представления. Правда, теперь поспать не дает маленький ребенок.

— Жизнь и манеж — разные вещи?

— Да, но есть сходства. Я неплохо знал Георгия Вицина. Когда он выпивал, то становился таким же, как на экране и в манеже. В хорошем настроении Юрий Никулин был таким же. И я, бывает. В последнее время все чаще.

Младшему ребенку 9 месяцев. Это добавляет энергии и жизнелюбия. Не на сцене, но иной раз сделаешь что-нибудь, будто на манеже!

— В свободное время что любите делать?

— Хобби очень много! Главные — испанский и английский языки. Последнее время работаю за рубежом, все больше в Америке — и в Северной, и в Южной. Мне там нравится, хотя лететь туда долго.

— В зарубежных гастролях на каком языке работаете?

— На родном для зрителей. Даже в Японии. Японцы очень любят это. Поэтому речевой объем там увеличивается. Репризы везде одни и те же. Но национальные традиции обязательно учитываю.

Например, мужчина — рогоносец. Так, как в России выйти с рогами, в Японии не поймут. Там надо надеть зеленую шляпу. Пришлось подыскивать такую. Но при всем этом профессионально исполненный юмор везде хорошо воспринимают!

Никогда для основы не беру экономические проблемы: как живем, плохо ли, хорошо ли. Клоуны не должны "есть политику".

Мы должны смешить людей. Как Чарли Чаплин.

Александр КЛЫГИН.

Фото автора.

г.Владимир.

Личное дело

В Интернете о Серебрякове ни строчки, хотя на манеже он с 5 лет. Родился в Нижнем Новгороде в 1939 году. Сейчас у 64-летней знаменитости четверо детей. Старший сын Фидель (назван в честь Кастро) работает охранником в Екатеринбурге. В 1969 году родился второй, Валера, продолжатель клоунской династии, сейчас работает в Америке. В 1977 на свет появился Денис. Он учится в Италии на фармацевта.

Год назад Серебряков вновь стал молодоженом. Младшему ребенку — 9 месяцев. Ждет еще одного. Молодая жена-москвичка все время рядом.

Отец Серебрякова тоже был клоуном. Мечтал обосноваться на родине жены, в Ялте. В итоге купил там дом и подарил его сыну. Там Серебряков и зарегистрирован, хотя обитает по всему миру.

случаи

из практики

Главный мент области стал Майклом Джексоном

Ассистентка Серебрякова Виктория Орлова (с клоуном работает 12 лет) рассказала об анекдотических ситуациях на манеже:

— Зрители настолько артистичны, что никогда не угадаешь, что они могут выкинуть на представлении. Даже "подстава" так не сможет. Как-то в Ростове на репризу "Лошадка" случайно вышел мужчина и так лихо "работал" под Майкла Джексона, что публика истошно хохотала. Мы с Валерием подумали — наш человек. А он говорит: "Я начальник областной милиции."

ну и ну

В цирке верят в приметы

— В российском цирке есть ряд неписаных правил. Сюда никто и никогда не сможет войти с семечками и лузгать их во время представления. Артисты верят, что не будет зрителей. Вот попкорн — пожалуйста!

— Нельзя сидеть и стоять во время представления спиной к манежу.

— Артистки никогда на премьеру не выходят в новых колготках — удачи не будет.