благое дело

благое дело

Австралийцы Рибо: Столько сирот, как в России, нет нигде

Во Владимире побывали кинодокументалисты из Австралии. Майкл и Екатерина Рибо и их 10-летняя дочка Хелена снимали у нас фильм о приемных семьях.

Профессиональный кинематографист у них Майкл. Жена Катя — переводчик, ассистент и пресс-секретарь. А Хелена просто общалась со всеми. Мама с детства общается с ней по-русски, поэтому языкового барьера на второй родине у Хелены нет.

— Владимирские впечатления станут частью видеомозаики, которую мы назвали "Я возвращаюсь домой", — рассказала Катя. — 12 лет назад я уехала из СССР и вернулась в другую страну. За эти годы я раза три гостила в Москве у родителей. Но очень мимолетно и только в пределах Садового кольца. Сейчас я заново знакомлюсь с Родиной. Взгляд выхватывает массу изменений: возрожденные храмы, по-европейски чистая столица, много новостроек, красивая реклама — и огромное количество нищих.

— В Австралии вы не имеете информации о России?

— Каждые полчаса я могу смотреть новости НТВ. Я профессиональный переводчик, общаюсь с теми, кто приезжает из России, преподаю язык эмигрантам. Но это не заменит собственных впечатлений.

— Какие же еще камушки будут в вашей мозаике, кроме Москвы и Владимира?

— Питер и родина Миклухо-Маклая — Окуловка. Никакой заранее продуманной программы у нас пока нет.

— А почему Владимир?

— Случайно. В Москве зашли во Всероссийский детский фонд. Мы слышали, что беспризорность в России стала национальной катастрофой. В фонде нам подсказали, что во Владимире есть опыт создания семейных детских домов. Они созвонились с Владимирским детским фондом и договорились, чтобы нас приняли.

Мы побывали в Камешковском районе в семье Дорофеевых. У них 16 детей! Своих и приемных. Старшие, правда, уже уехали. Но с родителями остались еще 9 ребят. Все они по-крестьянски хозяйственные. Мальчишки умеют любую технику ремонтировать, девчонки — отменные рукодельницы.

В Суздале общались с удивительным человеком, звонарем Юрием Юрьевым. Он взялся обучать своему мастерству двоих мальчишек из малообеспеченных семей. Мне даже немного стыдно, что я не была раньше в этом необыкновенном городе.

Последняя встреча была в Покрове с семьей Кундиных. Виктор и Ольга к своим 6 детям взяли еще 5 приемных. Сейчас старшему 25, младшим по 13 лет. Все дети учились или учатся в музыкальной школе, занимались бальными танцами, спортом, изучают иностранные языки. Всей семьей ходят в бассейн. В каждом доме есть свои проблемы. Но то, что дети растут в семье, — это уже счастье.

Я считаю таких родителей настоящими героями. То, что они делают, — это подвижничество. Мы посчитали, что со всеми доплатами у них не выходит даже по 1,5 доллара на ребенка в день. Это на все: еду, одежду, обувь, книги, лекарства. И надо отчитаться за каждую копейку.

— Майклу приходилось уже снимать фильмы о детях?

— В моей 40-летней кинематографической практике были 10 лет, когда я снимал художественные фильмы для ребят и, естественно, работал с ними, как с артистами, — включился в наш разговор Майкл с помощью жены. — Снимал и документальные фильмы. Например, о больных детях, которые ставили импровизированные спектакли.

— До встречи с Катей вы интересовались Россией?

— Только политически. Снял фильм "Дети Солженицына". О французских коммунистах-экстремистах. Они прочитали книги Солженицына, увидели изнанку коммунистической идеи и отказались от нее.

— Чем поразила Россия?

— Духовностью, интеллигентностью. Мы в метро видели мальчика лет 10, который читал "Онегина". Здесь часто можно увидеть читающих людей. Много памятников поэтам, писателям, музыкантам, на домах мемориальные доски. Во всем этом культ культуры. Я теперь знаю, что эта страна с потрясающим прошлым.

И в то же время — какая-то дезорганизованная: рядом стоят сверкающий "Макдональдс" и дом, который не ремонтировали десятилетия. В Европе и Америке я видел много глянцевых городов, но пустых, поверхностных. Там в основном люди приветливые, а говорить с ними не о чем. Здесь у нас очень интересные беседы возникают везде и со всеми.

— Вы смогли бы жить здесь?

— До этой поездки точно бы ответил — нет. А сейчас бы подумал. В Россию иностранцы боятся ехать — видят в новостях бесконечные взрывы, убийства. Очень много проблем с визой, чтобы можно было посмотреть не только Москву. Вам надо развивать малый туризм, чтобы могли приезжать семьи, студенты. Нужны маленькие недорогие гостиницы, прокат машин. Мы небедная семья, но платить 500 долларов за номер в сутки нам не под силу. Жаль, что вы остаетесь недоступными, закрытыми. Страна уникальная.

— Ваш фильм поможет ее открыть.

— Надеемся. Скорее всего, его продадим одному из телеканалов. Покажем его в общине русской православной церкви. Может, удастся установить контакты, помочь героическим родителям и брошенным детям. Хочется попробовать и гостевой обмен между нашими странами.

Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото автора.

г.Владимир.

благое дело

благое дело

"Трудные" в лагере

Общество частенько отмахивается от "трудных" подростков. Но ведь они сами мало в чем виноваты. Им просто повезло меньше, чем остальным. Им, как никому, нужна помощь взрослых. К счастью, есть люди, которые хотят и могут помочь.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

И.о. председателя Комитета по делам молодежи мэрии Владимира Наталья Балабанова:

— Моя работа для меня — больше, чем простое выполнение своих обязанностей. Это жизнь. Я очень люблю детей и надеюсь, что я смогу хоть кому-нибудь помочь.

С 24 июля по 6 августа Комитет по делам молодежи администрации Владимира проводит спортивно-туристический слет для "трудных" детей.

Кто они, "трудные"? Чем они отличаются от остальных детей? За ответами "Призыв" обратился в Комитет по делам молодежи. Беседуем с и.о. председателя Комитета Натальей Балабановой.

— Наталья Васильевна, расскажите, что за лагерь, где эти ребята отдыхают?

— Лагерь находится в Суздальском районе на берегу Нерли. В этом году у нас там 30 ребят в возрасте от 12 до 14 лет. С ними занимаются 7 педагогов. Детям выделен отдельный корпус для жилья, комнаты по 7 человек. Преподаватели живут рядом с ними в этом же корпусе.

— Проблемы есть?

— Как не быть! Самая главная — замкнутость детей. Они тяжело идут на контакт. Поэтому мы в первую очередь стараемся наладить с ними дружеские отношения. Нагружаем их физически (в основном играми). Они выплескивают весь накопившийся негатив в мирных целях. Это своеобразная трудотерапия.

Дети очень любят играть, купаться и дискотеки, петь под гитару, участвуют в различных конкурсах. Когда лед недоверия тает, все становится хорошо. Детям нравится.

— А после лагеря?

— К сожалению, они возвращаются в свой прежний круг общения. Это плохо. Единственное, что мы можем сделать, — следить за дальнейшей судьбой ребят. Что мы и делаем.

— Каких ребят чаще всего ставят на учет?

— В основном они из неблагополучных семей. У всех есть своя история. Главная проблема — родители, от которых дети хотят уйти куда угодно, любой ценой. Они идут на улицы, собираются в компании и заглушают свою боль вином, сигаретами.

— Какие цели вы перед собой ставите?

— Наша основная задача — показать, что есть другая жизнь. Предоставить ребятам возможность выбора. Хотя порой сделать выбор очень сложно, но знать, что он есть, дети должны. В этом и заключается наша работа.

Максим ЕФРЕМОВ.

Фото автора
и из архива редакции.

г.Владимир.