ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

Пять лет одиночества

На столе пылился Гарсиа Маркес, на плите застыл утренний кофе. В домах напротив зажглись огни, кралась ночь. Женщина печально рассматривала семейный фотоальбом, листая пожелтевшие страницы жизни. Вот и еще один день канул в Лету. Такой же, как сотни других, пустой и бесполезный.

Мария Васильевна на работе слыла строгой дамой, уверенной в себе, немного вредной и ужасно правильной. Она знала, что надо делать, что говорить, где промолчать. Повышение следовало за повышением, и Марии, к ее радости, не грозила бедная старость.

Вот только с личной жизнью не везло. Подруги выходили замуж, заводили любовников, разводились и снова стремились зайклеймить себя узами брака. Круг незамужних подруг редел, и уже мало кого можно было вытащить в кино, ресторан, на прогулку. Любовники с годами отращивали животы, матерели и становились скучными.

Чтобы скоротать вечера, Мария завела кошку Нюрку и научилась готовить. Нюрка, пожив полгода, сбежала с соседским котом. От гастрономических излишеств Мария стала толстеть. Пришлось отказаться от кулинарных изысков. В 30 лет Маррия решила жить в гражданском браке. Мама подыскала замечательную партию — 35 летнего подающего надежды адвоката.

Адвокат первую неделю мыл посуду после ужина, по субботам выбивал ковры. Потом его одолела аллергия на моющие средства. По ночам он не мог уснуть и резался в карты на Машином компьютере, опустошая холодильник. В выходные адвокат отлеживал бока на диване, приходя в себя после тяжелой трудовой недели.

Через 2 месяца Мария выгнала адвоката. Плюнув на попытки обрести семейное счастье, пошла получать второе высшее образование и подключилась к Интернету.

…Михаил разрабатывал компьютерные программы, и ему все время было не до семьи. К тому же он был страшно рассеянным, терял зонты, кепки, сумки, дискеты. Один раз он даже в глубокой задумчивости вышел на улицу в тапках и отправился на работу.

"Не в коня корм", — говорила про него младшая сестра, наливая третью тарелку борща и подсовывая котлету. Аппетит у Мишки был волчий, рост под два метр, волосы рыжие. Девушки таких обходили стороной. Им требовались Алены Делоны, Шварценнеггеры и Микки Рурки. Перво-наперво они интересовались наличием машины, квартиры и размером зарплаты.

Старенький "Форд", двухкомнатная коммуналка и 300 баксов в месяц поначалу завлекали любительниц легкой наживы. Но Михаил забывал про назначенные свидания, не любил рестораны, цитировал стихи и дарил только цветы.

К тому же у Михаила постоянно все валилось из рук. В ресторане он мог опрокинуть на себя или на любимую бокал с вином, тарелку с подливкой. Дома бил чашки, посуду не мыл, готовить не умел и питался консервами и полуфабрикатами. Зато у компьютера он чувствовал себя царем и Богом.

Сидя за полночь в "аське," Михаил под ником Сенрбернар познакомился с Кошкой, которая гуляла сама по себе. Выяснилось, что Кошка читает фэнтези, как и он, хорошо готовит, разбирается в компьютерах, получает техническое образование.

Они проговорили до утра, довольные друг другом завалились спать, чтобы часа через два пойти на работу. В лифте Михаил наступил на ногу невыспавшейся тетке, которая обозвала его "скелетом и ходячей вешалкой".

В обед Михаил снова встретился с ней в кафе, решив в кои-то веки пообедать. И как назло, споткнулся возле столика, где она сидела с каким-то толстопузым мужчиком. Брызги компота упали на юбку утренней незнакомки. Он во второй раз получил злобное "кретин"!

Вечером Сербернар жаловался Кошке на свой неудачный день, но распространяться не стал. Она тоже посетовала, что понедельник — день тяжелый. Они общались на всевозможные темы, им было весело. Посылали друг другу на сотовый смешные послания, в течение дня обменивались электронными письмами.

Месяца через два Сербернар понял, что он созрел для свидания и пригласил Кошку на романтический ужин, предупредив, что он будет в темно-синем пальто. Он пришел задолго до назначенного часа и нарезал круги вокруг памятника Ленину. "Еще бы ружье, и можно караул нести, подрабатывать", — думал Сербернар.

Вдруг он замер. Навстречу спешила высокая рыжеволосая женщина с сияющими глазами и развевающимся на ветру шарфом. "Привет, Кошка!" — промямлил он, силясь вспомнить, где же он ее раньше видел. "Компот?", — удивленно ответила она.

Вечер пролетел незаметно. Каково же было удивление Михаила, когда, отправившись провожать Марию, он очутился возле собственного подъезда. Их одиночество разделяло всего 3 этажа. Они жили в доме 5 долгих лет и не замечали друг друга, сталкиваясь в лифте, магазине.

Через полгода Мария и Михаил поженились. В день свадьбы жених остался верен себе: забыл обручальные кольца. Младшая сестра Марии стянула с себя два пластмассовых кольца. Одно из них с трудом налезло на палец забывчивого жениха, другое свободно болталось на пальце новоиспеченной невесты.

Ника Елкина.

житейская история

житейская история

Начнем с начала

Ирина не сомневалась, что муж ей изменяет. Дальше-то что? Развод исключается. Дом, ребенок, общий быт. Ну и деньги, конечно. На ее гроши не проживешь. Именно Виктор — добытчик и кормилец, его бизнес идет вполне успешно, и она, на зависть подругам, не знает отказа в своих прихотях. Только дорогие игрушки — плохая замена искренности и честности в отношениях. А ведь как они любили друг друга, когда были молоды и бедны!

Мы могли бы
служить в разведке

Но тут произошло непредвиденное: она влюбилась. Поначалу она обманывала сама себя, считая, что ее интерес к Юрию, новому сослуживцу, носит вполне невинный и дружеский характер. Просто он очень непохож на всех ее знакомых.

Движение друг к другу было встречным и довольно быстрым. Скоро она считала, что они совпадают, как два кусочка пазла: у них одинаковые вкусы, мысли и мнения. Не говоря уже о чувствах. Стоило только дать им волю… Любовниками они стали так естественно, что она не испытала ни стыда, ни сожаления, ни раскаяния. Только радость.

Теперь главным стало сохранение тайны. Они, конечно, соблюдали конспирацию, но Ире представлялось, что все это — напрасные хлопоты. Ведь на ней крупными буквами написано, что она любит и любима. Идет по улице, а на лице такая лучезарная улыбка, что встречные мужчины принимают ее на свой счет, останавливаются, заговаривают, а она, смеясь, уходит прочь…

Теперь она меньше всего думала о муже и его тайной жизни. С нее хватало собственных тайн. Дома установилась вежливо-сдержанная атмосфера с минимумом контактов и вопросов.

Все изменилось в один день.

Бог из машины

В то утро Виктор мимоходом проинформировал жену, что уезжает на пару дней по делам. "Знаю я твои дела. С очередной лялькой закатишься куда-нибудь в Суздаль, — зло подумала она, а вслух выдала привычное: Хорошо, дорогой", — и дежурную улыбку. И тут же начала строить собственные планы.

Она еще не успела договориться о встрече с Юрой, как телефон затрезвонил междугородней трелью. Звонили из больницы маленького соседнего городка. Муж был там. Он попал в автомобильную аварию.

Первое, что она узнала, примчавшись туда, было почему-то известие о машине — та не подлежала восстановлению. И еще, что Виктор действительно путешествовал не один. Его подружка отделалась испугом и парой царапин и уже успела упорхнуть.

Но все это не имело ровно никакого значения. Главное — муж был жив, хотя и в тяжелом состоянии. Обе ноги переломаны в нескольких местах, да еще и черепно-мозговая травма.

И потянулись мучительные дни и ночевки в палате на сдвинутых стульях. О перевозке Вити не могло быть и речи, так что пришлось положиться на местных докторов и целительную силу больших денег. Те и другие не подкачали, и через полтора месяца Виктора выписали домой. В инвалидной коляске.

Бизнес-леди

С головой у него, слава Богу, обошлось без последствий. С ногами было хуже. Места переломов закрепили какими-то болтами и шурупами. В ближайшие полгода он не сможет передвигаться самостоятельно. Потом опять операция, и, если все получится, шансы есть.

Но беда одна не ходит. За время Витиного отсутствия его бизнес оказался на грани краха. Партнеры, и вроде бы друзья, которым верил, поспешили, как стервятники, урвать свой кусок. В нервах он метался, как зверь на цепи. Все еще можно было поправить, но надо было шевелиться очень быстро, поспевать в десятки мест, телефоном тут не обойдешься. А он прикован к своей коляске, и довериться абсолютно некому.

Кроме жены. Она сама предположила помощь. Хуже-то все равно уже не будет. Подумав, Виктор признал, что другого варианта на самом деле нет.

И Ирина, оставив работу, с головой ушла в незнакомый мир.

Новая страница

Юрия она не видела с момента аварии. Возможно и даже наверняка он звонил ей, искал, но трубку брал больной муж, а она вечно где-то моталась. Скоро она перестала даже вспоминать о своем романе, слишком уж было не до этого.

Во всех деловых вопросах она поначалу была послушным орудием в руках мужа и старалась по возможности точно выполнять его инструкции. Но постепенно втянулась, почувствовала интерес и азарт. Вечерами, обсуждая с Виктором их общие проблемы, она все чаще осмеливалась высказывать свои соображения. И ловила на себе его удивленный и заинтересованный взгляд. Надо же, он столько лет считал ее глупой домашней квочкой. Выходит, напрасно?

Изменилась она и внешне. Вкалывая по двенадцать часов в сутки, сбросила лишний вес. Общение с офисными дивами не прошло бесследно — она сменила прическу, стала иначе одеваться, выглядела стильно и молодо.

Им удалось спасти фирму от разорения. Через год Виктор вновь встал во главе ее. А Ира заняла пост вице-президента и его правой руки. Правда, скоро ей придется удалиться от дел. Декретный отпуск не за горами. Кто сказал, что в 35 поздно рожать второго? Неправда, в этом возрасте жизнь только начинается.

Иногда ночью будущий малыш развоюется и разбудит маму. Она подолгу лежит, прислушивается к родному дыханию любимого мужа и улыбаясь в темноту. Все-таки иногда горести и испытания даются нам, чтобы указать дорогу к счастью. И все, что ни делается, к лучшему.

Нина АЛЕКСАНДРОВА.

Фото из архива редакции.

ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

СОБАКА

На улице было холодно. Леньке казалось, что промозглая сырость проникает в его кости, разъедает все внутренности, и если немедленно не найти места для ночлега, тело рассыпется, как упавшая сосулька. Привычный закуток в заброшенном сарае сегодня оказался занятым. Там разместилась огромная костлявая псина. Она так страшно рыкнула на Леньку, что он не запомнил, как оказался у соседнего дома. Собаке было хуже, чем ему — видно, что она давно ничего не ела.

Ленька сидел на корточках в детской беседке. Он уже обошел все знакомые места, подходящие для ночевки. Везде было занято. А ведь совсем недавно Ленька тоже жил в квартире, с мамой и папой, и ему не приходилось думать о еде или теплой постели.

Дом

Родители жили дружно. Иногда вздорили между собой, но Леньку берегли от проблем. Он помнил, как иногда вечером они закрывались в спальне и шепотом ругались, а он вставал за дверью и пытался подслушать — что же такое родители от него скрывают? А потом они выходили из комнаты, как ни в чем не бывало, папа подхватывал его на руки и, смеясь, приговаривал: "Ах, ты, шкодник! Нельзя подслушивать взрослые разговоры!"

Ленькин папа погиб прошлой осенью. Он возвращался домой на служебной машине. На дорогу из темноты выскочила огромная бродячая собака. Водитель резко затормозил, машину занесло и отбросило на обочину. Накренившийся столб попал как раз на переднее сиденье возле водителя и убил отца. Больше никто не пострадал. С тех пор Ленька безотчетно боялся больших собак — ему казалось, что они несут беду.

Побег

После похорон мать замкнулась. Не улыбалась, не читала Леньке книжки по вечерам, как это было при отце, и иногда ему казалось, что мать забывает о его существовании. Когда в доме появился другой мужчина, Ленька почувствовал себя совсем лишним. Плакал по ночам, прогуливал школу и мечтал сбежать. Но зимой уходить из дома было страшно. Ленька дождался первых теплых дней. Накануне побега стащил из сумки матери 30 рублей, взял хлеба, колбасы, коробку спичек. Утром сложил припасы в ранец и ушел на вокзал. Доехать удалось только до следующей станции. Здесь, в маленьком городке, он и скитался уже вторую неделю. Похоже, что его никто не искал. Домашние хлеб и колбаса давно были съедены, деньги кончились. От голода Ленька осмелел и большую часть времени стал проводить в вокзальном буфете, в уголочке, где его почти никто не замечал. Иногда удавалось стащить недоеденный бутерброд или кусок хлеба со стола.

Сегодня Ленька остался и без еды, и без ночлега. Он уже перестал дрожать от холода и стал засыпать. Сквозь сон чудились огни, голоса родителей и тепло… В какой-то момент он очнулся от резкого непонятного звука. В сарае выла собака. Ленька решил еще раз попробовать прогнать ее. Подошел к закуточку. Собака зарычала.

— Собачка, пусти меня, я только согреюсь… Я тебе завтра хлеба принесу, — уговаривал Ленька псину и потихоньку втискивался в проем между досками сарая. Видимо, собака настолько обессилела, что перестала рычать, и мальчишка, наконец, пристроился рядом с ней. Тело собаки было теплым, Ленька согрелся и забылся тяжелым сном, в котором опять были мама и папа, вкусная еда, и тепло…

Возвращение

Наутро вокзальный милиционер в сопровождении молодой женщины ходил по домам и спрашивал — не видел ли кто мальчишку лет двенадцати в синей куртке и джинсах, с ранцем. Кто-то вспомнил, что похожий мальчик по вечерам появлялся возле заброшенного сарая. Милиционер нашел проем в стене и заглянул туда: на куче тряпья лежал свернувшийся калачиком Ленька, его обнимала огромная мертвая собака. Леньку вытащили из сарая, он бредил, звал отца. Мать плакала и причитала: "Ленечка, сыночек, зачем ты ушел? Очнись, сынок, мы сейчас домой поедем…"

Леня пролежал в больнице до лета. Первое время мама не отходила от него. Плакала, просила прощения и обещала больше никогда не оставлять его. Ленька смотрел на мать и молчал. Он давно ее простил, но совершенно не хотел возвращаться домой — там не было отца. И ощущение одиночества не проходило.

Летом мать забрала сына из больницы. Чужой мужчина, из-за которого он сбежал из дома, больше не появлялся. Мать работала, и Ленька целыми днями оставался один. Однажды он попросил маму: "Давай заведем большую собаку. Такую, как меня спасла…"

Ольга ЛЕОНОВА.

г.Владимир.

житейская история

житейская история

А милого пришибло шалашом

Знакомясь с женщинами, Василий перво-наперво интересовался не их внешностью, возрастом и не сентиментальными струнами души, а кошельком. Хотелось разбогатеть быстро и получить все сразу. Но, как известно даже самой глупенькой мышке, бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке.

Сплошные "не"

Философски оглядываясь назад, Василий считал, что его 25 лет — это сплошные "не". Родился не в той семье: мать — уборщица, отец — слесарь. Поэтому поездки по заграницам, тепленькое местечко в фирме, выгодные знакомства, стильная одежда изначально были ему недоступны.

Умишком он тоже не блистал, хотя на "физвозе" был хорошистом и душой компании. Мысль о том, что надо бы заводить семью, рожать детей, вкалывать на двух-трех работах, его не прельщала. Преступником становиться не хотелось — можно и в тюрьму сесть. В Думе его никто не ждал. На высокооплачиваемые работы брали либо за мозги и талант, либо по знакомству.

Поразмыслив и покачав пресс в тренажерном зале, Василий решил найти себе любовницу, а по возможности — жену. Совместная жизнь с дочками нефтяных и бензиновых баронов ему не светила, ибо их папы присматривали более выгодные партии. А вот выходящие в тираж дамы около 40 были не прочь найти себе молодого спутника жизни.

Василий верил в свою звезду, да и цыганка предсказала ему богатую долгую жизнь, но предупредила, чтобы он жил по совести и любви, иначе плохо будет.

Стервозная карьеристка

Мария Павловна в сорок два еще не выглядела старой клюшкой, но годы потихоньку брали свое. Когда-то она была синеглазой девчонкой, безумно влюбленной в своего мужа. Через 10 лет муж ушел к молодой, ободрав ее как липку. Он даже забрал кольцо с сапфиром, которое подарил ей на пятилетие совместной жизни. Теперь кольцо сияло на руке его новой пассии.

Мария ушла в запой на месяц, а потом решила жить и бороться за место под солнцем. Началась эпоха рыночной торговли, и она хапнула деньжат. Прошло несколько лет, Мария Павловна владела тремя ресторанами и двумя книжными магазинами. Сказывалось филологическое образование. Вроде бы все было хорошо, только скачущее давление и больные ноги мешали безоблачной жизни, да одинокая постель навевала депрессивные настроения.

Хотелось ухаживаний, цветов и путешествий. Мария Павловна стала приглядываться к молодым ребятам. Василия она сразу же выделила из толпы. Красив и элегантен. Познакомились, пообщались, пару раз съездили за город, пообедали в ресторане. Сходили в кино на последний сеанс, купив билеты на места для поцелуев.

Спустя два месяца Василий, сияя как начищенный пятак, перетаскивал свои вещи в двухэтажный "шалаш" своей лапули. Мария Павловна приступила к дрессировке.

Укрощение строптивого

Первое время Мария Павловна предоставила Василию все блага цивилизации от стильной бритвы и запонок до личного автомобиля. Новоявленный альфонс наслаждался роскошью, кушал икру и приглядывал себе любовницу помоложе.

Мария Павловна сначала закрывала на это глаза, а потом приставила к Васеньке охранника, тамбовского племянника. Уменьшила сумму карманных расходов, стала требовательной и раздражительной.

К хорошему привыкаешь быстро. Васенька испугался того, что может лишиться всего новообретенного великолепия, и стал тише воды, ниже травы. Устраивал мамуленьке-красотуленьке романтические ужины, подавал тапки, заглядывал в глаза.

Вместе они собирались отдохнуть месяц в Испании, но дела не позволили Марии понежиться под лучами заграничного солнца. Васенька и племянник поехали вдвоем. Вася гудел там как никогда в жизни, пока не вернулся обратно к своей стареющей любовнице.

И началась самая настоящая каторга. В компаниях она высмеивала его, ставила в неловкое положение. Будучи патологически ревнивой, через каждый час звонила домой, чтобы убедиться в его присутствии. Охранник не отходил ни на шаг. За малейшую провинность отнималась машина и деньги. Если же Вася вел себя хорошо, Мария делала ему подарки. Она терять его не собиралась.

Сбежать или повеситься?

Василию до чертиков надоела такая жизнь. Но на зарплату учителя не купишь кальвадоса и кубинских сигар. Да и перед друзьями не хотелось терять авторитета. Любой из них просто мечтал оказаться на его месте.

Любитель халявы подумал было повеситься, но струсил. Потом готовил побег, пока охранник не поинтересовался у него: "Не насушить ли тебе сухарей в дорогу?" Василий оказался в ловушке.

Подрезая цветы и ставя их в вазу, Василий вздрогнул от звонка. Звонила Мария: "Милый, на ужин я хочу курицу и салатик. Не забудь купить сока и персиков. Буду после семи, без меня не ужинай. И не забудь погладить мою синюю рубашку".

Вздохнув, Василий отправился на рынок за продуктами, насвистывая дурацкую песню: "А милого пришибло шалашом. Исход его, конечно, предрешен".

Елена НИКОЛАЕВА.