Наша акция

Наша акция

Хорошего настроения много не бывает!

Кто сказал, что нельзя совместить удовольствие от чтения "Призыва" и просмотра модного фильма с проверкой своих героических способностей? В прошлую пятницу в кинотеатре "Художественный" наша газета в очередной раз доказала неопровержимую истину — стать героем может каждый. Достаточно принять участие в акции "Призыва" "Стань героем".

— Впал в детство. Милитаристское. Цвета хаки. Спасибо "Призыву"! — трогательно признавался девушке в камуфляже немолодой брюнет с частичной потерей шевелюры.

Девушка игриво косилась на автомат Калашникова. Гладкая поверхность приклада приятно волновала ее. Зрители тоже волновались. Им представилась возможность поупражняться в сборке-разборке самого популярного в мире оружия.

Однако это стало не единственным испытанием для конкурсантов — участников акции "Стань героем". Еще одна детская забава, чтение на скорость, выявила наиболее стойких (и интеллектуально развитых) бойцов. Заголовки "Призыва", предложенные в качестве исходного материала для чтецов-спринтеров, конкурсанты щелкали, как семечки. Больше всех нащелкала очаровательная барышня Лариса. Ей и достался главный приз соревнований и путевка в финал акции. Остальные участники тоже не остались без призов и хорошего настроения.

Завтра в 18.00, уважаемые читатели, мы снова ждем вас в любимой "Художке". Для вас подготовлены приятные сюрпризы и подарки. Приходите, не пожалеете!

Валентин Самарин.

Фото автора.

г.Владимир.

наша акция

наша акция

Мстерские сироты нашли семью в Техасе

Таких собеседниц у меня никогда не было. Две 16-летние девчушки с совершенно русской внешностью и манерами провинциальных пэтэушниц отвечали на мои вопросы с доброжелательной светскостью и… с очень сильным иностранным акцентом. Противоречивый "видеоряд" несколько обескураживал, хотя я и готова была встретить нечто подобное.

Эти девушки сегодня действительно американские гражданки. Юля покинула родные мстерские края 2 года назад, ей было уже 14. А Лида вообще живет в далеком техасском Мидлофене всего год. Подруги по детскому дому сейчас сестры. Их усыновили супруги Моор.

Доктор Билл — бакалавр стоматологии с годовым доходом свыше 125 тысяч долларов — и его очаровательная жена — домохозяйка Дебора — не очень молоды. Но к своим 50-ти годам они уже вырастили троих сыновей. Старшему Мику 27 лет, он талантливый музыкант и живет отдельно от родителей. С ним живет и 20-летний средний брат. Так что приезда русских сестер особенно ждал 15-летний Рой.

С Лидой и Юлей мы встретились в гостинице "Заря". Билл приехал с очередной благотворительной акцией, которые постоянно проводит международная организация "Бакнер" для владимирских сирот. На сей раз Билл оказывал стоматологическую помощь больным ребятам из детских домов нашего края. В нынешней поездке с ним была жена Дебора, дочки и друзья семьи супруги Шульц. В это утро вся компания собиралась ехать в Мстерский детский дом. Линда и Джек Шульц направлялись туда, чтобы познакомиться с теми, кого они по примеру приятелей собирались усыновить. Похоже, в Мидлофене скоро будет мстерское детское землячество: кроме Юли и Лиды там еще живет 12-летняя Аня, которую удочерила племянница Билла.

— Как сложились отношения с вашими новыми братьями? — спрашиваю я девчонок.

— Замечательно, — как бы с трудом подбирая русские слова отвечает Юля. — Нас все там замечательно приняли. Все к нам добры и внимательны. С Роем бывают какие-то споры, но в итоге договариваемся. А если потасовки затеваем, то только играя. Одноклассники могут пошутить. Но если видят, что нечаянно обидели, обязательно извинятся. У нас там много друзей. Представляете, есть среди них и наша соотечественница — Маша из России уехала в Америку к мужу.

— Вы учитесь в обыкновенной американской школе, где преподавание идет полностью на чужом для вас языке. Трудно?

— Я приехала в Техас весной, Лида — в конце зимы, а учебный год там начинается с 25 августа. Так что к школе мы уже хорошо все понимали. А учиться там вообще легче. И программа проще, и задают меньше.

— Есть виды на будущую профессию?

— Я мечтаю стать полицейским, — охотно делится мечтой Юля. Лида добавляет: "А я — косметологом-визажистом. Пока же мы кроме школы ходим еще в танцевальный кружок".

— Что было самым трудным там?

— Привыкнуть ходить в церковь, — немного подумав, отвечает Лида. — Здесь мы как-то не размышляли о Боге, о вере… И когда приехали, не было потребности бывать на службе, мы ведь и представления об этом не имели. А сейчас, наоборот, не представляем, чтобы воскресенье началось как-то иначе.

— Как же вас заставляли подчиниться общему порядку?

— Убеждали, объясняли, а нам очень не хотелось расстраивать родителей. Мама с папой очень добрые, они все делают для нас, как для родных дочек. Мы всегда мечтали о такой семье. Воспитатели были, конечно, добрые, но они ведь — для всех.

Мне немного странно, что девочки сравнивают новую семью с детским домом, а не со своими родными семьями. Ведь в детдом они попали уже подростками: Юле было 12 лет, когда ее мать лишили родительских прав, Лиде — 11. Наверно, даже детским незрелым умом они понимали, что непросыхающие от пьянки взрослые, с которыми обречены делить кров, — это не семья. Юля своего папу не знала вообще. У матери всегда была главная забота — выпить. Юлю она заставляла воровать. Потом совсем бросила: отправилась бродяжничать. Даже когда ее лишали родительских прав, в суд она не явилась. И потом в детдоме не появилась.

— После отъезда в Америку вы впервые едете в родные края. Постараетесь увидеться с родственниками? Какое чувство ты испытываешь к своей родной матери? — обращаюсь я к Юле и предупреждаю, что она может не отвечать на последний вопрос.

— Я люблю ее и ни в чем не виню. Понимаю, что у всех бывают трудные времена… Она была слишком молода, когда родила меня, и не готова, чтобы растить одной. Мы переписываемся с тетей Леной — маминой сестрой, я знаю, где сейчас мама, но не уверена, что нам удастся встретиться.

— А в свой детдом пойдете?

— Конечно, мы им гостинцы везем! Сейчас мы всегда вкусно едим, у нас много нарядов, конечно, все шикарнее, чем в детдоме. Но как-то скучается по детдомовскому…

— Вы основательно забыли родную речь. Разве не общаетесь по-русски хотя бы между собой?

— Редко.

— А может быть, когда вы вырастете и у вас будут свои семьи, вы тоже усыновите русских детей? Знание языка может пригодиться.

— Да, мы думали об этом. Пожалуй, действительно надо все-таки тренироваться, чтобы не забыть русский, — немного смущенно улыбаются мои собеседницы. А я особенно пристально вглядываюсь в Юлины глаза. Ее увозили с ярко выраженным косоглазием. "Травматическая деформация и катаракта правого глаза" — значилось в документах. В Америке Юлю прооперировали, и дефект исчез бесследно.

— Как пришло решение удочерить русских детей? — спросила я доктора Билла.

— Если коротко, то о возможности такого усыновления мы узнали из нашей прессы. А летом 2000 года члены нашей религиозной общины во время летних каникул принимали в семьях русских сирот. У нас тогда две недели гостила Юля, и мы очень привязались к ней. В ноябре я уже побывал во Владимире как миссионер. "Бакнер" тогда привозил большую партию обуви в детдома области. В тот момент мы окончательно решили усыновить Юлю и стали оформлять документы. А весной прошел суд по усыновлению, мы увезли Юлю и уже в ту поездку познакомились с Лидой…

Рой подружился с Юлей, когда она у нас гостила, очень ждал ее. Сейчас они все трое прекрасно дружат, и Мит, который живет со старшим сыном, тоже часто бывает. Они охотно общаются.

— Какие трудности были, пока девочки адаптировались?

— Да никаких. Они очень быстро впитывают американскую культуру.

Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото Геннадия ПОПОВА.

г.Владимир.