Дети из домашней школы

особый случай

Дети из домашней школы

Кто зовет их бирюками, кто сектантами — в деревне прозвища быстро к людям прилипают, да так крепко, что до конца жизни не отдерешь…

Шабалдины в Усаде оказались, можно сказать, случайно. Решив уехать из Тольятти, попросили родителей купить им дом в какой-нибудь деревне поближе к Мурому. Вот те и подыскали просторную пятистенку в соседнем Меленковском районе, еще в довольно многолюдной деревне на берегу протянувшегося на многие километры Урвановского озера. Семья-то большая, но мужиков… По тем временам, считай, один глава семейства и был, сыновья еще малые. Вот и пришлось Василию Васильевичу взяться за мастерок да топор. Дом, смотревший в землю, поднял на добротный кирпичный фундамент, сарай построил, баньку срубил.

Соседи поначалу к новичкам потянулись. Видят — люди обустраиваются, значит не дачники какие, а серьезный народ приехал. Но вскоре нашла коса на камень. Кто-то посчитал, что новенькие оказались неотзывчивыми на добро. Кому-то не по нраву пришелся их довольно-таки обособленный образ жизни. Нет чтобы Василию бутылочку с другими мужиками раздавить, за жизнь, как водится, поговорить, а Светлане с бабами, как принято в деревне, у магазина посудачить. Нет, все за своим забором на огороде да на усадьбе копаются, и дети их нос за ворота не кажут. Лба не перекрестив, ни одно дело не начинают. Вот и оказались Шабалдины в Усаде словно как на отшибе, хотя и стоит их дом почти в самом центре широкой деревенской улицы.

За годы, что живут здесь, всякое случалось. И трактор их, оставленный на ночь у дома, неожиданно взрывался, хотя накануне исправно работал до самого позднего вечера. И пожар ни с того, ни с сего вспыхивал. И корова травилась, вернувшись из стада, а вторую зарезать пришлось, когда покалеченной домой пришла. Выяснение отношений с теми, кого в "диверсиях" подозревали, вызывало еще большее отчуждение всей округи. Прямо в лицо говорили: "Откуда приехали — туда и возвращайтесь".

— Замкнутые они какие-то, и все-то им не так, — высказала свое мнение о соседях одна из жительниц той же улицы, в прошлом учительница. — Они даже детей в школу не пускают. Те вырастут бирюками необразованными, как потом жить будут?

То, что дети из этой семьи в школу не ходят, вызывает особое раздражение. Правда, директор урвановской школы В.Кутаев, к которой все четверо юных Шабалдиных приписаны, за их познания спокоен.

— Я бы даже не побоялся сказать, что они образованней многих своих одногодок, — поделился он. — Ребят дома сами родители обучают. А в конце каждого года их знания уже учителя-профессионалы проверяют и выставляют оценки. Как правило, это пятерки, за редким исключением четверки. Двое старших уже аттестат получили, дальше свое образование продолжают. А младшие еще у нас числятся. Родители за их обучение и зарплату через районо получают.

Вопрос о зарплате Шабалдиным за обучение своих четверых детей мог бы стать темой отдельной статьи. Светлана Анатольевна и Василий Васильевич даже затруднились вспомнить, сколько раз им пришлось приезжать в Меленки, чтобы в районо показать свое право на альтернативное привычной форме домашнее обучение. По закону оно имеет право на существование, но вот на деле… Не помогла и районная прокуратура, хотя там, вроде, и не отрицали правомерность их требований. Руководство отдела народного образования стояло на своем: "Нельзя — точка!" Несколько раз откладывалось заседание суда, куда вынуждены были обратиться Шабалдины. Вопрос в их пользу решился только после вмешательства областной прокуратуры.

Что ж, белой вороне всегда трудно в стае. Шабалдины — люди глубоко верующие, а посему не приемлют многих привычек современной молодежи. Вот и пытаются отгородить от этого влияния своих детей. Хороша ли подобная изоляция от сверстников или плоха? Как она скажется в дальнейшем на жизни четверых детей Василия и Светланы? Кто сейчас может дать точный ответ на эти вопросы?

— Мы с мужем давно решили, что сами вполне способны дать своим детям полноценное среднее образование, — сказала Светлана Анатольевна. — Те знания, что сами имеем, получены не только в школах и институтах, которые мы закончили. Очень многое почерпнули из книг, да и семьи наши дали немало. Школьная программа ведь очень узка, а мы стараемся вырастить ребят всесторонне развитыми людьми. А главное — истинно православными, порядочными. Надеюсь, это получается.

Даже по тому множеству книг-учебников, художественной литературы, в основном классики, научно-познавательной, что стоят на полках в доме Шабалдиных, можно предположить, что его обитатели вряд ли проводят вечера за мыльными операми у телевизора. Зато дети любят с мамой музицировать, для них специально и инструмент купили. И к рисованию все та же мама их пристрастила. Папа больше точными науками с ними занимается да черчением. Красный диплом института ведь не даром имеет.

— Я только основы показала, а дети намного дальше меня уже ушли. Они у нас упорные, усидчивые, — похвалилась Светлана Анатольевна и принесла обычную тетрадку в клеточку и небольшие листочки с картинками. Тут ребята в свободное время делают наброски карандашами. Как оказалось, это разрисованные цветами, зверюшками, узорами сканворды, которые составляют сами дети и дарят друг другу и родителям на праздники. Здесь покупных подарков не признают.

Работы младшей дочери Шабалдиных, Анастасии, особенно поразили. Тринадцатилетняя девочка-самоучка сумела в простых карандашных набросках правильно передать позы зверей, настроение. Много изображений лошадей, собак разных пород. Как оказалось, даже самый младший в семье, Толя, отлично знает все эти породы и чем они отличаются друг от друга.

— Сейчас собаки их увлечение, а до этого были бабочки, они и нам с отцом по ним лекции читали, — улыбается хозяйка дома.

— Как же вы все успеваете, и детей учить, и хозяйство вести?

— Сейчас-то полегче, старшие отошли: сын в техникуме, дочь в университете учится, — и в голове Светланы Анатольевны опять проступили горделивые нотки. — Кстати, когда Катюша там на вступительных экзаменах письменную математику сдавала, то вышла очень быстро, самая первая. Мы даже испугались, не случилось ли чего. Оказалось, все решила правильно, получила "отлично". Вот вам и домашнее образование. А старшего сына, когда он еще в младших классах учился, по итогам опроса учителя перевели из третьего сразу в пятый класс. Ну так вот, когда они все еще по школьной программе учились, рассадим их по двум комнатам, дадим домашнее задание, а сами идем хозяйственными делами заниматься. Потом проверим и оценим их труд. В школе ведь как? Когда-то тебя еще спросят. А у нас, считай, ежедневно для каждого и контрольная, и опрос. Отсюда и знания.

Дети белоручками в этой семье не растут. Пока мы с родителями разговаривали под треск поленьев в русской печи (но вообще-то Василий Васильевич провел в доме и паровое отопление), ребята сами хозяйствовали. И коза была подоена, и другая скотина накормлена, и баня по субботнему дню топилась. Так что напрасно окружающие за них переживают. Не пропадут младшие Шабалдины в этой жизни.

Людмила МАУРОВА.

Фото автора.

Меленковский район.