звездопад

звездопад

Философ с серьгой в ухе

На этой неделе Владимир посетили звезды российской величины: Гарик Сукачев и Михаил Задорнов.

Оба дали эксклюзивные интервью заслуженному работнику культуры России Михаилу Костакову.

Концерты на стадионах и в крупнейших залах страны, во МХАТе им.Чехова и даже в Калининградском кафедральном соборе… Все это — Гарик Сукачев. Гуляка, голодранец с серьгой в ухе и татуировкой на плече. Философ-режиссер и талантливый актер. Любящий муж и отец.

— Как тебе удается "проворачивать" сразу такое количество дел?

— Это заблуждение. На самом деле я жутко ленивый человек, честное слово! Но, бывает, возникает какая-то идея и не отпускает. Как любовь: мучаешься — не проходит, ложишься спать — не спится, ешь, а в это время о ней думаешь, — тогда я начинаю идею эту осуществлять.

— А время на дом, семью, друзей у тебя остается?

— С близкими друзьями я крайне редко вижусь, но, наверное, это и здорово: чем реже видишь, тем больше любишь своих друзей, а они — тебя. А без семьи я пропал бы.

— Мне всегда кажется, что рок-музыканты и семейная жизнь — понятия малосовместимые.

— Не знаю (немного задумавшись), плохо это совмещается или хорошо, у меня это выходит очень здорово. С женой дружно живем.

— Как ты с ней познакомился?

— Мы знакомы с Олей с самой ранней юности. Мне было 16, ей — 15. Совсем подростки. Она училась в школе, а я — на первом курсе техникума. С тех пор "они не расставались" (смеется).

У меня всегда был определенный образ жизни, и она никогда не мешала мне ему следовать. Поэтому, наверное, не возникает проблем.

— Сын Саша интересуется тем, чем ты занимаешься?

— Сашке 17 лет. Совсем взрослый парень. Он говорит: "Мне нравится больше всего твоя музыка, папа". Но его нельзя назвать музыкальным мальчиком. Мне кажется, повторение судеб, династия — для меня достаточно скользкий момент.

— Ну вот, наверное, личное и обсудили. Давай поговорим о творчестве. А если вернуться лет на двадцать назад, к истокам, то что мы увидим: самозабвенную любовь к музыке или настойчивое желание родителей видеть сына музыкантом?

— Отец всегда любил музыку и постоянно играл в каких-то оркестрах. Он так хотел, чтобы я поступил в Гнесинское училище, стал настоящим музыкантом и играл в хорошем оркестре. Даже договорился с моим педагогом по баяну, чтобы я учился в музыкальной школе не пять лет, как положено, а семь. Но на шестом году я не выдержал и бросил. Я тогда уже играл на гитаре, и мне это было гораздо интереснее.

Я ведь из очень простой семьи (отец — инженер на заводе, мама всю жизнь работала поваром). Для родителей главное, чтобы я был при деле, имел профессию. И когда они поняли, что ничего не получается с баяном, то решили бросить меня на железнодорожный фронт. "Это хорошая работа и верный кусок хлеба!" — сказал отец. И бедный губастый подросток пошел в железнодорожный техникум, откуда его через четыре года выгнали за прогулы. Но мне было абсолютно все равно. (Несмотря на это, Гарик все же внес свой вклад в развитие железных дорог — платформа "Тушино" построена по его эскизу. — Прим.авт.)

— Успехом у девчонок пользовался?

— Нет. Я не был красавцем с кудрями и ростом под два метра, не занимался греблей и не побеждал в школьных олимпиадах. Поэтому на роль разбивателя девичьих сердец никак не годился. Я был опасным типом, и девчонки меня побаивались (улыбается).

— Гарик, у тебя не возникала мысль уехать "за бугор"?

— Возникала, но в ином ракурсе. Думал о том, смог бы или не смог там жить. Не смог бы. Потому что на самом деле люблю ностальгически эту страну — находясь здесь, представляете: еще не потеряв, я ее люблю, как будто уже потерял.

— Я знаю, что у тебя более десяти ролей в кино, а теперь ты сам собираешься снимать фильм. Это новое увлечение или дань моде?

— Слухи об этом сильно преувеличены. Я действительно написал сценарий для маленького фильма-короткометражки. В нем описываются два дня из жизни маленькой девочки: как она воспринимает мир. Пока нет материальной возможности воплотить эту идею в жизнь — ведь этот проект не коммерческий и он не окупится. Но мне это интересно, и я обязательно его сниму.

— Скоро Новый год, скажи, как ты обычно его встречаешь?

— Да когда как. Иногда дома, в семейном кругу, иногда с друзьями. А однажды встретили его в подъезде. Это было давно, в году 80-м. Мы поехали к друзьям в Царицыно, но так и не нашли их дом. В итоге сели на ступеньки какого-то подъезда, достали из сумок еду. Я приготовился открыть шампанское… И тут нас — уже было без пятнадцати двенадцать — нашли ребята. Они поняли, что мы потерялись, и пошли искать по всем домам и подъездам.

— Гарик, спасибо тебе за беседу, за прекрасный концерт! Поздравляю тебя и твою команду с наступающим Новым годом!

— И вас всех: с Новым годом!