Максим Никулин: «Я не типичный цирковой ребенок:с родителями не ездил, в опилках не рос»

звездопад

Максим Никулин: "Я не типичный цирковой ребенок:с родителями не ездил, в опилках не рос"

К нам приехал настоящий, добрый и веселый "Золотой цирк Юрия Никулина". Вот уже восемь лет цирк на Цветном бульваре возглавляет сын знаменитого артиста — Максим Никулин. Он открывал премьерную программу. Нам удалось побеседовать с ним в антракте.

— Максим Юрьевич, представление великолепное! Поражает размерами и устройством шатер. Кто его делал для вас? Правда, что таких в мире всего два?

— Не скажу, что второй в мире — это вопрос спорный. Но в России равных нет. Общий контракт на изготовление был с российской фирмой, а делали, что называется, всем миром: материал и крой во Франции, расчеты в Венгрии, металлоконструкции в России.

— Это была мечта Юрия Владимировича — такой цирк-шапито?

— Мечта — да. Жаль, что удалось осуществить только сейчас. Думаю, что из всех цирков-шапито, которые работают сейчас в России, по качеству он — самый лучший. Причем я говорю не о качестве зала — это бесспорно, а о качестве программы. Мы можем позволить себе сделать такую программу, платить людям хорошие деньги и они с удовольствием работают. Артисты должны хорошо питаться, комфортно жить, хотя цирковые артисты не избалованы, но они рискуют жизнью.

— Правда, что некоторые артисты прерывали контракты за границей, чтобы работать в этой программе?

— Не совсем корректно так говорить — прерывали. Контракт прервать нельзя. Отказывались от других или от пролонгации уже существующих, чтобы приехать и работать здесь.

— Это престижно?

— Да, потому что есть традиции, марка. У нас в цирке артист — это главный человек. Генеральный директор, техники, униформисты и остальные — мы все работаем на артиста, он — в манеже. Не будет артистов, зачем нужны мы? Второе: наши артисты уже давно заработали на квартиры, машины и прочее и возвращаются в Россию — здесь дом, здесь свои, друзья. Еще один немаловажный аспект: мы заботимся о наших артистах в том плане, что они знают — если вернутся в Москву, поработают у нас, во время работы им будут пошиты новые костюмы, изготовлен новый реквизит, с ними поработают балетмейстеры, хореографы, художники. На Западе, в каких бы лучших цирках они ни работали, это стоит бешеных денег. Мы предоставляем бесплатно, артисты — наши дети.

— Это традиция Юрия Владимировича?

— Да. Потому что он сам артист и, за всю жизнь намыкавшись по поездкам, прекрасно понимал, что стоит за видимой из зала легкостью и красотой. Главное в работе цирковых — чтобы были комфортные условия проживания: нормальная крыша над головой, еда, пристроенные дети. Поэтому, не ставя это основной целью, отец умудрился создать такую атмосферу: на пике внимания — артист. Если нам говорят, что мы это сохранили, — мы гордимся.

— Расскажите, каким был Юрий Никулин вне цирка.

— Таким же. Парадокс его личности в том, что он никогда не играл. Да, в цирке, в кино он перевоплощался, но не терял того, что в нем было. Я не помню, чтобы в жизни он говорил по-разному с министром и с униформистом. Одна и та же лексика, манера поведения. Для него не существовало чинов. Этому нельзя научиться, с этим рождаются.

— Мое впечатление, сложившееся с детства (мы все росли на фильмах и цирке с Никулиным), — абсолютно добрый, честный и щедрый человек. Это так?

— Да, доброта и честность — то, что в нем неосознанно привлекало. Есть добро, порядочность, честность, милосердие, сострадание, но этого всегда мало, поэтому люди инстинктивно тянутся к этому.

— Вас назвали академиком. Что это значит?

— В Москве есть цирковая академия, членом которой я являюсь. Хотя совершенно ни к чему называть меня академиком, обозначать причастность… Академия проводит свой конкурс, есть свой цирковой "Оскар". Все делается для того, чтобы поднять престиж российского цирка. Артистам приятно — лауреат премии академии цирка… Вспомнилась история: был какой-то концерт (еще при советской власти) и мы с Жорой Мовсесяном сидели за кулисами, курили. Подходит дама в высокой прическе и длинном платье — она вела концерт — и спрашивает: "Товарищ Мовсесян, как вас представить?" — "Композитор Георгий Мовсесян". — "Какие у вас звания есть?" — "Я этого не люблю, не надо…" — "Нет, это надо обязательно!" — "Ну, напишите — участник Ташкентского землетрясения". Слышим, объявляет: "Участник землетрясения в Узбекской ССР, композитор…" Предела идиотизму нет. Я говорю: "Жора, я еще одно звание знаю — лауреат Всесоюзной переписи населения!" Жора смеется: "Надо было сказать раньше!"

— Максим Юрьевич, вы директор цирка на Цветном бульваре. А до этого в манеже работали?

— Нет, я нетипичный цирковой ребенок, с родителями не ездил, в опилках не рос. Жил с бабушкой. Я профессиональный журналист, 20 лет отдал работе на радио и телевидении. Жизнь распорядилась так, что последние 8 лет возглавляю цирк.

— Вернуться в журналистику не хотите?

— А я вернулся два года назад. Каждую неделю на канале "Культура" выходит авторская программа "Мой цирк".

— Кто выбирал город Владимир для гастролей?

— Главное — близко к Москве. У вас хороший город, народ любит цирк — это видно по аплодисментам. Если сборы будут хорошие, следующий маршрут обязательно проложим через Владимир и постараемся бывать каждый год.

— Спасибо, Максим Юрьевич, поздравляем с началом вас и вашу программу!

Ольга ЛЕОНОВА.

Фото
Александра КЛЫГИНА.