16+

В новую страну – не по «зебре»

Она трудилась  корреспондентом, заведующим отделом, политическим обозревателем. Какими были эти годы для «Призыва» и, кстати, для страны?     

– Если одним словом сказать, годы были ПЕРЕЛОМНЫМИ. Мы переходили не только в новый век, а и в новую страну. И переходили, конечно, не по «зебре». Мы менялись, созревали вместе со страной. Созревали не профессионально, а в осознании  необходимости глобальных перемен.

Что касается профессионализма, «Призыв» был пятым на моем счету журналистским коллективом и самым высокопрофессиональным. В общей массе. Не в смысле уровня образования – ни один вуз не научит человека испытывать творческие муки  при написании даже оперативной информации. Не родился «с пером за ухом» – не станешь ни настоящим журналистом, ни классиком (даже после очного отделения вуза).

Мне интересно было начинать в «Призыве» с Сашей Плышевским на ниве партийной агитации и пропаганды; в профессиональных руках Наташи Кондратенко были тогда экономика и промышленность области; культура и образование держались на немолодых уже плечах Павла Шерышева; необозримым был творческий диапазон у Виталия Волкова; ухабистая социальная тема проходила через неравнодушное сердце Светы Александровой.

А молодое пополнение… С ним старичку «Призыву» тоже везло. Со студенческой скамьи сразу профессионалами влились Айдиновы Юра и Лариса, Таня Шибакова. На летучках уже труднее было выбирать лучшие материалы недели. А тут еще в отдел культуры пришли готовый писатель-философ Саша Фурсов и энциклопедически образованный Валера Скорбилин. Оба, кстати, испытывали настоящие муки творчества за пишущей машинкой, не обучаясь этому в профильном вузе.

А наши внештатники – бывшие учителя, юристы, врачи, инженеры, архивариусы – многие из них сейчас составляют цвет современных масс-медиа.  В такой команде переходить в новую страну было интересно, и, как сейчас говорят, в «кайф», но и очень трудно, потому что тогда еще работали на переходе бдительные «светофоры». Мы бунтовали уже не только на кухнях, но в наши материалы это просачивалось едва-едва, и сразу загорался «красный», тот, который «с серпом и молотом»…

Мы воевали против цензуры учредителя, искали возможность стать независимыми, говорить с читателем, наконец, своим голосом, не подыскивая слова, на которых не тормознуло бы всевидящее око цензора.

Можно себе представить, как мне пришлось перетряхивать свой словарный запас, когда готовила отчет о первых в истории КПСС открытых выборах секретаря райкома. Это еще до 91-го года. Но дождались!

В 1991-ом «Призыв» уже собственноручно впервые выбирал себе редактора. Выбрали известного бунтаря из Коврова Михаила Буянова. В 93-ем по его рекомендации меня пригласили поработать на Ельцинском референдуме. Временно. Переход, правда, получился долговременным, но гармоничным. Будто и не уходила из «Призыва».

Дорогой мой «Призыв»! Очередные  сто лет будь таким же долговременным, конструктивным, гармоничным и профессиональным! Пусть на твоем пути все светофоры всегда зажигают только зеленый цвет! С юбилеем, родной!

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий