16+

Биография «Призыва» могла завершиться в 1991 году

Его история редакторства в 1991-2002 гг. оказалась на редкость насыщенной событиями.

– Михаил Анатольевич, а чем вам запомнился тот противоречивый период в постсоветской истории «Призыва»?

– Многие, возможно, не знают, что старейшая во Владимирской области газета, в принципе, была обречена на закрытие. У президента Бориса Ельцина в планы входило прихлопнуть все пропагандистские коммунистические издания. А если они еще и поддержали путч (как в случае с «Призывом»), то судьба их была практически предрешена.

Областные власти уже не скрывали своих намерений сделать «Призыв» приложением к новому рупору пропаганды «Белого дома» газете «Владимирские ведомости». И когда один из инициаторов этого проекта поделился со мной (в ту пору главным редактором ковровской газеты «Знамя труда») подобными перспективами, то я сильно возмутился: «Лицо СМИ можно поменять, но зачем же так унижать профессиональных журналистов?!»

– А что произошло дальше?

– Коллектив редакции взял инициативу в свои руки и выступил учредителем издания. Преобразования возглавила «призывовская гвардия» в лице Светланы Барановой, Светланы Александровой и Галины Саловой. Именно они взяли на себя неблагодарную миссию спасения газеты. А потом позвонили мне в Ковров и предложили поучаствовать в выборах главреда.

Почему выбор пал на меня? Думаю, на тот момент более подходил журналист с демократическими взглядами, который мог бы на ходу найти общий язык с новыми «хозяевами» и выстроить самостоятельную редакционную политику. И рейтинговым голосованием избрали меня из числа шестерых конкурентов.

– Ваши первые шаги в должности «народного главреда»?

– Честно скажу: не собирался долго засиживаться в «Призыве». Думал перебраться в Москву, откуда звучали очень соблазнительные предложения. В 34 года сил было хоть отбавляй. Но для начала решил решить для редакции несколько ключевых проблем, прежде всего, финансовых. Добился встречи с министром печати Михаилом Полтораниным. С Михаилом Никифоровичем был знаком еще со времен, когда он редактировал «Московскую правду». Рассказал без обиняков о ситуации в «Призыве». Тот поначалу не одобрил моего выбора, но спросил: «А тебе это действительно надо?» «Надо!» – ответил я. И он дал слово помочь.

– И помог?

– Более чем. Без лишних формальностей выделил деньги на бумагу и зарплату сотрудникам. Ведь счет «Призыва» был пустой. Все деньги с него, по распоряжению предоблсовета Геннадия Кондрюкова, сняли, и они растворились в казне обладминистрации. «Белый дом» в помощи нам отказал. Так что спасибо Михаилу Полторанину. Если бы не министр, биография «Призыва» могла завершиться в 1991 г.

– Но говорили, что губернатор Юрий Власов щедро финансировал газету.

– Да, с 1993 года мы заключили договор с обладминистрацией на публикацию официальных документов, включая и Заксобрание. В редакционном бюджете доля этих платежей составляла 10-12%. Все остальное зарабатывали сами. Жили очень скромно. С 1997 года губернатор Николай Виноградов разорвал с нами договорные отношения.

Мы держались до последнего. В 1998-99 гг. газета нередко выходила в формате листовок, которые печатали в частной типографии и вручную раскладывали в редакции по пачкам. Сегодня кому-то это покажется отчаянием, но был кураж: ах, вот вы с нами так, а мы – по-другому!

Выжить вопреки всем и всему было главной мотивацией, и коллектив не сломался. Никто не ныл, не плакал, все понимали: свобода – дорогая игрушка, и ради нее готовы пожертвовать своим благополучием. Сидели по полгода без зарплаты, было такое. Потом меня научили, как можно жить на кредитах банков и частных займах. Крупные бизнесмены и чиновники помогали – давали средства и часто не требовали их возврата. И при этом ничего не просили взамен.

Нынче люди богаче, но подобных подходов я не встречал. А нам тогда просто давали деньги и просили писать честно, без оглядки. Они понимали, что у свободы слова есть цена, и делали, по сути, пожертвования. Для них было важно участвовать в этом процессе. Когда приезжал в министерство к Федотову, Полторанину, то чувствовал поддержку. Они всегда шли навстречу. Если говорили, что СМИ должны быть полностью свободны, то они помогали реально сделать их такими. Сегодня такого подхода у федералов нет. Скорее наоборот.

– И все-таки газету пришлось продать столичным инвесторам?

– Да, ее новым владельцем стала влиятельная в России и на Западе издательская компания «ИнтерМедиаГрупп» во главе с известным предпринимателем Виктором Шкулевым. С этими партнерами было интересно работать. Благодаря им «Призыв» осваивал европейский подход к редакционной политике, обрел современную графику и дизайн.Однако в таких условиях нужно было идти на серьезные компромиссы и уступки. Виктор Шкулев мне прямо сказал: «Мы занимаемся бизнесом, вы – редакционной политикой. И когда журналистика начинает создавать проблемы для инвесторов и владельцев, надо чем-то жертвовать…» И я покинул редакцию, о чем не жалею. Тогда это было единственно правильное решение.

– Так уж ни о чем и не жалеете?

– Жалею, что не сумел отстоять законные имущественные интересы «Призыва». Ведь тот редакционный корпус редакции на улице Офицерской в облцентре был построен за счет прибыли издательства «Призыв». Это доказал чиновникам с документами в руках. В 1991-1999 гг. мы содержали это здание исключительно за свой счет, и оно только числилось объектом областной собственности. Запустили процедуру приватизации в интересах трудового коллектива. Увы, «Белый дом» «торпедировал» все наши начинания,  а после моего ухода выселил «Призыв» на улицу.

Но, тем не менее, мне не стыдно за «Призыв» образца 1991-2002 гг. Сам факт, что газета выжила – уже удача. «Призыв» тех лет был многополярной, острой, полемической, общественно-политической площадкой. И в этом, на мой взгляд, заключалась его информационная миссия.

 К истокам. Как историк по первому образованию, Михаил Анатольевич Буянов, придя в газету «Призыв», заинтересовался датой ее создания. Попросил помочь сотрудников архива Владимирской области. Совместными усилиями удалось установить, что «Призыв» был основан 19 мая 1917 года. А не в июле того же года, как считалось ранее. «Мы выяснили, что ее учредили не большевики, а меньшевики, – говорит Михаил Анатольевич. – Они использовали ее как трибуну, а потом большевики без всяких аннексий и контрибуций присвоили ее. Мы акт родословной справедливости восстановили, и с 1991 года день рождения «Призыв» отмечает в мае».

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *