16+

Как шаман в Таллинн ездил

ЧукчаУ проводников есть примета: если первый вошедший в вагон пассажир – мужчина, рейс будет легким и удачным; если женщина… поездка может омрачиться упреками, недовольством и жалобами.

А поэтому, когда на посадке к вагону одновременно подходят мужчина и женщина, иногда доходит до смешного: проводник старается как-нибудь женщину заговорить или придирается к документам, на крайний случай – ненавязчиво преградить дорогу.

19 красивых букв

В длинные новогодние каникулы многие россияне двинули за границу. Курсы доллара и евро внесли свои коррективы, но в целом в Эстонию и Финляндию выезжающих все равно было много. Назначались специальные экскурсионные поезда, а я на этих поездах работал проводником.

В том рейсе в Таллинн первым пассажиром был мужчина. С немного раскосыми глазами, длинноволосый, низкого роста, несколько бомжеватого вида. Я взял его билет, взял паспорт. Место рождения – Чукотка. «Шаман, не иначе!» – в шутку подумал я. Даже читая его фамилию про себя, я сбился: заспотыкался язык. Вторая попытка – то же самое. Шаман (как оказалось впоследствии, пассажир действительно был им) многозначительно посмотрел на меня.

– Да-да, я знаю. У меня очень сложная фамилия -девятнадцать букв, – и легко на одном дыхании произнес набор всех девятнадцати звуков. Именно набор, потому что все звуки были согласными, а между ними – «ы», и звучало это как скрип несмазанной дверной петли.

– Красивая фамилия, -продолжил шаман, видя мое замешательство, – означает: олень, бегущий по сопке…

– Проходите, – кивнул я головой.

А заполняя латиницей документы перед границей, из-за его гордой фамилии три раза переписывал бумагу заново: по латинице получалось едва ли не в три раза больше букв.

Простая фамилия

В Иван-городе проверяли документы российские пограничники. Мое дело – идти по вагону вместе с пограничником. В руках – список пассажиров, пограничник собирает паспорта по купе, сличает лица с фотографиями и называет фамилию; ты же должен назвать последние три цифры номера визы. В пару ко мне в этот раз подобрался усатый хохотун-прапорщик. Дошли до купе шамана. Первая попытка произнести его фамилию у прапорщика закончилась бормотанием, во второй раз язык его заспотыкался и остановился коротким ругательством.

–    Да-да, я знаю, у меня очень сложная фамилия, -произнес шаман. – Могу помочь. – И, как и раньше, на одном дыхании произнес девятнадцать звуков. – И означает это олень.

–    Бог с ними, с оленями, главное, что у вас простая запоминающаяся фамилия, – прапорщик двинулся дальше, покраснев от едва сдерживаемого смеха.

Злой эстонец

В Нарве (которую Петр I так и не смог отвоевать у шведов) проверяли документы эстонские пограничники. В пару мне достался очкастый парень лет двадцати, очень плохо знающий русский язык, что не помешало ему перевернуть вверх дном мое купе и перетряхнуть одежду и всю мою сумку. Я был зол – проводников редко осматривают с пристрастием – и с нетерпением ждал купе шамана. И вот, наконец, эстонец взял его паспорт.

Сначала было молчание, затем появилось беззвучное шевеление губ, потом он посмотрел на меня. Я молчал – выкручивайся сам. Эстонец нервно поправил очки, потеребил кобуру с пистолетом и попробовал произнести фамилию вслух, но застопорился на первых же буквах.

–    Да-да, у меня сложная фамилия, я могу ее назвать. – И опять же на одном дыхании прозвучал набор всех звуков. — А означает она: олень, бегущий.

–    Как?! Вы олен?! Куда ви бэжат?!

–    Бежать?! Нет, я еду в Таллинн. Буду отдыхать.

Пограничник обреченно сдался. В конце вагона почему-то заговорщически спросил у меня:

–    Он вене (русский)?

–    Чукча.

–    Не вене?

–    Он чукча. Много анекдотов про них.

Я заметил, как в записной книжке эстонец записал латиницей: чукча, анекдот и псевдоним, очевидно, чтобы после спросить значение.

Большая прогулка

Как и все вене, я бродил по узким кривым улочкам Таллинна. В новогоднюю ночь кругом слышалась русская речь, везде валялись окурки сигарет и ловили свой момент удачи эстонские бомжи. Недалеко от ратуши, около одного из кафе, стоял лысый в огромных очках мужчина и зазывал проходящих:

–    Мылосты просым на вкусный блын! Мылосты просым!

Ужасный акцент и удивительная серьезность. И я зашел на «блын». Шаман сидел здесь с группой русских туристов и поглощал вкусный и дорогой глинтвейн. Судя по стоявшим перед ним высоким стеклянным кружкам, было выпито прилично. Заплетающимся языком он что-то говорил об оленях.

.А через пару дней после тихого Таллинна была шумная Москва, и на прощание «чукотский олень» рассказал мне, что он впервые за свои сорок лет побывал в европейской части России. И что, к сожалению, на Дальнем Востоке выросли несколько поколений людей, которые Центральную Россию видели только по телевизору.

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *