Липа под лаком

Мстерские мастера выходят на борьбу с контрафактом.

774 0

Мстерские мастера выходят на борьбу с контрафактом.

Один хороший знакомый сказал на полном серьезе: если, мол, народные художественные промыслы в нашей стране загибаются, так не лучше ли вывести их производство за границу? Производят же американские айфоны в Китае, немецкие «Фольксвагены» в России, «Пуму» и «Адидас» в Малайзии. И ничего – люди покупают, бренды растут в цене, все в выигрыше.

Гжель китайская
Экономическая выгода –  налицо. Тогда можно, скажем, наладить производство гжели в Китае: разве китайцы не осилят бело-голубую роспись? Или мстерскую лаковую миниатюру туда перенести – пусть усидчивые китайцы клеят коробочки из папье-маше и разрисовывают их. А что сюжеты на шкатулках будут из жизни Поднебесной – так обывателю какая разница, что покупать? Зато Мстера будет от использования своего бренда грести деньги лопатой.

Что тут возразишь? Что в настоящее время, к большому сожалению, народные художественные промыслы и ремесла переживают не лучшие времена: они вытесняются фабрично-заводской штамповкой или, что еще хуже, теми же китайскими подделками? Что безвозвратно исчезают носители традиционной народной культуры? Что недостаточная материально-техническая база предприятий, отсутствие стимулов для художников и механизмов передачи опыта дальнейшим поколениям мастеров останавливают развитие народных промыслов? Что все это, в конце концов, грустно?

Но ведь изделия народных умельцев – это главным образом игрушки и сувениры, то есть продукция, не оказывающая существенного влияния на экономику в целом. Это убедительный аргумент, который, скорее всего, приведут многие. С какой же стати государство должно поддерживать эту убыточную сферу? И действительно –  с какой стати? Попробуем разобраться…

Непролетарское искусство
Собственно, описанные выше эмоции -следствие моей поездки в Центр традиционной мстерской миниатюры. Так сейчас называется знаменитая в прежние времена фабрика «Пролетарское искусство». Кстати, хотя пролетариям в те времена шкатулки с лаковой миниатюрой были не по карману, однако все понимали, что это – искусство, а настоящее искусство и не может стоить дешево. Зато изящные записные книжечки со сказочными сюжетами бережно хранились практически в каждой семье. И это была настоящая, не только материальная, ценность. А тот факт, что Мстера -вот она, рядом, родная, давал повод гордиться нашими художниками, мастерством которых с начала прошлого века восхищается весь мир.

– Когда пришла на фабрику в 1982 году после окончания художественного училища, меня больше всего поразила карта, на которой флажками были отмечены страны, куда поставлялись наши изделия, – по всему миру, – вспоминает председатель производственного кооператива «Центр традиционной мстерской миниатюры» Ирина Брюханова. -Только успевали ящики паковать. И государство на этом зарабатывало валюту.

Ирина Борисовна поднимает документы тех лет – везде значится: план, план, план… До 15 тысяч изделий выпускала фабрика в месяц в 80-е годы прошлого века. Одних только записных книжек расписывали по 7 тысяч. На предприятии, можно сказать, не поднимая головы, трудились 325 художников. Лаковая
миниатюра ценилась, и на уровне государства ее производство поддерживалось.

Бои местного значения
IMG_1226А что сейчас? 50 художников и 250-300 изделий в месяц. Но это хорошо, радуется Ирина Брюханова. Всего три года назад была опасность вообще потерять производство. Лаковая миниатюра очень тяжело входила в рыночные условия. Впрочем, судя по статистике, все народные художественные промыслы в нашей стране из перестроечных годов вышли, как из боев, сильно потрепанные.

– В начале 2000-х мы даже ездили в Москву к «Белому дому» на митинг – нас «Гжель» позвала по весьма нерадостному поводу: 50 народных промыслов к тому времени закрылись, – делится наболевшим Ирина Борисовна.

Сегодня, по данным областной гильдии НХП, две трети промыслов региона убыточны или малорентабельны. Что ведет к снижению объемов производства, утрате традиций, уходу мастеров, дефициту средств для закупки сырья и материалов, для оплаты счетов, не говоря уж о техническом перевооружении. Основная причина бед народных промыслов -низкий спрос на продукцию и отсутствие рынка сбыта. Это и понятно: ведь сувенирная продукция – не для массового покупателя. Покупатель сам за ней не поедет, купит лишь по случаю, а участие в выставках для многих предприятий, чьи доходы не столь велики, непозволительная роскошь.

И все же мстерская лаковая миниатюра хотя и с потерями, но устояла. Если взять предприятия
с аналогичным производством (палехское, федоскинское), то мстерское –  единственное, где собственниками являются сами работники. В 1998 году был образован производственный кооператив (как сами работники его ласково называют –  «наш колхоз») «Центр традиционной мстерской миниатюры».
–   Мне предприятие досталось в ужасающем состоянии, но сейчас мы его потихоньку реанимируем, – рассказывает Ирина Брюханова, три года назад избранная председателем ПК. – Находим новые модели работы. Раньше у нас магазины брали продукцию только на реализацию – это было разорительно для предприятия, которое нужно ежедневно содержать. Сейчас мы от этого уходим, и у нас получается. Склад практически пустой.

Мстерская миниатюра работает с Нижним Новгородом, с Санкт-Петербургом. Сейчас в мечтах – попасть в число поставщиков Сочинской Олимпиады. Конечно, у данной продукции должен быть свой покупатель, для населения лаковая миниатюра дороговата. Но предприятие не может снижать цены –  это все-таки ручной труд, да и само содержание производства влетает в копеечку.

Шкатулка с секретом
Процесс приспособления к рыночным условиям потихоньку идет. Есть рынки сбыта – это хорошо. Но тут другая беда. Уходит старая гвардия художников, а смены ей нет.
–  Возьмите наше профильное училище, которое всю жизнь готовило кадры именно для нашего предприятия, – говорит Ирина Брюханова.
–   Нас на курсе было по 30 человек, и все мы шли работать художниками по лаковой миниатюре. Сегодня училище стало филиалом высшей школы народных искусств, а выпускники вуза не очень-то стремятся работать кисточкой. В Мстере практически никто из них не остается. А кому же тогда хранить промысел?
Уникальная роспись на папье-маше выросла из мстерской иконописи, она отличается от федоскинской и палехской росписи. У нее особый цвет, потому что во Мстере так же, как почти век назад, пишут натуральными красками и творят их на яичном желтке. Передавать уникальную технологию практически некому. Да и ярких звездочек, которых можно было бы обучить искусству лаковой миниатюры с азов, практически нет. Однако сегодня это беда практически всех предприятий народных промыслов. На том же заводе «Ювелир» во Мстере – пустующие цеха. Ирина Брюханова рассказывает об участии в выездном заседании правления Ассоциации народных промыслов России. В Хохлому съехались руководители из всех стран бывшего Союза. Вопрос номер один для всех – дефицит кадров, и вот тут поддержка местных властей в плане пропаганды, рекламы и организации выставок народных промыслов очень бы пригодилась.
Еще одна проблема – недобросовестная конкуренция.
– Мы как-то приехали в Санкт-Петербург с выставкой, – рассказывает Ирина Брюханова.
–  А там уже расположились четыре «Мстеры». Конечно же, этих частников неминуемо связывают с нашим предприятием. Сейчас я с надеждой смотрю на указ Президента РФ по поводу усиления меры ответственности за изготовление контрафактной продукции. Частники используют наше имя, при этом нарушая технологический процесс, – значит, они должны нести ответственность. Непонятно, правда, кто будет проводить проверки. Вот, например, в Хохломе работники предприятия совместно с полицией устраивают рейды. Возможно, и нам придется действовать таким же методом.

Самое возмутительное то, что частники еще и требуют статуса предприятий народных промыслов, говорит Ирина Брюханова. Но тогда пусть они встают с предприятием в равные условия – соблюдают технологии. Изготовление мстерских шкатулок (так же, как и палехских, и федоскинских) – процесс трудоемкий, долгий и затратный. Коробочки из папье-маше делаются в течение 45 суток, с использованием дорогого льняного масла, а на финише покрываются специальным лаком на натуральной основе. Такая технология дает изделию вековую сохранность. Частники хитрят: вместо папье-маше используют дэвэпэшный полуфабрикат, а вместо качественного лака – паркетный или другой дешевый, который со временем, трескаясь, безвозвратно портит вещь.

Мастер живописного участка Виктор Иванович Белолипецкий держит в руках шедевр одного из старых мастеров, который был написан 15 лет назад.
–   Это был трудный год, – вспоминает Виктор Иванович. – У нас закончился специальный лак. Лакокрасочный завод, где мы его покупали, прекратил свое существование. Чтобы не останавливать производство, пришлось искать методом проб, какой лак подойдет. Частники тогда пользовались паркетным лаком, и мы решили попробовать – это было ошибкой. Сейчас этот лак дает трещинки – он более грубый. А тот, которым мы пользуемся, более эластичный, но дорогой. Частники и сейчас используют паркетный лак, так что через несколько лет покупатель свою шкатулку потеряет. А ведь он приобретает ее за те же деньги, что и настоящую.
–  Такая конкуренция не способствует развитию, – считает Ирина Брюханова. – Если нам говорят, что на рынке мы все в равных условиях, так поставьте нас действительно в равные условия – тогда и конкуренция будет настоящей. Мы бьемся – нам тяжело. Президент говорил, что нужно поддержать народные промыслы – без поддержки фабрика вообще закроется.

Не до скромности
Конечно, бытует мнение, что маленькие мастерские и ремесленники-одиночки способны без поддержки государства сохранить народные промыслы и даже обеспечить любому региону туристическую привлекательность. Однако под силу ли (и надо ли это?) мастеру-одиночке сохранять весь сложный технологический процесс. Практика показывает, что в большинстве своем они могут лишь имитировать традиционные ремесла. К тому же ремесленники часто создают изделия, вовсе не опираясь на владимирскую историю. О каком тогда статусе может идти речь?

Кстати, сегодня на территории Владимирской области статус предприятий народных художественных промыслов сохранили только два: мстерский «Ювелир» и ПК «Центр традиционной мстерской миниатюры». Что дает этот статус? Субсидии на электроэнергию и освобождение от налога на добавленную стоимость. И это уже позволяет немного расправить плечи.

Госполитика в области культуры и искусства, направленная на сохранение и возрождение художественных промыслов, подтверждает актуальность проблемы их исчезновения – об этом говорится и в Федеральном законе «О народных художественных промыслах», и в постановлении губернатора от 19 марта текущего года – на региональном уровне. Здесь утвержден перечень мероприятий по поддержке развития народных художественных промыслов Владимирской области на 2013 год, среди которых – предоставление налоговых льгот, популяризация народных промыслов в средствах массовой информации, поддержка выставочно-ярмарочной и торговой деятельности, включение объектов народных художественных промыслов области в туристические маршруты…

Конкурировать с подделками действительно можно лишь при государственной поддержке официальных производителей, считает Ирина Брюханова и вспоминает историю, уже ставшую легендой: как в 1930-е годы Максим Горький поддержал на государственном уровне развитие лаковой миниатюры Палеха, с чего началось ее победное шествие по отечественным и зарубежным выставкам. Члены производственного кооператива, конечно же, понимают, что сегодня пришествия второго такого «Горького» ожидать не стоит, поэтому берут инициативу в свои руки. Сами идут «в Кремль». Два года назад все СМИ облетела история с компьютерной мышкой и ковриком, расписанными мстерскими художниками в качестве подарка Дмитрию Медведеву. Вслед за этим и кремлевская елка пополнилась шедеврами мстерской лаковой миниатюры.
– Хватит скромно сидеть и отмалчиваться, – считает Ирина Брюханова. – Пусть о мстерской миниатюре вновь заговорят!                    _

P.S. Признаю, что в конце статьи я так и не ответила на самой себе поставленный вопрос: с какой стати государство должно поддерживать убыточную сферу народных промыслов? Ну, не говорить же, в конце концов, пафосные речи о сохранении духовного наследия. Хотя я именно так и думаю: что в жизни нельзя многие вещи мерить материальными критериями, и нельзя всему назначить какую-то определенную цену. И почему-то мне хочется верить, что понятие «государственная поддержка» – на самом деле не такое уж эфемерное и абстрактное. Ну, хотя бы в этом конкретном случае…

Ирина Дубиневич

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике


Обсуждение