На чудо надейся, а сам не плошай!

Казалось бы, сюжет этой истории можно уложить в рамки одной затертой фразы: живет такой парень. Захару Арапову, жителю села Цибеево Суздальского района, чуть больше 30-ти. Из них два...

Казалось бы, сюжет этой истории можно уложить в рамки одной затертой фразы: живет такой парень. Захару Арапову, жителю села Цибеево Суздальского района, чуть больше 30-ти. Из них два десятка лет он передвигается с помощью инвалидной коляски. Но листая его фотоальбом, понимаешь, что география его поездок, передвижений и неожиданных встреч этим обстоятельством не ограничивается.

Роковое падение

Как и во многих семьях, в этой события в жизни делятся на две части: до падения Захара и после. Елена Сергеевна, мама Захара, вспоминает 1991 год как труднейший. Муж в апреле после обширного инфаркта выписывается из больницы, а двумя месяцами позже беда снова заглядывает в ее дом.

–  Ему было 13 лет, – вспоминает мама Елена Сергеевна. – Очень подвижный, отчаянный мальчик. Любил бегать на лыжах, летом плавал, прыгал со всех трамплинов, лазил по деревьям. Летом в первые дни каникул поехал с мальчишками на озеро и по дороге увидел, как малыши-дошколята лазили по липе, что-то там нашли и копошились. Он искупался и решил вернуться и посмотреть, что они там нашли. Дети уже убежали, и он полез: за одну ветку ухватился, на другую встал, и те одновременно ломаются, он летит вниз…

Высота была – метров пять. Но Захар упал на доски и ветки, которые дети разбросали под липой.

–  Когда упал, понял, что ходить не смогу, – говорит Захар, – чисто интуитивно почувствовал. Как это пережить в 13 лет? Но тогда еще не понимал, что все так серьезно, и была надежда на лучшее.

Захара привезли в районную больницу, где он провел свои первые в последующей бесконечной больничной суете сутки. Здесь врачи диагностировали перелом грудного позвонка. Причем тот встал клином и начал передавливать спинной мозг. Только через полтора года, когда Захар попал на лечение в специализированную клинику, ему сделали операцию, освободили спинной мозг, вставили три трансплантанта.

Захар смог сидеть. Врачи констатировали, что клетки спинного мозга живы, но пребывают в сонном состоянии. Сейчас в режиме эксперимента медики пробуют вживлять стволовые клетки «спинальникам». Но это – проба, каждый пациент выкладывает за нее свои кровные. Надо еще найти спонсора, чтобы стать, по сути, подопытным кроликом. Об итогах некоторые пациенты рассказывают в интернет-блогах: есть случаи, когда результат многократных операций – нулевой.

…Сейчас трудно предполагать, как шел бы на поправку Захар, если бы сразу получил современный и эффективный уровень медицинской помощи? Подобная травма была, например, у экс-президента России Бориса Ельцина, ему закрепили позвонки танталовыми скрепками, сделали корсет и функции восстановились. «Если бы сразу Захар получил высококвалифицированную помощь, то мог бы ходить», – это мысли вслух мамы.

– Несколько месяцев мы провели в больнице. Ни паники, ни растерянности не было. Была только одна мысль: что сделать, как помочь? К Дикулю три раза ездила, списывала комплекс упражнений, узнавала, какие есть новые коляски, тренажеры, – рассказывает Елена Сергеевна.

Она вспоминает, что у Захара с детства главная фраза была: «Я сам». «Не трогайте, не подходите», – говорил мальчик родителям, пыхтя над сломанным велосипедом. «Сам одену», – тянул он упрямо, пытаясь надеть сапоги.

–  Мы читали, Захар увлекался плетением, делал поделки из спичек, из жестяных банок. Приехали домой – учителя стали приходить, потом мой мальчик закончил техникум, – объясняет мать формулу спасения сына от депрессии.

–  А что сегодня огорчает больше всего – наверное, размер пособия? – задаю вопрос и подсказываю вариант ответа.

–  Нет, а что огорчаться? – удивляется Елена Сергеевна. – Все так живут, не мы одни! Захар общается с такими же ребятами, и у них такой же уровень жизни. Меня удручает другое –  возможности для реабилитации у сына ограничены. Это угнетает. Во Владимире делают массаж, есть некоторые процедуры, но как попасть? Он ездил в Крым, в Саки, где отличное лечение – УФК, грязи, масса ж. Но сейчас путевки в этот санаторий по линии соцстраха не распределяются, поскольку Украина – другое государство.

А возможностей получить реабилитацию в России не так много. В центре Дикуля проводят сильные реабилитационные мероприятия, и там матери уже сказали, что с такой травмой, как у Захара, еще никого не подняли. В Сестрорецке реабилитацию проводят на базе больницы, она считается также специализированным лечебным учреждением. Но проблематично попасть и туда.

Елене Сергеевне приходится ходить по инстанциям, собирая документы, подавая заявления. Однажды услышала от чиновников и такой вопрос: «А он у вас перспективный больной?» Мать растерялась: что значит – перспективный?

Захар сам себя обслуживает, стремится к активной жизни, не киснет, не замыкается в стенах дома. Ему надо общаться, и поездки дают ему шанс расширить круг общения.

Все сам!

– Сначала, после травмы, приходи ли школьные друзья, потом перестали, и прежних товарищей не стало, – говорит Захар с улыбкой, – появились новые, практически все они – инвалиды.

Его жизнь стала более стремительной, когда в 2002 году у него появилась «Ока». Как бы ни шутили и ни иронизировали бывалые автолюбители по поводу этого авто, но для Захара оно открыло новый мир.

Еще будучи школьником он теребил родителей и врачей: как получить права? Целая эпопея была с обучением. Он писал заявление на имя начальника районной ГАИ, чтобы сдать экзамены, к которым готовился самостоятельно. А вождение постигал, когда появились и права, и «Ока».

–  А по-другому невозможно было, – говорит Захар. – Это сейчас во Владимире есть школа, где обучают инвалидов, а у меня выбора не было. Помню, нашел автошколу в Домодедово, но обучение там стоит столько, сколько «Ока». Сейчас ситуация вроде бы исправляется на федеральном уровне: законодательно хотят закрепить одно из обязательных условий работы автошколы – должна быть машина для обучения инвалидов.

Он купил «Оку», сел и поехал… в Крым, в санаторий. В компаньоны взял приятеля – тоже колясочника. В машине они везли две коляски и во многих ситуациях чувствовали себя беспомощными. Первый раз лечение и отдых они проходили без сопровождающих. Потом ездил в Крым «дикарем», а в 2008-м и 2009 годах на двух «окушках» они поехали к морю с компаньонами – Володя с подругой, Захар – с мамой.

С приятелем они колесили по всему Крыму, примыкали к экскурсантам, передвигаясь на собственном транспорте. Здесь же расширяли и круг знакомств. После были новые путешествия по России.

– Это мы после спектакля в театре Вахтангова, это – на Фатьяновском фестивале, а это – в Севастополе, в Самаре, на автопробеге в столице, – Елена Сергеевна смотрит со мной фотографии, на которых ее сын в компании успешных и улыбающихся людей.

Мама признается, что дома Захар всегда найдет дело по душе, но после того, как он стал активно путешествовать, ему стали звонить, приглашать на встречи. И в родном Цибеево ему дома не сидится. В местном клубе есть спортивный кружок по настольному теннису. В прошлом году в рамках спартакиады, которая проходит в Новоалександровском сельском поселении, он участвовал в турнире как судья, оценивал юных теннисистов и награждал победителей. Чтобы Захар мог беспрепятственно заезжать в клуб, администрация поселения выделила средства на замену дверей.

– У него есть лидерские качества, – говорит Елена Серегеевна. – Он предложил свою помощь в работе со школьниками и его услышали. С директором клуба культуры они обсудили план сотрудничества. Если бы он сидел в четырех стенах, никто и никуда его бы не позвал, а он себя предлагает, что-то советует, подсказывает. Захару если предлагают участвовать в спартакиаде, он не отказывается. Участвует в соревнованиях по фигурному катанию, спортивному ориентированию, гонкам, им двигает интерес.

А еще он успевает и радиоделом заниматься. Заочно дистанционно прошел обучение и теперь может профессионально разобраться в любой поломке бытовой техники. Правда, заказы пол у чает от друзей и возвращает жизнь умным предметам безвозмездно.

Неуемный характер, по мнению мамы, достался Захару от отца. Тот был беспокойным и заботливым главой семейства. А после травмы сына занял весьма принципиальную позицию: все делай сам!

Когда он просил отца помочь ему что-то достать, то тот весьма сурово ему говорил: «Вставай, одевай корсет и сам иди». Такие ситуации были редки, поскольку в доме у Захара только одна недоступная территория – это кладовка. Но муж никаких поблажек ему не делал.

Не так давно Захар получил уникальную награду – Кубок «За мужество жить и творить». В России обладателей таких наград всего сто человек, он стал четвертым обладателем приза в области. И в том, что именно ему досталась эта награда, есть заслуга и папы, и мамы.

Кузница чемпионов

Увлечение спортом у Захара шло в хаотичном режиме до прошлого года, пока его не пригласили на первый областной фестиваль по пауэрлифтингу среди инвалидов. Он проходил в Гороховце. Здесь Захар без видимых усилий и интенсивных тренировок взял неожиданно высокий вес.

– Вячеслав Анатольевич Филимонов, заслуженный тренер России, посмотрел на меня и пригласил заняться спортом профессионально, – вспоминает Захар. – Отметил, что у меня есть хорошие данные, но нужны систематические и регулярные тренировки.

Так, с сентября прошлого года каждую неделю Захар ездит в Ковров, на тренировки. Ближе приспособленного места для тренировок нет, хотя и в Суздале, и в Павловском есть современные спорткомплексы. Но даже заехать в них для колясочника – огромная проблема.

Мы разговариваем с Захаром в зале спортклуба «Звезда». Открывается дверь и в компании с нами оказывается Александр Лешуков.

– А это наш чемпион приехал! – знакомит с ним Захар. – Саша – чемпион области, серебряный призер первенства России, серебряный призер кубка России. Он живет в Коврове и тренируется по нескольку раз в неделю.

«Разговорчики» в спортивном строю прерывает тренер – Вячеслав Анатольевич дает задания и организует подходы к снаряду. Попутно рассказывает и о том, как первый раз в зале появились инвалиды.

Когда только начинали, то для них не было даже специального тренажера, его приобрели позже. Для первых спортсменов-колясочников подставляли стульчики. Сварил пандус, чтобы они смогли заехать. Но и это была не главная проблема. В один из дней тренеру объявили, что его подопечных сюда просто не пустят: от их колясок много грязи, а от них самих – одно беспокойство.

– Но ведь если ковролин потерт, а на полу – грязь от посетителей, то это значит, что дворец востребован, – выдает свой аргумент Вячеслав Анатольевич. – После того как спортклуб перешел в муниципальную собственность, заниматься начали спокойно. На мой взгляд, непонимание на уровне чиновников от того, что нет у них такой беды. А те, кто сталкивается с их проблемой, например, спортсмены нашего клуба, совершенно по-другому воспринимают их проблемы, всегда помогут и в жизни, я уверен, лояльны к ним.

Именно пауэрлифтинг, по мнению Вячеслава Филимонова, это тот вид спорта, который поможет инвалидам адаптироваться к обычной жизни успешно. Занятия развивают верхний плечевой пояс, сильные руки. Он с оптимизмом смотрит на своих подопечных и обещает сделать из них чемпионов. Ценит, что они не капризные и весьма упорные. Ближайшая цель в плане тренировок – достойное выступление на областном соревновании по пауэрлифтингу спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата (жим лежа). Приедут инвалиды со всей области, представители городов: Гороховец, Меленки, Ковров, Лакинск, Владимир, Гусь-Хрустальный, Суздаль. Причем центрами пауэрлифтинга людей с ограниченными возможностями их нельзя назвать.

Работают тренера в территориях на энтузиазме. Сейчас продумываются проекты, чтобы финансирование их работы шло системно и регулярно. Пока поездки и сборы финансируются за счет спонсорских средств и пожертвований. И ведь успех пришел даже при такой подготовке – на голом энтузиазме, результаты видимые и даже впечатляющие! Среди 25 регионов России в прошлом году Владимирская область заняла третье место в командном зачете на Всероссийских соревнованиях людей с ограниченными возможностями.

– Так получилось, что я объехал полмира, был в Европе, Америке. Там все сделано для инвалидов. Бываю в Германии, и впечатление такое, что в городах живут только инвалиды: для них продуманы отдельные дорожки, въезды, выезды, пандусы. У нас только сейчас государство задумалось об этом, только в проектах обустройство доступной среды, – досадует Вячеслав Анатольевич.

…Захар мечтает, что в ближайшее время у него появится штанга и можно будет заниматься самостоятельно. Вообще планы на этот год у него масштабные. Он надеется, что они сбудутся вопреки всему. Вопреки плохим дорогам, проехать по которым на коляске невозможно, а на авто – проблематично. Вопреки отсутствию пандусов и заездов в большинстве учреждений и организаций села и района. Вопреки укоренившемуся мнению, что проблемы инвалидов должен решать кто-то и где-то очень высоко.

– Попробую с провайдерами договориться по поводу льготного Интернета для инвалидов, – делится планами Захар. –  Для нас же это окно в мир!

Но, похоже, окно в мир он уже открыл сам –  стойкий, ироничный, энергичный и упорный Захар Арапов, житель потерянного в снегах Цибеево. Он доказал, что географические границы и физические возможности – во многом условность, когда есть желание дышать полной грудью и быть в гуще событий. Глядя на него, кажется, что бойцами все-таки рождаются!

Светлана Салатаева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике