16+

Последний офеня

На границе Вязниковского и Гороховецкого районов, в деревне Илевники, расположенной на федеральной трассе М-7 Москва -Уфа, нельзя не обратить внимания на необычный дом, украшенный флагами и различными фигурками (в том числе котами, матросом и даже бабой- ягой), а также яркой вывеской «Лавка случайных вещей».

Надпись на фасаде словно многообещающий эпиграф из классика: «Здесь русский дух». При­тормаживают, а то и во­все останавливаются там многие, причем из самых разных городов и весей. И на каждого «Лавка» производит сильное, не­изгладимое впечатление. Ее создатель, вязниковец Станислав Геннадьевич Крайнов, среди земляков пользуется противоречи­вой известностью. Одни считают его чудаком, а другие – чуть ли не ге­нием. Но все сходятся во мнении: Крайнов – боль­шой оригинал!

Иностранецв родномгороде

Сам себя лавочник Крайнов не без неко­торого кокетства име­нует офеней и старьев­щиком, наследником прежде гремевших по всей Руси ходебщиков-коробейников. Хотя и лавка его, по большому счету, очень похожа на народный музей, и сам он при всех чудачествах прежде вел, да и сейчас продолжает целенаправ­ленную краеведческую работу.

Судьба помотала по свету Станислава Генна­дьевича предостаточно. Родом из Вязников, он долгое время жил на Украине. Химик-технолог по образованию, работал на заводе, пытался зани­маться бизнесом. Одно время даже владел целым прогулочным теплоходиком под названием «Скульптор Лысенко» (наименованного в честь академика Михаила Лы­сенко – автора памятни­ка Щорсу в Киеве) на Днестре, вел книжную торговлю.

Но смутные 90-е в не­заможней Украине оказа­лись еще более лихими, чем в России. В итоге плавсредство отобра­ли бандиты, а торговля книгами в разоренной стране пришла в упадок. Не состоявшись в каче­стве «владельца заводов, газет, пароходов», в на­чале XXI века Станислав Геннадьевич в возрасте под 50 оказался в родных Вязниках, правда, уже в качестве украинского эмигранта.

Семь долгих лет он, местный уроженец, про­жил с украинским па­спортом в материнском доме в Вязниках, доби­ваясь российского граж­данства. Теперь – пол­ноправный гражданин России. И в отличие от большинства сограждан, воспринимающих па­спорт с двухглавым орлом как нечто должное, свою пусть и не крас­нокожую «паспортину» Станислав Геннадьевич ценит, наверное, больше всех окружающих.

Невозможный товар

Любовь к истории, к различным старым ве­щам, напоминающим о давно ушедших вре­менах, навела Крайно­ва на мысль заняться торговлей, казалось бы, совершенно невозможным товаром: угольны­ми чугунными утюгами, хрупкими фарфоровыми статуэтками, пожелтевшими от времени от­крытками прошлого и даже позапрошлого века, старинными монетами и различной вышедшей из употребления сим­воликой. Получилось что-то среднее между лавкой старьевщика и антикварным салоном. У вязниковцев, а еще более у заезжих туристов такие торговые точки пользовались популярно­стью. Скоро у Крайнова уже имелось в Вязни­ках несколько подобных лавочек-ларьков.

По совету своего дав­него приятеля и едино­мышленника Алексея Викторовича Лебедева, учителя истории вязниковской школы №9, автора учебника по «вязниковедению» и побе­дителя всероссийского конкурса «Учитель года-1996», Крайнов стал вы­пускать краеведческие сборники «Альманах вязниковского офени». Эти книжечки получились столь же оригинальны­ми, как и их издатель. Всего увидели свет 10 выпусков, содержащих бесценную информацию о прошлом Вязников и его окрестностей. В работе над альманахом вокруг Станислава Ген­надьевича объединились вязниковские художники и краеведы. Но, на свою беду, с местными чиновниками последний офеня не по­ладил. Под предлогом того, что ларьки Крайнова портят эстетический вид вязниковских улиц, эти конструкции убрали при помощи крана. Их владелец до сих пор рас­сказывает, что пострадал из-за того, что не под­маслил кого-то из власть имущих. Одновременно приказал долго жить и популярный в Вязниках альманах.

Мнения горожан тогда разделились. Кто-то счи­тал, что власти действо­вали правильно – нечего разное старье в центре города продавать. Иные до сих пор жалеют, что сулиц «песенной столицы России» исчезли столь колоритные лавчонки, где хозяин порой не столько торговал, сколько рас­сказывал гостям, да и местным обывателям много интересного о бы­лом, как если бы сам жил во времена фабриканта Сенькова или князей Ромодановских.

Сеновал главная экзотика

После того как по­следнюю крайновскую лавочку в Вязниках по распоряжению мэрии прикрыли – подцепили краном (причем вместе с хозяином), а потом увез­ли подальше, Станис­лав Геннадьевич и обо­сновался в Илевниках. Приобрел там полураз­рушенный дом, который и сделал наполовину лав­кой, наполовину музеем. Идеи у него бьют клю­чом. В «Лавке случай­ных вещей» уже созданы «комната Плюшкина» и фрагмент интерьера старой русской избы, уголок мещанского быта, жилые комнаты в стиле 1930-х и 1970-х годов. Есть даже «музей эпохи Ельцина и Мавроди» с настоящими ваучерами и псевдоденьгами с портретами новоявленного «великого комбинатора».

А еще во дворе усадьбы растет старый-престарый дуб. Ему, по рассказам деревенских ветеранов, уже 200 лет. В Илевниках бытует предание, что прежде под кроной дерева-патриарха отды­хали арестанты, которых гнали пешим порядком по Владимирке на си­бирскую каторгу. А еще гостям своего необыч­ного подворья Крайнов показывает… сеновал! Да-да, обычный деревенский сеновал. На жителей ме­гаполисов – москвичей и нижегородцев подобная экзотика зачастую дей­ствует сильнее, чем даже антикварно-барахольное изобилие. Некоторые даже перестают торо­питься и «зависают» в пахучем сене на целые часы.

Если осмотру каждого экспоната, размещенного в «Лавке» в Илевниках, посвятить хотя бы мину­ту, то оттуда не уехать и за целые сутки. Чего там только нет! Фотографии более чем столетней дав­ности, старые книги, бесконечные фарфоро­вые фигурки и тарелки, всевозможные бытовые мелочи вроде утюгов с трубой или керосиновых ламп, россыпи монет всех времен и народов, бюсты царей и вождей -от императора Николая последнего до пятизвез­дочного генсека, флаги разных веков и стран, образцы обмундирова­ния за последние 80 лет нашей истории. И порой какая-нибудь неожидан­ная мелочь, вроде старого букваря, вдруг навеет но­стальгию о безвозвратно ушедшем детстве.

Высоцкий дляТимура Кизякова

Однако тысячи предме­тов, где среди откровен­ного хлама попадаются настоящие сокровища, ничто без рассказов хо­зяина необычной лавки. О прошлом и настоящем Вязниковского края Станислав Крайнов может рассказывать часами -поневоле заслушаешься. И хотя человек он непро­стой и словцо способен употребить подчас до­статочно резкое, патрио­тизма у него столько, что на десятерых хватит. Как, впрочем, и идей.

Новая задумка Ста­нислава Геннадьевича – устройство при «Лав­ке случайных вещей» галереи-салона для мест­ных художников из Вяз­ников и Мстеры. Феде­ральная трасса – ожив­леннее любого Арбата, в деревенскую лавку-музей кто только не заезжает! Крайнов, как и положе­но, ведет книгу отзывов. В ней немало восторжен­ных слов. «Потрясающее место. Много интересно­го и полезного. Успехов и процветания!» – таких записей там десятк и, если не сотни. Заезжают в Илевники и политики, и «звезды», как, напри­мер, один из замести­телей нижегородского губернатора Шанцева, или ведущий популярной телепередачи на канале «ОРТ» «Пока все дома» Тимур Кизяков. Кстати, последний побывал в гостях у Крайнова со­всем недавно и увез на память старую пластинку Владимира Высоцкого. В Москве этот раритет достать никак не мог, а тут – пожалуйста!

В свободное время Станислав Геннадьевич занимается литератур­ным трудом. Он написал интереснейшую книгу «Исповедь старьевщика» (произведение такое же неоднозначное, как и его автор, но в таланте и меткости суждений не откажешь), собрал более 3000 частушек со все­го Вязниковского края, продолжает системати­зировать материалы по истории вязниковских сел и деревень. Что офе­ня придумает еще, пока он не знает и сам. Но в том, что Крайнов «родит» очередной «креатив», со­мневаться не приходится. С такими как он – не соскучишься. И слава Богу!

Николай ФРОЛОВ

Просмотры: