16+

ЛОВЕЦ БАБОЧЕК вписал себя В ИСТОРИЮ КРАЯ

Совсем недавно вышел в свет восьмой выпуск уникальной серии книг «Лепидоптерофауна Владимирской области», издаваемой энтузиастами своего дела – заместителем декана естественно-географического факультета ВГГУ Максимом Усковым и заведующим сектором редких книг Владимирской областной универсальной научной библиотеки Александром Ковзуном. Выпуск посвящен энтомологическим дневникам школьника, которые тот вел в конце 30-х -начале 40-х годов прошлого века.

«Мальчик нежный, кудрявый, влюбленный»…

Казалось бы, ничего особенного. Кто из нас в детстве не вел днев­ников, воображая себя поэтом, ученым или ге­ниальным художником? Но, во-первых, отцом ав­тора энтомологических дневников был извест­ный математик Сергей Дианин, в доме которого в селе Давыдово Камешковского района за три лета великий русский композитор Александр Бородин написал оперу «Князь Игорь».

Во-вторых, уровень исследований прилежно­го ученика Александра Дианина впечатлил даже профессионалов, а ведь научными редактора­ми издания были стар­ший научный сотрудник Зоологического музея МГУ Андрей Свиридов и тульский энтомолог Лавр Большаков. А это в корне меняет дело.

– Дневники обнару­жились чисто случайно, –  рассказал «Призыву» составитель восьмого выпуска серийного из­дания Максим Усков.-  Я прочел в одной из владимирских газет, что в музее села Давыдово

есть коллекция бабочек, и решил посмотреть ее.

В ту пору музей воз­главляла Нина Матреничкина. Познакомив гостя с материалами му­зея, она сообщила ему о дневниках наблюдений за бабочками и жуками сына хозяев знаменито­го давыдовского дома, которые сохранились в запасниках музея.

Увидев записки Саши Дианина, лепидоптеролог сразу решил, что было бы весьма интерес­но с научной точки зре­ния определить исследо­ванные им виды бабочек с помощью коллекции и зафиксированных на­блюдений и ввести их в научный оборот. Дело в том, что свою работу Александр Дианин про­водил в Давыдовской пойме. Это один из са­мых интересных участ­ков поймы Клязьмы – с озерами и болотами, с большим разнообрази­ем флоры и фауны, но, к сожалению, до сих пор недостаточно полно изученный.

– Пример такого энту­зиазма и подвижниче­ства со стороны юноши, больного туберкулезом, преждевременно обо­рвавшим его жизнь, за­служивает всяческого внимания, – обосновал свой интерес к докумен­тальным свидетельствам мальчика Максим Усков. – Качество дошедших

до нас материалов по­зволяет говорить о его несомненном таланте энтомолога, наблюдате­ля, экспериментатора, который, к сожалению, не успел развиться в полной мере.

Историю российской лепидоптерологии писали любители

Как, наверное, уже понял пытливый чи­татель, словом «лепидоптерология» ученые обозначают раздел эн­томологии (науки о на­секомых), изучающий бабочек. В труде «Исто­рия лепидоптерологических исследований в России», подготовлен­ном доктором геолого-минералогических наук, профессором МГУ, членом-корреспонден­том РАЕН, членом-корреспондентом под­секции энтомологии Московского общества испытателей природы Владимиром Короле­вым и доктором физико-математических наук, профессором МГУ, од­ним из старейших со­трудников НИИЯФ МГУ Владимиром Мурзиным сделан весьма интерес­ный вывод.

Оказывается, «значительная, если не основ­ная»,   часть работы   по изучению российской лепидоптерофауны, то есть со­вокупности бабочек,  оби­тающих на тер­ритории страны, была выполнена любителями,   не имевшими специального энтомологического об­разования. Это, кстати, наглядно доказывают основные специально­сти авторов цитируемой монографии, весьма да­лекие от биологии.

История российской лепидоптерологии бе­рет начало в 1763 году. Именно в это время Рос­сийская академия наук активно организует на­учные экспедиции, обо­гатившие науку новыми знаниями о флоре и фау­не страны, в том числе по фауне чешуекрылых. Но, как заметил русский географ, ботаник, стати­стик, государственный и общественный дея­тель Петр Семенов-Тян-Шанский, «…в течение всей первой половины минувшего века (в дан­ном случае имеется в виду XVIIIвек. – Прим. авт.) дело изучения фау­ны России находилось почти всецело в руках иностранцев – пришель­цев с Запада или же выходцев из западных, наиболее культурных поэтому, окраин нашего Отечества».

Во второй половине XIX века были сдела­ны величайшие гео­графические открытия в Центральной Азии, и российские исследо­ватели бабочек нача­ли осваивать огромный неизведанный доселе континент. А в 1859 году вышел в свет основной труд Чарльза Дарвина «Происхождение видов», который способствовал мировой популяриза­ции биологии и пробу­дил всеобщий интерес к естественной исто­рии. Во многих стра­нах Европы в это время появляются различные любительские и научные общества: географиче­ские, биологические, этнографические и в том числе энтомологические.

В Англии первое такое общество возникло в 1745 году, во Франции – в 1832 году, в Германии – в 1837 год у.

В Петербурге первый кружок любителей эн­томологии был учреж­ден лишь в 1859 году по инициативе полковника лейб-гвардии Гатчин­ского полка Александра Мандерштерна и чи­новника при министре народного просвещения Юлиана Симашко. В кружке участвовало 33 человека.

Одной из важнейших своих задач общество считало публикацию результатов исследова­ний. За первые 50 лет его существования свет уви­дели около 1300 статей, большинство которых было посвящено вопро­сам систематики (был описан 1261 новый вид бабочек), фаунистики и географии насекомых, и только 179 работ были посвящены их биологии и морфологии.

«Такую односторон­ность исследований нетрудно понять, если учесть необъятность про­странств, открывших­ся как раз в это время перед исследователями фауны», – пишут авторы монографии Владимир Королев и Владимир Мурзин.

Вторая половина XIX и начало XX века были посвящены в основном

фаунистическим иссле­дованиям и инвентари­зации фауны Российской Империи. Были открыты сотни новых видов бабо­чек и получена карти­на их распространения. Огромную роль в этом деле сыграли именно лю­бители, не имевшие, как Саша Дианин, специаль­ного энтомологического образования. Предпри­нимавшиеся ими поезд­ки в удаленные районы России осуществлялись часто на личные сред­ства или пожертвования меценатов.

Несмотря на огромные успехи в фаунистике и си­стематике этого периода лепидоптерологическиx исследований, фауна огромных территорий оставалась либо совер­шенно неизученной, либо известной крайне мало. Существенным не­достатком было неряш­ливое этикетирование многих материалов.

«По сути, в последую­щие годы приходилось и до настоящего времени приходится заново пере­открывать многие так­соны, поскольку ни на старых, ни на новых кар­тах невозможно найти указанные на этикетках географические пункты, – пишут ученые. – Мно­гие из них известны лишь местным жителям и обнаруживаются слу­чайно, другие, возможно, исчезли из памяти людей безвозвратно».

Коллекция любителя-энтомолога Саши Дианина и его дневники как раз и удивили влади­мирских исследователей своей самобытностью, оригинальностью и под­линной заинтересован­ностью в изучении при­роды родного края.

Энтомология как хобби и судьба

В восьмой выпуск се­рийного издания «Лепидоптерофауна Влади­мирской области» вош­ли дневниковые записи Александра Дианина о бабочках, гусеницах и жуках за 1938-й – первую половину 1941 года в двух тетрадях, пронуме­рованных самим авто­ром как вторая и третья. Первую и последующие тетради при музеефикации фондов народно­го музея композитора Александра Бородина в селе Давыдово, которую проводит сегодня Камешковский районный историко-краеведческий музей, обнаружить так и не удалось.

Исследован и я любителя-энтомолога Саши Дианина были прерваны его смертью, наступившей вследствие туберкулеза в 1942 году.

Дневники подростка представляют собой две незначительно потрепан­ные обычные школьные общие тетради, иногда с вырванными листами, оторванными клочками и вложенными запи­сками. Записи сделаны фиолетовыми чернилами от руки, достаточно ак­куратно, местами нераз­борчиво из-за особенно­стей почерка и помарок. Местами текст в тетрадях вычеркнут Сашей, и эти редакторские пометки были тщательно сохра­нены издателями.

Так, в феврале 1941 года уже 18-летний Саша записывает: «Большин­ство способов ловли разноусых бабочек требует наличия разнообразных орудий или условий, которые не всегда могут быть налицо. <…> Я же рекомендую самый про­стой способ собирания бабочек, дающий весьма хорошие результаты при некотором навыке. Этот способ состоит в соби­рании бабочек на ство­лах деревьев, а также на старых сараях и заборах. Этот способ, требующий лишь наличия банок или коробочек для накрывания найденных бабочек, одинаково применим как в пригородных мест­ностях и парках, так и в лесах».

Далее следует подроб­ное описание способов маскировки различных видов бабочек и воз­можностей их благо­получного отыскания естествоиспытателем. Как сообщает далее ав­тор энтомологических дневников, почти по­ловина бабочек его кол­лекции была отловлена тщательно описанным способом, что, по его мнению, заслуживает особого внимания.

Большая часть инфор­мации, содержащейся в дневниках Алексан­дра Дианина, относит­ся к селу Давыдово и его окрестностям, но есть разделы, содержа­щие сведения о бабоч­ках Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода, тогда соответственно носивших названия Ле­нинграда и Горького. Саше приходилось пе­ремещаться по стране вместе с отцом Серге­ем Дианиным, который был известным ученым, кандидатом технических наук, преподававшим математику и теорети­ческую механику в вузах перечисленных городов.

– Мы надеемся, что материалы очередного выпуска серии будут интересны широкому кругу исследователей, -говорит Максим Усков. -Имя Александра Сергее­вича Дианина по праву должно появиться рядом с именами отца и деда в областных краеведче­ских энциклопедиях.

Ольга РОМАНОВА

Просмотры: