16+

Не поле перейти. Наша землячка отметила столетний юбилей

Жительнице Владимира Лидии Изергиной в конце июля исполнилось 100 лет. В семье это событие праздновали с размахом.

Гостей на юбилее было много. Именинница, роняя слезы, говорила, что за всю свою жизнь так ни разу не отмечала свой день рождения: «Молодая была, работала. Ни времени, ни денег на гулянки не было».

Годы, конечно, берут свое, и Лидия Семеновна сетует сегодня на нездоровье и глухоту. Однако при том, что самочувствие порой подводит, женщина сохранила ясность ума и помнит многое из того, что ей пришлось пережить за свой долгий век. Сравнивая прошлые и нынешние времена, она уверенно говорит, что сейчас людям живется намного легче.

Крепкие нервы – залог долголетия

Бабушка Лидии Семеновны умерла в 82 года, мама – в 88. Изергина, пожалуй, единственная в своей семье, кто дожил до столь почтенного возраста, во что ей самой верится с трудом.

–  Никогда не думала, что дотяну до 100 лет. Это так много. С одной стороны, вроде и хочется пожить подольше, а с другой – постоянное недомогание и нездоровье изводят, – жалуется пожилая женщина.

Ко всему прочему сказалась и изнуряющая жара, стоявшая почти два месяца, а потом еще и запах гари, мучивший жителей области несколько недель. Лидия Семеновна чувствовала себя неважно и грешным делом думала, что пришел ее черед…

–  Жара невыносимая. Запах – жуть. Думала, ну все – конец. А потом легче стало. Видно, оживаю, – улыбается старушка. – А то все лежала пластом. Проснусь утром, посмотрю сколько времени – мало еще, опять лягу, сон возьмет. Очнусь – время к обеду. Невестка скажет: «Пойдем поедим». Ну, пойдем. Я не отказывалась. Чтобы силы были, хоть немного, а поесть надо, – рассуждает Лидия Семеновна.

К врачам женщина теперь почти не обращается, философски замечая, что старость не лечится, и сейчас можно рассчитывать только на свои внутренние резервы.

Больше всего Лидия Изергина сегодня переживает из-за того, что не может выходить из дома –  тяжело. Передвигается только по квартире. С другой стороны, вспоминает, как на днях прочитала в газете новость о том, что «потерялась бабушка 72 лет».

–  Вот как! – многозначительно говорит старушка. И тут же отпускает шутливое замечание, мол, хорошо, что она сама никуда не ходит, а то тоже бы наверняка потерялась.

Пресловутый секрет долголетия, который многие пытаются разгадать, не известен и самой Лидии Семеновне – «видимо, на то воля божья». Женщина никогда не ставила себе цель дожить до 100 лет и никогда не стремилась вести здоровый образ жизни. Ее занимало совсем иное. Работать приходилось много, а ели всегда не досыта. Изергина рассказывает, что выпадали такие голодные годы, когда дома даже хлеба не было.

–  Другой раз думаешь: «Господи, хоть бы корочку хлебца», – вздыхает старушка. – Перебивались, как могли.

К алкоголю Лидия Семеновна всегда была равнодушна. Никогда не понимала, «как это люди пьют вино? От него только голова болит». Впрочем, в редких случаях она все-таки могла пропустить рюмочку за компанию. Так, например, к Дню железнодорожника (профессиональный праздник Изергиной) им на работе всегда выдавали премию.

–  Наша смена деньги получит, вина купит: «Пошли, девчонки, праздновать». Я вместе со всеми ходила, – рассказывает женщина.

Старушка предполагает, что она дожила до преклонного возраста благодаря тому, что всегда сохраняла спокойствие. «Я редко нервничала: нет и не надо. Наверное, за счет этого и живу». А еще о себе говорит, что незлая и терпеливая. Никогда ни на кого не злилась и ни с кем не ругалась. Где бы ни работала, в коллективе всегда было согласие.

Большая жизнь

Лидия Семеновна родилась в селе Малая Селянка Кировской области. В 18 лет вышла замуж за своего ровесника-односельчанина. На то была мамина воля. Сама Лида не торопилась расстаться с холостой жизнью, но ее родительница была иного мнения. Когда на пороге дома появились сваты, мать дала согласие на брак.

– Я говорила: «Мама, я не пойду замуж». А она и слушать не хочет. Так и вышла, – вспоминает долгожительница. – Много чего нам с мужем вместе пришлось пережить. Сколько лет себя помню, постоянно приходилось преодолевать трудности.

После свадьбы жили в семье свекрови. Всего восемь человек: молодожены, четверо братьев и сестер мужа, его мама и бабушка. Молодые люди работали в колхозе. В конце месяца после подсчета трудодней народу должны были давать хлеб, но частенько оказывалось, что его на всех не хватает. Семья жила впроголодь, и Лида с мужем решили уехать из села и поискать работ у за его пределами. Так они оказались в Шахунье Нижегородской области, где устроились на железную дорогу. Зарплата была небольшая, но зато супругам выделили квартиру от предприятия, и жизнь понемногу начала налаживаться.

Лидию Семеновну, пожалуй, можно назвать «разнорабочей». Она выполняла все поручения начальства. Проверяла билеты в пригородных поездах и поездах дальнего следования, работала на сенокосе, ездила от предприятия в деревню на картошку. Иногда там приходилось жить по неделе. «Куда пошлют – туда пойду», – говорит про себя долгожительница. Муж Лидии Семеновны был на железной дороге мастером и казался вполне довольным своей работой. Все было нормально, и вдруг на смену размеренным будням пришли неприятности.

–  Тогда такое время было – чуть на работу опоздал, сразу дают расчет. И муж, однажды вернувшись со смены, лег спать. А его неожиданно вызвали снова на работу. Не успел прийти вовремя, и его в момент уволили, – вспоминает женщина. – Что было делать? В Шахунье работу не найти. И мы вспомнили, как однажды к нам из Владимира приезжал в командировку мужчина, с которым муж подружился, и он звал нас к себе. Вот мы и поехали. Это был 1938 год.

Во Владимире Изергины снова устроились на железную дорогу. Лидия Семеновна работала дежурной на вокзале. В основном ей выпадало выходить в ночные смены, чему женщина была очень рада. После ночной она двое суток проводила дома, успевала и выспаться, и «погулять».

В войну разгружала вагоны

Когда началась война, мужа в армию не забрали, но и домой с работы не отпускали. Он в прямом смысле жил на железной дороге. Лидия Семеновна осталась одна с пятилетним сыном на руках. Вспоминает, что было очень страшно. Она продолжала работать, чтобы прокормить себя и ребенка. Выполняла все приказы начальства. Обычно она подчинялась им беспрекословно. Но однажды Лиду вместе с другими девчонками послали в лес пилить дрова на топливо для паровозов. Случалось, что девушки работали там безвылазно неделями. И Изергина воспротивилась: «Я не могу уехать из города, – заявила она. – Сына не на кого оставить. Кому он нужен, кто будет с ним возиться?». И руководство пошло навстречу.

В лес тогда Лидию Семеновну не послали, оставили во Владимире, но ей досталась не менее тяжелая работа, чем заготовка дров. Женщину определили на склад топлива, где помимо всего прочего она должна была разгружать вагоны.

– Паровоз подходит, клетка раскрывается, и оттуда вываливаются дрова. Мелкие мы откидывали. Крупные – кололи, как освободимся. Один раз вместо дров пришел уголь. Это было ужасно! Дрова-то выгрузили – и ладно. А уголь весь рассыпался после того, как клетку открыли, – и под колеса. Мы его собирали-собирали, – рассказывает женщина о прежних временах.

На топливном складе Изергина проработала почти до самого конца войны. Вспоминает, что трудилась тогда чуть ли не круглосуточно. Но рабочим выдавали дневные и ночные пайки, и именно благодаря им женщина могла прокормить себя и сына.

Когда война стала затихать, женщин начали снимать с тяжелых работ. И Лидия Семеновна вновь вернулась в депо на свое прежнее место. Там и проработала до пенсии.

Народ избаловался

Она вспоминает, что в прежние времена все трудились, не покладая рук. Ходили на службу даже больными. Лидия Семеновна однажды перенесла грипп на ногах, и болезнь дала осложнение.

– Я помню, что очень плохо себя чувствовала, очень болела спина, но температуры не было, и поэтому больничный мне не дали. Думала, Богу душу отдам. Даже не знала, чем лечиться. Решила пить молоко. Это было дорого, но соседка держала корову и согласилась давать мне в долг до зарплаты каждый день по пол-литра этого напитка.

Ночью Лидия Семеновна уходила на смену, а вернувшись, выпивала в несколько приемов горячее молоко с маслом и ложилась спать. Удивительно, но от такого лечения через пару недель она почувствовала себя намного лучше. А еще через некоторое время и вовсе полностью исцелилась.

Раньше, вспоминает старушка, люди рассчитывали только на себя и свои собственные силы. В деревнях это было особенно заметно – что вырастят на собственном огороде, тем и живут весь год. Участки были большие, сажали всевозможные овощи, а еще черемуху, яблони, орешник.

На помощь от государства, как сейчас, рассчитывать не приходилось. Сегодня жизнь, по мнению Лидии Семеновны, стала намного легче.

–  Людей избаловали. Раньше работали с утра до самого вечера, выходных не знали. А теперь, я смотрю, не жизнь, а гулянка. Без конца выходные. Раньше так не было!

Каждый день в жизни Лидии Семеновны теперь похож один на другой. Телевизор она почти не включает, потому что «все равно глухая, только картинки иногда смотрю». Кино и ток-шоу ей неинтересны, а вот новости иногда слушает и с интересом следит за Медведевым и Путиным – больше никого из политиков женщина не знает.

Иногда Изергина может почитать газету, которую приносит сын, и лишь удивляется тому, сколько в ней новостей и сколько событий происходит в жизни других людей.

–  Жаль, что я малограмотная, – вздыхает Лидия Семеновна, – а то бы я тоже могла написать историю своей жизни.

Кира Смирнова

Просмотры: