16+

Джаз работает на бизнес, бизнес работает на джаз

Каждый музыкант – это самостоятельный бизнес-проект. Будучи сам себе продюсером, администратором и менеджером, он сам решает, как ему раскрутиться и стать успешным. Наш земляк, выпускник Владимирского музыкального колледжа и Российской академии музыки им. Гнесиных, саксофонист Антон Румянцев поделился с «Призывом» секретами профессиональной кухни в уютной обстановке кафе.

– Антон, джаз для вас – бизнес или образ жизни?

–  Джаз для меня – это прежде всего культура, я бы даже сказал субкультура, которая зарекомендовала себя как суперпрофессиональное искусство. Супер – потому, что искусство это очень сложно, но очень интересно. Не каждый из музыкантов осмелится играть джазовую музыку.

Что касается бизнеса, то есть такая хорошая пословица: если ты сам работаешь и зарабатываешь, то это свое дело, а если ты смог организовать людей, которые стали на тебя работать, то это бизнес. Пока у меня своей компании нет, которая занималась бы продюсированием джазовой музыки, но я не могу сказать, что не зарабатываю деньги на джазе.

Джазовая музыка многому учит, в том числе большой организованности и самодисциплине. Находясь на сцене среди высокопрофессиональных джазовых музыкантов, ты должен быть предельно собран. Все работодатели сегодня мечтают о таком персонале, потому что слаженность работы всегда ведет к улучшению результата.

Мой педагог, первый в России музыкант, получивший высшее образование по саксофону, первый российский профессор по классу саксофона и джазового ансамбля Александр Осейчук преподает своим студентам по американской системе, которая четко расписана на четыре года и очень напоминает бизнес-план. Отсюда все и начинается.

– Приносят ли прибыль джазовые проекты?

–  С одной стороны, джазовая музыка – крайне недоходное предприятие для небольшой, но очень преданной тебе аудитории. В России по-прежнему достаточно много умных, интеллектуальных людей, которые интересуются чем-то необычным. Конечно, мы не зарабатываем такие деньги, как в шоу-бизнесе, но у нас есть свой ангажемент, свои почитатели.

С другой стороны, джазовая музыка – это мощный проводник, способный объединить и обогатить множество разных стилей. Моим любимым и основным делом остается джаз, но одновременно я пытаюсь играть поп-музыку в группе «Дискотека «Авария», участники которой достойные люди, настоящие звезды, приложившие много труда, чтобы стать известными. И не менее, чем джаз, я люблю песни прекрасного композитора Алексея Рыжова, хиты которого поет весь народ.

– Недавно меня сильно удивили джазовые музыканты, которые с увлечением подыгрывали участникам юбилейного концерта «Радио-шансон»…

–  Надо с уважением относиться к любой стилистике и понимать, что в каждом стиле все далеко не так просто, как кажется. Профессионализм с большой буквы – это умение работать в разных коллективах и играть разную музыку. Заблуждение считать, что джазмен должен играть только джаз. Ничего подобного! Все профессиональные музыканты в Америке играют очень много разных стилей и только поэтому приобретают мировую известность. Ничто не мешало прекрасному джазовому музыканту Брэндфор-ду Марсалису играть в своем джазовом квартете, но при этом он сопровождал выступления Стинга и прославился соло на саксофоне, над которым до сих пор все плачут. Почему нет?

– Наверное, вы правы… Даже классические музыканты, если вспомнить Дениса Мацуева, ведут себя сегодня весьма нестандартно.

–  Денис Мацуев – великий музыкант. Но поскольку мировые тенденции складываются в пользу шоу, он не может не замечать этого. В то же время он делает такое шоу, которое приводит всех в восторг.

В любой музыке есть контекст. Мой контекст – джаз. Я этого не стесняюсь и огромное спасибо Николаю Тимофееву и Алексею Серову, что они включают иногда джазового солиста в свои концерты.

– Джаз в нашей стране прежде был «музыкой для толстых», оставаясь при этом увлечением культурной элиты. Сегодня можно наблюдать странную эволюцию, когда джаз вдруг стал соответствовать своему прежнему прозвищу и зазвучал на дорогих вечеринках, презентациях, вернисажах. Что произошло?

–   Постепенно джаз вошел в моду, которая распространилась повсеместно. Все началось со столицы, которая всегда стояла особняком и способствовала внедрению новых тенденций. Москва – это общение, которое происходит на вечеринках и презентациях. Там много возможностей и много состоятельных и культурных людей.

В целом по России ситуация сложнее. Слава богу, если раз в год молодые ребята увидят Игоря Бутмана, вдохновятся его искусством и не пойдут на улицу грабить. Кто-то, может быть, увидит на дискотеке меня и после этого возьмет в руки саксофон.

– В каких бизнес-проектах вам приходилось участвовать?

– Я участвовал в очень разных проектах: в презентации машин Maserati и Lamborghini, работал на показе одежды у американского модельера Ральфа Лорена. Подготовкой последнего проекта занимались семь мировых агентств. Они устроили конкурс по отбору музыки и выбрали то, что я играл еще в Гнесинке, – старый добрый джаз в классическом стиле. На этом проекте вообще все было очень серьезно…

Дефиле Лорена состоялось в Спасо-Хаусе, куда было приглашено множество известных людей. За полчаса до начала мне позвонил организатор и сообщил, что, по мнению Лорена, бабочки музыкантам просто необходимы. Я предложил ему перейти улицу и принести требуемое из фирменного бутика. Все это было очень смешно. Мы получили прекрасные отзывы о нашем выступлении.

– В чем специфика работы музыканта на таких проектах?

–  Понимаете, в таком случае мы не воздействуем на публику впрямую. Для Mercury, например, важен переговорный момент. Люди приходят на презентацию скованными, им надо решить сложные проблемы. Музыка в данной ситуации расслабляет, отвлекает, помогает снять напряжение, выводит переговоры на другой уровень. Ведущие бизнесмены мира давно поняли, что музыка способна создать любую нужную атмосферу.

– Должно быть, очень сложно работать с нерасположенными к релаксации людьми. На каком из ваших выступлений публика была наиболее зажатой?

–  Последний раз я это остро почувствовал на приеме в Кремле, устроенном в честь американского президента. Мы полтора часа играли для министров, которые ожидали прибытия Дмитрия Медведева и Барака Обамы. После нашего выступления ко мне подошел начальник протокольной части, пожал руку и сказал, что «такого тихого саксофона он не слышал никогда».

–  Работаете ли вы на известные бренды?

–  Джазовым музыкантам это пока не удавалось. Вот DJ Smash, с которым я тоже активно сотрудничаю, сам уже ставший брендом, вовсю продвигает товары и снимается в рекламных роликах. Из джазменов это умудряется делать только Игорь Бутман, хотя он сам пока не понял, в какой момент стал музыкальным брендом. Это настолько необъяснимый момент в судьбе музыканта. Здесь играют роль и удача, и талант, и коммуникабельность.

–  Есть ли у джаза будущее в нашем регионе, в нашей стране?

–  Как педагог Московского педагогического университета, я считаю, что сейчас джаз вышел на новый уровень, потому что появилось новое поколение молодых, амбициозных музыкантов, которые хотят сделать что-то свое и иногда даже вовсе не из-за денег.

Что касается владимирского музучилища, то в этом году ко мне будут поступать двое выпускников эстрадного отделения. Гнесинку им, пожалуй, не потянуть. Они не были в такой сложной ситуации, как я, и поэтому не такие упертые в достижении цели.

Я ведь родом из маленького Кольчугино, промышленность в котором представлена всего двумя предприятиями. Очень небогатый выбор для молодого человека. Еще можно было пойти хулиганить. Музыка спасла меня и вывела на верную дорогу. Я горел желанием научиться играть на саксофоне профессионально.

Кроме того, говоря о будущем джаза, не могу не подчеркнуть, что выпускникам музучилищ, для того чтобы преподавать в музыкальных школах, нужно обязательно получать высшее образование. Только после этого выстроится вся образовательная цепочка, которая сегодня существует только на словах.

Важно

Антон Румянцев – выпускник 2001 года Российской академии музыки им. Гнесиных по классу заслуженного артиста России, профессора Александра Осейчука.

Лауреат I премии Всероссийского джазового конкурса в Ростове-на-Дону. Лауреат Международного конкурса в Риге, конкурса молодых музыкантов «Синяя птица» в Москве.

Работал в ансамбле братьев Ивановых, солистом джаз-оркестра под управлением Олега Лундстрема, в команде Анатолия Кролла, а также во многих импровизационных группах.

Блестяще владеет традиционными и современными средства ми игры на саксофоне, один из наиболее ярких солистов-импровизаторов Москвы.

Ольга Романова

Просмотры: