16+

Танцующий тренер Тамаз

Не так давно при МУК «Городской духовой оркестр» для участия в праздничных шествиях был создан ансамбль мажореток-барабанщиц. Молодой коллектив отличает удивительная стабильность выступлений на всероссийских соревнованиях. «Призыв» решил узнать секрет успеха у хореографа группы Тамаза Эджибадзе.

– Тамаз, давно вы занимаетесь подготовкой владимирских мажореток?

– Предложение от художественного руководителя и главного дирижера Владимирского муниципального оркестра Артема Маркина тренировать группу мажореток поступило в мае 2009 года. До этого я, человек со специальным образованием, закончивший Кутаисский хореографический колледж, об этом виде спорта не слышал.

– Почему выбор пал именно на вас?

– К моменту проведения в подмосковной Истре Первого открытого кубка России среди мажореток и барабанщиц, в котором, кроме владимирских девушек, должны были принять участие лучшие коллективы из Коломны, Истры, Талдома, Рязани, а также из Польши, Германии, Чехии, у меня уже сложилась определенная репутация. Не последнюю роль здесь сыграл студенческий КВН. В то время я руководил уже детским коллективом грузинского танца во Владимире, и приглашение несколько озадачило меня.

– Как давно вы приехали во Владимир?

– В 2001 году. Мой отец жил и работал во Владимире в строительной отрасли. Я приехал к нему из Кутаиси отдохнуть на три недели и остался. Отец посоветовал мне получить достойное образование.

У меня не было здесь друзей. Я не знал языка. Хотел продолжать танцевальную карьеру. Но пришлось послушать отца и начать все с нуля.

– Каким вам показался наш город?

–  Очень похожим на Кутаиси. Моем у родному городу 1500 лет, в нем живет 350 тысяч человек, его неповторимый облик создан древними православными храмами. Например, панорама Владимира со стороны Гусь-Хрустального очень напоминает въезд в Кутаиси: высокий холм венчает церковь – храм Баграти.

– Расскажите о вашей танцевальной карьере.

–  Я закончил первую классическую гимназию, в которой все 11 лет занимался в детском ансамбле «Имеди». Ходил на занятия как на праздник. После поступил в хореографический колледж. На одном из отчетных концертов меня заметил директор Кутаисского государственного ансамбля народного танца. Попасть в этот коллектив очень сложно, это считается большой удачей, но мне повезло! В семье все были взволнованы моим успехом, мама на радостях накрыла такой стол!

Дисциплина в ансамбле народного танца – жесткая, как в армии. В 11 часов танцкласс закрывали на ключ, стоять за дверью и оправдываться было бесполезно. До репетиционного зала приходилось добираться 20 минут на автобусе, но я выходил из дома за час. Всегда старался начать пораньше, по своей инициативе бегал, чтобы подготовить тело к тренировке.

Директор ансамбля Джаджули Догонадзе, который в свое время был талантливейшим солистом ансамбля национального танца Грузии им. И. Сухишвили и Н. Рамишвили, несмотря на то, что коллектив ансамбля насчитывал 80 человек, каждого знал по фамилии и году рождения, мог назвать домашний адрес.

«Тамаз, где ты был на прошлой неделе во вторник в 11 часов, когда тебя ждали на репетиции?» – любил он застать врасплох неожиданным вопросом. Я не мог вспомнить, где был вчера, а тут надо было восстановить в памяти такие давние события.

В ансамбле было 16 концертных номеров. Преподаватели советовали новичкам учить все. Вместе с другом мы старательно осваивали технику и последовательность движений. И вот через три месяца, когда кто-то из основного состава отсутствовал, «Самсонович», как все за глаза звали директора, неожиданно велел мне встать в линию. Я вышел и все сделал так, как будто я всегда танцевал этот танец. На следующем же концерте, который состоялся в рамках фестиваля коллективов народного танца, он ввел меня в основной состав, участвующий в двух танцах. Другим и через 3-4 года это не позволялось.

Пределом мечтаний любого кутаисского танцора было попасть в ансамбль национального танца Грузии им. И. Сухишвили и Н. Рамишвили. Этот коллектив также принимал участие в фестивале. Глядя из зала на их отточенные танцевальные номера, я думал: «Какое счастье! Сам Тенгиз Сухишвили будет смотреть мой танец»!

После фестивального выступления у директора ко мне претензий не было, и через два месяца я получил право участвовать в гастрольной поездке ансамбля по Испании, Португалии, Германии. Я проработал в этом коллективе уже два года, когда пришло письмо художественного руководителя ансамбля национального танца Грузии Тенгиза Сухишвили с приглашением прийти к ним работать.

– И в этот момент вы резко изменили свою судьбу и на время зарыли в землю талант танцора?

– Нет, конечно, меня все равно тянуло в танец. Сначала я поступил в строительный колледж, чтобы выучить русский язык и освоить специальность, потом – на ускоренное обучение на архитектурно-строительный факультет ВлГУ. У меня появились друзья, активно участвовавшие в студенческой самодеятельности. Один из них, студент ВлГУ, записавшийся в команду КВН, попросил меня, тогда студента строительного колледжа, помочь им за неделю поставить танцевальный номер.

Поскольку танцорами они были никакими, я решил выйти на сцену вместе с ними. В 2003 году в бывшем кинотеатре «Русь» состоялся мой дебют на владимирской публике. Через месяц о нас в городе не говорил только ленивый. Посыпались предложения о поступлении в ВлГУ от деканов разных факультетов, но я не стал изменять профессии строителя. И, конечно, пришел в команду КВН, где меня все уже знали. Все три года моей учебы в университете команда КВН архитектурно-строительного факультета занимала первые места, а декан радовался как ребенок, потому что девять лет подряд его факультет не побеждал в КВН.

– А как о вас узнал Артем Маркин?

–  Ему рассказала обо мне тогдашний директор Городского дворца культуры Жанна Давыдовна Иоффе. Она стала приглашать меня на каждое мероприятие ГДК. Наше сотрудничество было плодотворным, я благодарен ей и считаю ее своей «второй мамой». В 2008 году, когда я предложил организовать на базе дворца детский ансамбль грузинского танца, она оказала деятельную поддержку.

В честь моего первого коллектива я назвал ансамбль «Имеди», что означает «Надежда». В декабре 2008 года состоялось наше первое сольное выступление в Городском дворце культуры. Родители были счастливы. Ансамбль успели полюбить и часто приглашают выступить с концертами.

– Как же вы, ничего не зная о мажоретках, на первом же серьезном международном соревновании сумели вывести их в лидеры?

– В нашем первом разговоре Артем честно признался мне, что не надеется на какой-либо успех владимирских мажореток, просто он хочет, чтобы девушки почувствовали ответственность и поняли, насколько привлекателен и популярен этот сплав спорта и искусства.

Между тем передо мной стояла сложная задача придумать номер, имея под руками только регламент соревнований, который рекомендовал в хореографии и композиции быть оригинальными, использовать разнообразие элементов, смену фигур и темпов. Я призвал на выручку свой опыт танцора, вспомнил о современной постановке кутаисского ансамбля по мотивам грузинского танца и придумал для номинации мажорет-шоу «Горский танец». Именно он и произвел на организаторов кубка наибольшее впечатление.

Между прочим, в маленькой Истре целых четыре группы мажореток! Я там многому научился. Да и было на что посмотреть – тут вам и необычные костюмы, и тематика танцев, и движения. Когда 50 человек танцуют как один – это завораживает.

Конечно, девушкам было нелегко, ведь соревноваться пришлось с маститыми коллективами, среди которых были чемпионы Европы. Но наш ансамбль мажореток показал хорошие результаты и стал дважды лауреатом 3-й степени в номинациях «Марш-парад» и «Шоу на подиуме. Жезл».

По итогам кубка 2009 года Артем Маркин предложил мне постоянную работу. А у меня уже появился второй детский коллектив – в Иваново, да к тому же я начал работать по полученной в университете специальности. Общими усилиями мы нашли в моем графике окно и продолжили тренировки.

– Второй кубок России среди мажореток и барабанщиц дался легче?

– Большое дело – опыт. Нас уже знала президент Ассоциации мажореток и барабанщиц России Ирина Войцеховская, кстати, жительница города Жуковский, где проводился второй кубок России. Она настоятельно рекомендовала включить в программу запомнившийся всем «Горский танец», обогатив его новыми связками.

Мы не могли отказать президенту и включили этот танец в номинацию шоу. На этот раз девушки надели папахи и, лихо жонглируя палочками-батонами, всерьез завели публику и жюри. Все это смотрелось очень здорово!

В итоге каждый наш номер, а их было пять, взял призовое место в своей номинации. Мы привезли диплом I степени в номинации «Шоу на подиуме (малые формы)»,диплом I степени в номинации «Mix-шоу», диплом II степени в номинации «Помпон – марш-парад», диплом III степени в номинации «Батон-шоу на подиуме (группы)», диплом III степени в номинации «Батон – марш-парад».

– После такого триумфального начала хочется верить, что у владимирских девчонок появилась альтернатива художественной гимнастике и бальным танцам. Вы продолжите руководить ансамблем мажореток после летних каникул?

–  Летом не хочется думать о планах. Однозначно могу сказать, что ансамбль мажореток продолжит свое развитие, даже если в нем не будет меня. Хотя девичий коллектив стал мне дорог: отношения с участницами, несмотря на трудную притирку характеров в начале работы, в итоге установились. Все они теперь мои друзья.

В сентябре 2010 года группа мажореток будет проводить в Зале классической музыки новый набор девочек и девушек в возрасте от 13 до 20 лет. Новобранцам не обязательно обладать какой-либо техникой. Самое главное, чтобы у них было желание заниматься и совершенствовать свое мастерство. Так что следите за объявлениями в СМИ.

Кстати

Хобби, спорт или бизнес?

По данным «Бизнес-журнала», в России первые любительские группы мажореток и барабанщиц появились в Москве в 1986 году. У истоков жанра стоял Феликс Смольянинов, заслуженный работник культуры РФ, военный музыкант и энтузиаст, который подготовил при одном из московских домов культуры группу первых русских мажореток и дал ей название «Москвичка».

Первое же выступление девушек произвело фурор, но настоящая известность пришла к ним тогда, когда Олег Газманов пригласил ансамбль на телевидение. О них узнала вся страна, а у Смольянинова появились более предприимчивые последователи, научившиеся извлекать из барабанной дроби и стройных ножек прибыль.

Сегодня региональный рынок профессиональных мажорет-шоу находится в зачаточном состоянии, поэтому вакуум заполняется гастролями московских коллективов. За выступление они зарабатывают от 150 долларов до 500 евро и востребованы на корпоративных вечеринках и свадьбах, юбилеях и вручениях премий, презентациях и конференциях и, конечно же, на парадах. В среднем они получают 12 – 15 заказов в месяц, максимальный оборот хорошей «раскрученной» группы составляет 7500 евро. Для старта необходимо закупить 20 барабанов, сшить на заказ униформу и, организовав секцию юных барабанщиц, стать субподрядчиком «праздничных» кампаний. При отборе в группу обращают внимание на музыкально-ритмические способности (музыкальный слух), гибкость, артистические и хореографические склонности.

Ольга Романова

Просмотры: