16+

Монологи режиссера

Завтра во Владимире – премьера спектакля «Дон Кихот». Его режиссер, Александр Плетнев, для владимирского драмтеатра человек, можно сказать, не новый. Являясь главным режиссером театра драмы в Калуге, шесть лет назад он поставил на нашей сцене спектакль «Восемь любящих женщин».

Александр Плетнев встретился с владимирскими журналистами. Разговор шел не только о грядущей премьере, но и о театре вообще. Дадим слово режиссеру.

О приглашении во Владимир

«В театральной жизни очень мало закономерностей, какой-то логики, практически все определяет случай. В первый раз на постановку спектакля «Восемь любящих женщин» я попал совершенно случайно. Никто меня не знал в этом театре, я никого не знал. Как на меня вышли, честно говоря, не знаю. Помню, что позвонил народный артист России Леонид Соловьев, предложил посотрудничать. А я, надо сказать, никогда ни от чего не отказываюсь. Мы очень быстро сговорились, и работа достаточно скоро была завершена. За 6 лет, как правило, спектакль списывается, и мне приятно, что тот спектакль живет, и театр посчитал возможным еще раз меня пригласить».

О постановках «вне дома»

«Конец сезона, когда никаких больших премьер не ожидается, я использую для того, чтобы осуществлять постановки в других театрах. Э то очень полезно для профессии. Я бы даже сказал, это необходимо делать, чтобы оставаться в состоянии чему-то учиться, что-то еще узнавать, преодолевать. Известно давно, что если долго работаешь с одним и тем же коллективом, то неизбежно актеры становятся предсказуемы для режиссера, режиссер становится предсказуем для актеров. Возникает неизбежное самокопирование. И чтобы сохранять творчество, а оно возможно лишь при определенной свежести восприятия, ты должен быть в каком-то возбужденном состоянии. Когда приезжаешь в другой театр – тебя не знают, ты никого не знаешь, необходимо доказывать, по-честному с первого дня завоевывать огромный кредит доверия. Это испытание. Но оно очень полезно, потому что без него легко закиснуть. Театр – такое дело, что очень сложно сохранять свои достижения, а точнее – невозможно. Если тебе показалось, что один спектакль получился, и в следующий раз ты пытаешься тем же самым ключом, теми же самыми приемами, интонациями, решениями открыть новую пьесу – все. Откатываешься дальше, чем был до того, как сделал предыдущий спектакль».

Об актерах

«Актеры – они по определению любят себя. Если у артиста все складывается не так, то он ищет объяснения не в себе, а во внешних обстоятельствах: режиссеры не видят, зритель не тот, партнеры мешают. Я редко вижу актеров, которые работают над собой после института. Да, артист может вырасти на каком-то отдельном ролевом материале, но это только в том случае, если ему повезло с режиссером, с материалом, сошлись звезды. А вот так, чтобы для актеров было нормой без внешних воздействий, без режиссерской палки непрерывно работать над собой… Ну, что это значит: хотя бы текст выучи. Хотя бы не приходи с похмелья, если выпиваешь – выпей за два дня до репетиции, не будь в состоянии, когда сложно партнерствовать. Как правило, актер всем доволен в себе самом, и он приходит на репетицию в состоянии: «Ну, репетируйте меня». Хотя я к этому привык и во многом это оправдываю. Это же защитная реакция, с другой стороны, потому что профессия жутко зависима: без тебя кто-то выбирает пьесу, без тебя кто-то делает распределение, за тебя кто-то решает, какую роль тебе играть, никто тебя не спрашивает. И эта дикая зависимость от огромного количества внешних обстоятельств, мне кажется, в том числе приводит к тому, что актер начинает защищаться таким образом».

О провалах

«Провалы неизбежны. Но я всегда говорю так: и провал должен быть офигительным. Если замах крупный, то и провал пусть будет такой же. Когда я в ГИТИСе учился, параллельно с нашей мастерской была мастерская Марка Захарова. Наши педагоги как-то вышли с показа захаровского курса и говорят: «Вот, понимаете, лажают. Но как талантливо лажают!» Просто провалов не должно быть много, он и не должны идти подряд. Потому что если подряд идут, то надо задумываться, той ли профессией занимаешься».

О современной драматургии

«Отсутствие хороших современных пьес – это, действительно, очень серьезная проблема. Все-таки и Шекспир, и Островский, и Чехов не были классиками на тот момент, когда писали. Те пьесы были «жареные» – только-только написаны, и через два месяца их уже ставили. Это продолжалось и в советское время. Почему сейчас нет таких авторов – я не знаю. Хотя все от этого страдают: не только зрители, но и режиссеры, и директора. Как было бы хорошо, если бы на сегодняшний день существовало хотя бы пять авторов, на которых можно было бы опереться, не занижая театральные цели и задачи как таковые, но чтобы они драматургически хотя бы выдерживали сравнение с вышеназванными классиками. В нынешнее время непонятно, о ком писать. Я помню, о каком человеке можно было писать, снимать кино, ставить спектакли в 60-е годы. А сегодня я просто не знаю, кто этот человек, который по улице идет, с точки зрения типичности и соответствия сегодняшнему дню. Я не знаю, что сегодня за мужчина и что за женщина могут быть носителями и ценностей, и совершенств сегодняшнего времени. Я вслед за большинством театров современных авторов ставлю крайне редко. А что касается искушения что-то самому написать… Это искушение нужно от себя гнать. Как нам говорили в ГИТИСе: «Ребята, этому учат в соседнем здании». А соседнее здание – Литературный институт. Другое дело, что любой режиссер переписывает пьесу. И я ничего зазорного не вижу в том, что действительно иногда режиссер занимается некоей адаптацией текста, причем, не очень революционной. Сокращаются длинноты, чтобы фраза была более локальной, более действенной, и это нормально».

Кстати

«Дон Кихот» будет ироничным

По словам Александра Плетнева, предложение поставить «Дон Кихота» поступило от театра, за режиссером же оставили право выбрать инсценировку. В выборе между вариантами Булгакова, Шварца и непосредственно Сервантеса победил киносценарий Евгения Шварца. Режиссер обещает в основном следовать тексту писателя, но будут допустимы и некоторые вольности. Александр Плетнев также гарантирует, что постановка будет наполнена иронией.

Спектакль планируется двухактовый, но небольшой: каждый акт будет длиться меньше часа. В роли Дон Кихота выступит народный артист России Михаил Асафов, Санчо Панса сыграет молодой артист Анатолий Шалухин. В постановке будет и Дульсинея Тобосская, и Росинант с ослом – в виде седел, и, конечно же, мельницы (как они будут художественно решены – пока тайна). Премьера состоится 23 апреля во Владимирском театре драмы.

Ирина Курочкина

Просмотры: