Люди не меняются – меняется время

В воскресенье во Владимире в Концертном зале имени Танеева состоится творческий вечер народного артиста Российской Федерации Валентина Гафта. Для нашего города - это событие. А для тех, кто...

В воскресенье во Владимире в Концертном зале имени Танеева состоится творческий вечер народного артиста Российской Федерации Валентина Гафта. Для нашего города – это событие. А для тех, кто попадет на вечер, – счастье. Не только потому, что Валентин Иосифович – актер характерный, эмоциональный, яркий, разноплановый, заставляющий смотреть, слушать, сопереживать, но и потому, что он – мудрый человек, общение с которым, безусловно, оставит след в памяти на всю жизнь.

Незадолго до проведения творческого вечера «Призыв» договаривался об интервью с Валентином Гафтом. Помешали обстоятельства – актер болел. Тем не менее, мы решили не отказываться от этого жанра и публикуем сегодня интервью Валентина Иосифовича, которое он дал недавно журналу «Театральные Новые Известия – Театрал».

В минувшем сезоне популярнейший актер произвел на столичной театральной сцене эффект разорвавшейся бомбы, показав спектакль «Сон Гафта, пересказанный Виктюком». Работа о Сталине, сталинском деспотизме и рабстве, без сомнения, появилась очень вовремя и стала для артиста одной из знаковых. Валентин Гафт согласился ответить на вопросы журнала.

– Народ очень изменился с послевоенных времен?

–  Народ не может меняться. Меняется время, меняются условия жизни. Естественно, народ соединен, связан со временем, приходится приспосабливаться, каждому приходится идти вместе со временем. И в связи с этим меняется все: сознание, скорость. Человек познает себя иначе. Теряет на ходу какие-то свои замечательные качества. Слова «честь», «добро» и «любовь» начинают значить что-то другое. Раньше писали стихи о любви Цветаева, Ахматова и Пушкин, а сейчас пишут похабные вещи, матом и называют это стихами о любви. Сейчас ведь выйдешь на улицу – тебя могут убить. Раньше все-таки вот так легко не убивали.

– Разве после войны было не так же опасно, как сейчас, но об этом просто не говорили?

-После войны было опасно,    были разные «черные кошки», темень, и тоже могли пырнуть ножом в подворотне. Но сознание было другое. Образ солдата был другой, понимаете? С образом солдата ассоциировались слова «освободитель», «патриот»,  «смелый». Сейчас совсем другое. И, собственно, с поступками солдата, что тогда, что сейчас, это никак не связано. Так что люди не меняются, меняется время. Все ускоряется, убыстряется, усложняется техника, а душевное состояние, оно требует… оно не терпит суеты. А суеты много сейчас. Суета, быстрота, быстрей познать, быстрей почувствовать, быстрей что-то сделать и тут же это отменить. Есть, наверное, гении, которые живут по своим законам: что ничего так быстро не делается, что все должно накопиться. Понимаете, все проверяется накопленным. А сейчас мало накоплений. Потому что за нас все время все делают. И мир стал маленький. Сегодня ты здесь, а через десять часов – в Америке. А раньше Америка была сказочной страной на Марсе. Вообще за слово «Америка» могли посадить в тюрьму. А народ не меняется.

– Я читала в ваших интервью, что вы себя после войны в этих темных дворах очень комфортно чувствовали…

Что значит – комфортно? Мне было 10 лет, конечно, я себя комфортно чувствовал! Доставал где-то мелочь у своей тетки или у отца и играл в расшибалку. Я помню, из окон кричали «Началась война с Японией!», и так же кричали «Кончилась война с Японией!», а мы играли спокойненько в расшибалку. Но зато я в десять лет уже знал, как наши сыграли с англичанами, знал игроков английского «Челси» по именам, я знал всех наших динамовцев, и когда они победили англичан с общим счетом 19:9 (как и совсем недавно!), мы это обсуждали во всех подробностях, бесконечно. И, смотрите, футбол остается таким же любимым и важным для страны что сейчас.

– Ваши родители вами много занимались?

Я редко видел своего отца, мы с ним мало говорили, один раз сходили на стадион «Динамо», один раз маму вызвали в школу, но особенно никто мной не занимался. Одевали, обували, кормили – и спасибо. Но так во всех семьях было. Я ходил в перешитом от отца пальто, брюках, рубашках, а когда мне в 14 лет купили новое пальто, это было что-то вообще невообразимое. Я ходил так, будто я модельер. А мы собирались во дворе, в конце сороковых у нас появилась гитара, и мы стали петь блатные песни о любви, подражая нашим героям – Крючкову, Бернесу, Алейникову – это были люди страны, и большинство старались быть на них похожими. И когда зарождался Володя Высоцкий, он от них перенял эстафету – с их хриплыми голосами, открытые, простые, порванные все, но ничего не боящиеся.

– Почему так получается, что каждое поколение в России решает вопрос: уезжать из России или оставаться здесь жить?

– У меня таких вопросов никогда не было, я об этом никогда не задумывался. Я решал, ехать мне в кафе-мороженое на улицу Горького или ехать в кафе в Сокольники, причем поехать в кафе-мороженое – это было все равно, что поехать в Америку. Сокольники – это было рядом, я же на Преображенке жил. Вот такие вопросы я решал.

– А потом, когда вы стали старше?

–  Таких вопросов все равно не могло быть.

–  Почему?

–   Потому что среда, в которой я жил, мои товарищи… Да что вы? Откуда? Там ведь другой мир, в котором и про который ты ничего не знаешь! И я это очень хорошо понимал, но отчаяния никогда не было, несмотря на то, что меня снимали с самолета, когда я ехал во Францию – это уже при Горбачеве, сказали, что на три недели мне поехать нельзя. Я написал письмо Горбачеву и тут же его порвал, потому что мне было стыдно даже письмо писать, за что со мной так обошлись. Потом этот вопрос как-то решился, Галина Борисовна пошла к какому-то человеку на Лубянке и тот сказал: «Да пусть едет куда хочет!». Это было противно, когда не пускали, когда никуда нельзя было поехать. Был такой период. Но принципиального вопроса, уезжать или оставаться, у меня никогда не возникало.

–  Из-за того, что вы актер, не возникало страха, что не найдете себе применения там?

Да нет, из-за человеческих моих качеств. Я довольно инертный человек, я не представлял себе, что бы я там делал. А тут все свои ну куда я поеду… И я просто никогда не думал об этом.

– Сейчас тоже не думаете?

– Сейчас?! Что я – сумасшедший? Куда? На тот свет?!

– А не страшно здесь, когда сваливаются болезни, когда начинаете зависеть от лекарств, а они часто поддельные, о чем мы все знаем?

–  Да, должен вам сказать, что мы живем в этом ужасе, и я с этим тоже сталкивался, и это страшно.

–  Ваша известность как-то помогает вам справляться с трудностями?

–  Я этого никогда не чувствовал. Да, люди узнают меня на улице, люди ко мне хорошо относятся, но это не переходит в то, что мне все дозволено. Я вообще боюсь ситуации, когда мне дозволено больше, чем другим, или когда мне какие-то уступки делаются, я стараюсь этого не допускать. Хотя отношение ко мне, если я где-то выступаю, очень трепетное, и это мне очень радостно. Для меня такое ко мне отношение неожиданно, я не знаю, чем я заслужил его.

–  Вы как-то рассказывали, что сейчас стали часто отказываться от больших ролей в кино, если они вам не интересны, и соглашаетесь на роль в две-три фразы, если она вам интересна – так вы согласились сняться у Михалкова в «Утомленных солнцем-2» в эпизоде, да?

– Как вам сказать – не так уж и много у меня сейчас предложений. Но я чувствую, где что-то можно сделать. Я сейчас снимаюсь в телевизионной картине у режиссера Влада Фурмана, выпустившего недавно «Террористку Иванову», в роли, которую, как мне показалось, я могу сыграть интересно. Она небольшая, но мне понравилась. В этой роли, с помощью режиссера, конечно, можно дыхнуть туда, о чем мы с вами сейчас говорили – о времени, о себе и об отношении ко времени: не буквально словами – ах, какое оно тяжелое, кругом коррупция и криминал, – а образами, не газетными цитатами, а свои нутром. Мой герой скрещивает огурцы и помидоры, а у него их все время крадут. Вот ситуация. И в связи с этим у него возникают всякие мысли по поводу того, как он живет и где он живет. И партнерша у меня там замечательная – Света Крючкова. А еще я частушки там пою. Мне было очень это интересно. Потому что там можно ответить своим языком на свои же собственные мысли.

– Почему вы не преподаете?

– Потому что это очень большая ответственность. Потому что это надо каждый день, и очень честно. Кроме того, а кто будет зарабатывать на жизнь, если я начну преподавать? Преподаватели же зарабатывают копейки.

– Странно, что даже у человека вашей востребованности стоит вопрос заработка денег…

–  У меня не стоит вопрос заработка денег. Я их не коплю, и когда кто-то говорит, что у него есть миллион, я это всегда пропускаю мимо ушей, потому что для меня это чистая абстракция. Я бы просто не знал, что делать с такими деньгами. У меня интересы всегда были более приземленными и близкими. Если очень много денег, мне кажется, мне было бы не интересно.

–  А потом, когда надо зарабатывать, это же стимул чтобы что-то делать…

–  Да. Но стыдно об этом говорить вначале, до обсуждения сути работы. Деньги – это же окантовка чего-то, но это не зерно.

– Сейчас, когда вы ходите в театр…

– Я почти не хожу.

–  Но когда ходите, вам что-то нравится?

–  Из последних спектаклей мне понравились «Рассказы Шукшина» с Женей Мироновым и Чулпан Хаматовой. Замечательный спектакль, просто радостно было его смотреть. Яркий, характерный, он внутренне был наполнен, и не было в нем лжи, вранья. Он был силен глубиной своих чувств и мыслей, и в нем использовались средства яркие, которыми не каждый артист владеет – Женя Миронов владеет. Он танцем может выразить то, что не скажешь словами. И Хаматова может. Очень радостно, что появился такой спектакль.

–  А когда привозят что-то на гастроли, например, Някрошюса – смотрите?

– Някрошюс, Туминас –  это все очень талантливые люди, очень, но в них много патологии, которая пытается стать абсолютной правдой, но через нее ничего не достанешь. В этом есть болезненность и чертовщина. Это интересно, и это в искусстве должно быть – чудачество, шутовство, но в этом очень много сломленного есть. На фоне мути и скуки это интересно – залезть в тайны человеческой жизни, но каким способом? Мне нравится способ, который проповедовал Станиславский и Немирович-Данченко, –  брать человека через вещи крупные, а не через его болезненность, не через его физиологию. Это может быть интересно на первых порах, но потом раздражает.

–  Предметом искусства может быть все, что угодно?

–  Все зависит от художника.

– Физиология тоже?

–  Почему нет? Вы такие вопросы задаете… Сколько вам лет?

–  Тридцать.

–  А я вот, знаете, не чувствую себя стариком!

–  У вас есть ощущение мудрости или знания жизни?

–  Упаси боже! Глупости очень много!

–  У вас много людей есть, которым вы всегда верите?

–   Нет, не много. У меня очень мало друзей и очень мало знакомых.

– А вы производите впечатление человека очень коммуникабельного и открытого…

–   Да, и коммуникабельный, и открытый, но серьезные разговоры у меня могут быть с одним-двумя людьми.

–  Вы столько лет работаете в театре – вы знаете, для чего он нужен?

– Чтобы разобраться в себе. Театр – это очень сильная вещь. В нем есть что-то очень загадочное. Живой человек сию секунду – во времени, которое никогда не вернется, и все-таки возвращается. Ведь никто никогда в жизни не вернулся с того света! Никто не рассказал, как там. А мы возвращаемся, снова и снова играя одно и то же, – снова хотим повторить жизнь.

Катерина Антонова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике