Свет изнутри по рецептам древних цивилизаций

В Москве в Доме художника на Кузнецком мосту проходит выставка работ современных иконописцев России. На ней широко представлены иконы уникального мастера энкаустической иконы, настоятеля Никольского и Христорождественского храмов...

 

В Москве в Доме художника на Кузнецком мосту проходит выставка работ современных иконописцев России. На ней широко представлены иконы уникального мастера энкаустической иконы, настоятеля Никольского и Христорождественского храмов в Суздале, священника Андрея Давыдова.

 

Отец Андрей более тридцати лет профессионально занимается иконописью и хорошо известен среди священников, иконописцев, художников, реставраторов и искусствоведов. Его работы – в храмах и частных собраниях России, США, Германии, Италии, Франции и многих других стран. Он ежегодно преподает и проводит мастер-классы по древнейшей иконописной технике за рубежом. По светскому образованию Давыдов – театральный художник, закончил постановочное отделение школы-студии МХАТ,  некоторое время работал у Анатолия Эфроса в Театре на Малой Бронной и в издательстве «Детская Литература» как книжный график, но с 1979 года занимается исключительно иконописью и росписями храмов.

Праздничные лики

Отец Андрей говорит: когда попробовал написать свою первую икону, это оказалось очень интересно и он оставил все свои остальные работы в области живописи и понял, что нашел свое призвание. Он убежден, что иконопись привела его в храм и определила его судьбу, как художника.

По благословению известнейшего всероссийского старца архимандрита Иоанна Крестьянкина Давыдов начал готовиться к принятию сана и в 1986 году был рукоположен во священники. Долгое время служил настоятелем собора Рождества Иоанна Предтечи в Пскове. Древний храм он расписывал, сохраняя максимальную деликатность к уникальному памятнику древнерусской архитектуры XIIвека, органично вписывая в древний ансамбль  иконы для алтарной преграды  и  фресковые росписи.

В Суздале три года назад отец Андрей все начал с нуля. Организовал иконописную мастерскую и приступил к восстановлению двух храмов: зимнего Рождества Христова и летнего Никольского. Он пишет иконы и иконостасы для храмов, а также в семьи верующих людей:  венчальные, именные, мерные, семейные иконы. Деньги, заработанные от их продажи, тратит на восстановление и роспись церквей. Для интерьера Никольского собора написана большая храмовая икона святителя Николая и сделаны фресковые росписи алтарного пространства, подготовлен проект будущего иконостаса.

Его преданная помощница – матушка Марина. Она занимается подготовкой красок и досок для икон, сама пишет иконы и помогает мужу, а еще вышивает плащаницы и хоругви. Супруги родились в Москве, учились в одной школе. Переезд во Владимирскую область стал для них своего рода приобщением к истинной России. 

Андрей Давыдов создает свои работы  в редчайшей сегодня древней технике энкаустики.

– Ее достоинства были известны еще художникам Древнего Египта, Греции и Рима:  легкость, «свечение», «драгоценность», эмалевидность  цветовых поверхностей, несравненная пластичность отделки. Она отличается от темперной живописи большей глубиной, насыщенностью красок и прочностью, дает живописцу широчайшие художественные возможности- от почти реальной трехмерной передачи объемов и пространства, свойственной масляной живописи, до схематических, графических, плоскостных решений, напоминающих работу темперой, тушью или гуашью, – объясняет отец Андрей. – Иконы же, написанные энкаустическими красками, – яркие, праздничные,  как бы светящиеся изнутри. После написания иконы уже нет необходимости покрывать ее лаком или олифой. Поверхность нагревают, чтобы краски сплавились вместе с воском и образовалась гладкая, монолитная блестящая поверхность.

Тайны ремесла

В энкаустике используются сухие пигменты из растертых полудрагоценных камней и природных охр, а для связывания красок применяется специальным образом очищенный и приготовленный «пунический» воск, смолы и немного масла.

– Со временем такая икона не тускнеет, не темнеет и не трескается, производя впечатление только что покрытой свежим лаком, – рассказывает отец Андрей. – Большое количество подобных икон и фресок написаны мной для храма Рождества Иоанна Предтечи в Пскове. Там они в течение 16 лет находятся церкви без отопления и при повышенной влажности. Но их состояние разительно отличается от любой темперной иконы, которая находилась бы в самых прекрасных условиях. Они выглядят, как написанные вчера.

В конце XIXвека при раскопках в Египте, в местечке Фаюм, было найдено много погребальных портретов на тонких деревянных дощечках, созданных в I-IIIвеках нашей эры. Археологи были поражены яркостью  и удивительной сохранностью живописи. Найденные в раскопках портреты оказались в лучшей сохранности, чем некоторые работы мастеров XIXвека.

Многие исследователи искали разгадку тайны найденных шедевров,  выясняя, какой живописной техникой  были написаны эти портреты, какими материалами пользовались древние живописцы. Отец Андрей выписывал в Российской государственной библиотеке рецепты иконографов из старинных книг, искал знакомства с реставраторами и иконописцами, которых в то время было немного, перечитал всю возможную литературу по энкаустике на всех возможных языках.

Все рецепты он опробовал на практике, и многое из того, что казалось чрезвычайно сложным в технологических описаниях, оказалось вполне применимым в непосредственной работе художника и дает возможность писать иконы и фрески как самых больших, так и средних, и даже миниатюрных, размеров.   

Иконопись как молитва

В иконах отец Андрей старается достичь особой проникновенности и силы живого образа. Для этого, убежден он, художнику нужно вести особый образ жизни – служить в храме и писать для него.

– Здесь есть особенности. Первая – очень вдумчиво подходишь к написанию икон. Потому что, когда постоянно служишь в храме, начинаешь более глубоко ощущать его пространство, чувствовать требования, заданные его архитектурой. Стараешься не нарушить внутреннюю целостность этого  пространства и ей соответствовать.

Кроме требований архитектуры храма, есть влияние его прихода. Это конкретные люди, прихожане, каждый со своими проблемами, радостями и горестями. Ведь в первую очередь для них – с их жизнью, верой и любовью – пишутся иконы.

– Ты начинаешь непосредственно адресовать свою работу к знаемым и дорогим тебе живым личностям: Андрею, Константину, Светлане и так далее. И в работе появляется особое качество и понимание. Твоя икона не завозится снаружи, но рождается изнутри вашей совместной жизни в вере и церкви, – говорит отец Андрей.

В Суздале всегда было много храмов, сейчас действующих осталось 20, из них 4 монастыря. Но народ в веру обращается с трудом. В обычное воскресенье на службу в Христорождественский храм приходит 5-7 человек.  И это уже неплохо, считает отец Андрей.

– Наши два храма – единственные действующие храмы в Кремлевской,  главной исторической  зоне Суздаля, – говорит он. – И находятся они в таком небрежении! А ведь не только в старинных, но и в современных путеводителях Никольский храм обозначается как «красивейший храм Суздаля», одного из городов, который представляет для многих лицо нашей страны. Поднять из запустения и привести в порядок храм самого святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, находящийся в таком заметном и достопамятном месте, – разве это не радостная задача для людей? Уверен, что так или иначе храм расцветать будет, и если кто захочет помочь в этом деле – правильно поступит.

 Елена ЩУКИНА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике