Шедевр краеНЕведения

Этот шедевр появился недавно в областном центре. Его выходные данные: И.С.Сбитнева. «Владимир. Исторический путеводитель по старому городу. I том». Его распространяют книжные магазины. Его рекламируют местные СМИ. Его...

И.С.Сбитнева. «Владимир. Исторический путеводитель по старому городу. I том». Его распространяют книжные магазины.  Его рекламируют местные СМИ. Его тираж -2000 штук.  Но первая мысль, возникшая у автора этой статьи после прочтения новинки, – собрать все книги бы да сжечь! Свое  жесткое  мнение на сей счет он облек в форму открытого письма Издателю.

Г-н Издатель! Мы с вами живем в заповеднике краеведения. А оно, к несчастью, переживает бум. Нет такой газеты, радиостанции, телекомпании, чтобы не потчевали читателя, слушателя, зрителя любовью к родному краю. Но массовое явление, в конце концов, доходит до своей крайности, обращая золото в дешевку. Если слово, сказанное в газете или в эфире, со всеми своими огрехами живет, по большому счету, один день, то совсем другое дело – книга, выпущенная Вами с претензией на долгоживучесть. Невелика книжка, а тираж знатный, и названа «I том».  В «томе», правда, всего 80 листов под мягкой обложкой, что можно считать проявлением издательской гордыни. Тогда как указание авторства – И.С. Сбитнева – признаком издательского неведения: так обнародуют человека  в телефонном справочнике. Тщетно искать на обложке или под нею хоть небольшой справки об авторе. Это бывает в двух случаях: либо автор широко известен (исключается), либо он не хочет известности, возможно, даже стесняется. Но против стеснительности возникает тот аргумент, что в листовке, выпущенной Вами к презентации путеводителя, черным по желтому напечатано: «писатель-краевед». Если это и не запись в трудовой книжке, а лишь самоназвание, то о человеческой скромности речь вести уже не приходится. Поведем же речь о главном – содержании путеводителя.

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

Г-н Издатель! Вы, конечно, помните  старую песню про «остров невезения», на котором живут люди, не знающие календаря. Ваш «Путеводитель» – не такой ли остров, где не повезло местной  истории, если брать даты и связанные с ними реалии? Ведь автор книги утверждает:

  • что летописная история Владимира начинается только в 1155 году. А мы-то  отмечаем в этом году 1020-летие города? И тоже согласно летописным источникам;
  • что великого князя Андрея Боголюбского убили в 1175 году (на самом деле в 1174);
  • что митрополичья кафедра была перенесена из Киева во Владимир в 1303 году (на самом деле в 1299);
  • что следующий митрополит уже покровительствовал в это время возникающей Москве (по летописям Москва «возникла» в 1147 году);
  • что императрица Екатерина Вторая посещала Владимир в 1736 году (на самом деле – в 1767, а в 1736-м еще правила Елизавета);
  • что А.И.Герцен жил во Владимире в 1833 – 1840 гг., тогда как он приехал в наш город в 1838-м;
  • что первая городская больница (а на самом деле губернская) открыта в 1836 году (на самом деле в 1802-м);
  • что в 1921 году в состав Владимирской губернии входила и нынешняя Ивановская область (на самом деле Иваново-Вознесенская губерния образована уже в 1918-м);
  • что  Владимиро-Суздальский музей-заповедник создан в 1952 году (на самом деле в 1958-м);
  • что Американский дом открыт в 1989 году (на самом деле в 1992-м);
  • что водонапорная башня (музей «Старый Владимир») построена в 1866 году по проекту архитектора С.М.Жарова (который, заметьте, родился только в 1878 г.);
  • что кинофильм «Андрей Рублев» снимался во Владимире в 1967 году, тогда как на самом деле в 1966 году он уже был показан зрителям;
  • что автомобильный мост через Клязьму построен в 1965 году (вместо 1960)…

Я не имею возможности привести полностью весь ужасный перечень, немыслимый для «писателя-краеведа». Поверьте, г-н Издатель, он выглядел бы в ПЯТЬ раз длинее. Поэтому я перехожу от календарных дат к людям, пострадавшим задним числом от авторского своеволия или вопиющей небрежности И.С.Сбитневой.

                                 КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ?..

             Г-н Издатель! Больше других  не повезло известному владимирскому губернатору, которого автор называет то Долгоруковым, то Долгоруким, то Иваном Дмитриевичем, то Иваном Владимировичем. А в действительности он Иван Михайлович. Сказано, что был он первым владимирским губернатором. Да нет же, пятым, в 1802 – 1812 гг.! При его правлении, оказывается, был построен Георгиевский придел Успенского собора во Владимире (это в 1862-то году!).

 Сергей Рыскин, будущий автор романса «Живет моя отрада», действительно жил в доме № 1 по ул. Подбельского – но не до самой смерти, а мальчиком, с 1870 по 1875 год, пока учился в гимназии. Поразительна, однако, авторская безалаберность при упоминании известных выпускников Владимирской мужской гимназии: П.П.Батурина (а он Павел Степанович), Н.А.Воронина (а он Николай Николаевич), Н.А.Златовратского (он тоже Николай Николаевич)… Архитектор Дворянского собрания Василий Дрегалов назван Виктором, архитектор Петр Беген назван Павлом, архитектор Евграф Петров вообще без имени-отчества, и это неуважительное обращение с  людьми без их инициалов  режет глаз на протяжении всей книги! Археолога В.П.Глазова (без инициалов!) автор вообще переквалифицировала в архитекторы (созвучные слова!). Писатель В.А.Солоухин оказался родом из «владимирской деревни» Алепино (это сказано о селе Собинского района). И разве же  Михаил Фрунзе умер в один год с Лениным, а не в 1925-м?  И разве же был Луис Корвалан президентом Чили?! Если уж с людьми «краевед» Сбитнева не церемонится, то  что говорить об отдельных городских объектах и учреждениях?

Автор, ничтоже сумняшеся, уверена, что рублевская Владимирская Богоматерь находится и сегодня в Успенском соборе Владимира (на самом деле в ВСМЗ). Кстати, хоры в этом храме названы «высокими подмостками» (театр, да и только!). Допустимо ли  монумент на Соборной площади походя именовать как «Три лентяя», подыгрывая расхожей молве? И подножие монумента вовсе не мраморное, а всего лишь гранитное. И кто же у нас рядом с князем Владимиром Святославичем, крестителем города, на памятнике 2007 года – святитель Феодосий, как на подписи к снимку, или все же епископ Феодор, как в тексте рядом? А ведь достаточно было автору совершить прогулку к памятнику, чтобы избежать непозволительного «ляпа». Княжеский собор в Боголюбове – не в честь Покрова, а в честь Рождества Богородицы. Также автору невдомек, что в бывшем губернаторском доме находится не «владимирский телецентр», а ГТРК «Владимир», а в здании №7 по ул.Музейной – Областной радиотелевизионный передающий центр (ОРТПЦ).  Очевидно, для простоты автор именует Пушкинский бульвар парком Пушкина, областной театр кукол – городским, музей истории православия и атеизма – музеем атеизма, областную научную библиотеку им.Горького – областной библиотекой, а Эрлангенский дом – немецким домом, городской Дворец культуры – Домом культуры, Государственный гуманитарный университет – педагогическим институтом. Не знает она и того, что муниципальное учреждение «Владимирский некрополь» ликвидировано уже несколько лет назад. А дом купца Бузина (Областной дом работников искусств) принадлежал на самом деле мещанину Исайе Коилю. Рядом действительно стоял дом купца Бузина, но не Бузыкина, как у автора, перепутавшего владимирского жителя, как видно, с героем фильма «Осенний марафон».

У И.С.Сбитневой, мягко говоря, своеобразное представление о топографии и топонимике города. Согласно этому представлению, улица Погодина, например, расположена между химзаводом и ул. Добросельской,  а Георгиевская улица идет параллельно Большой Московской. Муромскую улицу она именует Муромским спуском, Воронцовский переулок – Воронцовым, и уверена, что здание гостиницы «Владимир» находится на Вокзальном спуске (в действительности, рядом проходит Коммунальный спуск). Уверенность автора «Путеводителя» позволяет ей даже указать точное место, где стояли Серебряные ворота города… А вот профессиональные историки до сих пор не могут этого сделать.

ПОЛНОТА С ПРОБЕЛАМИ

Г-н Издатель! «Это первый полный путеводитель по исторической части города Владимира за последние двадцать пять лет» – декларирует листовка, выпущенная Вами к презентации книги. Возникает закономерный вопрос: а как автор представляет себе границы исторической части? Наверняка, весьма расплывчато. Между тем существует довольно точное топографическое понятие – историческое ядро г.Владимира. В его границы, в частности, входит и Залыбедская сторона с ул.Луначарского, бывшими Муравкинскими огородами, Воскресенской церковью, женским епархиальным училищем. Эти достопримечательности «Путеводитель» обходит стороной. В стороне от прогулок автора остался почему-то дом № 1 по Большой Московской с интереснейшей историей, ничего не сказано о домах, в которых родились диктор Юрий Левитан, артист Алексей Баталов, где жили Александр Грибоедов, Владимир Короленко, Александр Безыменский, работал Евгений Евстигнеев, учился Константин Бальмонт… Таким образом, эти имена «выпали» из истории Владимира в интерпретации «писателя-краеведа» И.С.Сбитневой. Среди утраченных церквей города автор одни упоминает, а других (Николо-Златовратская, Борисоглебская, Богословская, Сергиевская) не замечает. Ни слова об истории Владимирского областного театра драмы, одного из старейших в России, о визитах императоров во Владимир. В то же время неоправданно разрослась в книжке история Успенского собора. Это уже не прогулка, а лекция на целый час. Есть даже глава с названием «Владимирская область в годы Великой Отечественной войны». И это в городском путеводителе?

ОБ «УЧРЕЖДЕНИИ ФОНТАНОВ» И ПРОЧ.

Г-н Издатель! Как водится в последнее время, несмотря на то, что в выходных данных Вашего «Путеводителя» указаны фамилии редактора и корректора, книга  поражает чудовищным количеством фактических и языковых ошибок. Не говорю уже об отсутствии научного рецензента, участие которого в издании было настоятельной необходимостью. Текст до того загублен нескончаемыми «проколами», опечатками, безграмотными выражениями, что, продираясь сквозь него, можно, как выражался Маяковский, «озвереть от помарок». Увы, за такое «рукоделие» сегодня не выгоняют с работы и не отправляют на Колыму, а его отпечатанные свидетельства не предают огню на костре инквизиции.  В самом деле, если корректор – фигура не химерическая, то он обязан знать правописание таких слов, – как: «междоусобные», «бессребреник», «древлехранилище», «импресарио», «мясопустная» и знать, что не существует слова «самодержавцы». Корректор не имеет права пропускать на страницы  «Архиейский дом» и «Дмитровский собор». Корректор должен понимать, что не может быть фонтан «учрежден», а тупик – «обрываться крутым мостом». Он обязан видеть, как забавно, по принципу «масло масляное», смотрятся фразы вроде «назвал его прежнее название», «на крутых и глинистых склонах южного склона», «экономическое развитие целых отраслей экономики». И вместе с редактором вымарывать иезуитские утверждения вроде «пожар 1719 года наконец (!) разрушил средневековую структуру и уклад города».

Если читателю «Путеводителя» захочется  уточнить, откуда встреченная в тексте цитата, – бесполезно заглядывать в список литературы: ссылки, обозначенные цифрами, не соответствуют источникам. Например, на странице 31 слова Ленина взяты как бы из… «Поучений Серапиона Владимирского». Символично, что самая последняя ошибка допущена на самой последней странице книги. И где? В электронном адресе Издателя! И еще читателя убивают фотографии, на которых с трудом разбираешь знакомые места и объекты, – это нонсенс для книги, именуемой  «Путеводителем». Как же ориентироваться по таким грязным, размытым иллюстрациям человеку, не знакомому с городом?

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Г-н Издатель! Согласитесь, одно дело – совершать прогулки по городу, другое – написать об этом, и совсем другое – выпустить об этом  книгу. Более двадцати лет назад вышел справочник-путеводитель «Улицы Владимира», который давно не отвечает изменившемуся времени. Но свято место не бывает пусто – и вот его заполнило издание, не выдерживающее критики по всем параметрам. В том, что это произошло, есть вина и краеведческого сообщества, по-прежнему не занимающегося системной работой, несмотря на учреждение областного и городского общества краеведов. Упрека заслуживает и городская власть, не улавливающая  приоритетов в  обнародовании краеведческого потенциала. Вместо насущно необходимых горожанам, туристам, студентам и школьникам изданий по краеведению ежегодно тратятся значительные средства (примерно полмиллиона рублей) на выпуск к Дню города лубочных представительских альбомов, не рассчитанных на широкое распространение.

И вот сваливается в эту пустоту невесть откуда взявшаяся «писатель-краевед», не отягощенная тяжкими думами о том, что ее недобросовестное творение прочтут, вероятно, тысячи и тысячи ничего не подозревающих людей. Безмятежность, с которой автор прогулок воспринимала жесткую критику на презентации своего опуса, изумляет не меньше, чем воз нагроможденных ею ошибок. Увы, мы сегодня живем в эпоху ползучего дилетантизма и графомании, выдающих себя за оригинальность и озабоченных лишь демонстрацией собственного самовыражения. Мы живем в эпоху беззастенчивого цинизма, готового доказывать, что сажа бела, как это сделала одна из владимирских газет, похлопавшая И.С.Сбитневу по плечу за ее «творческую удачу».

Одним словом, такая книга не стоит 140 рублей, за которые имеет право оболванивать доверчивого читателя. А уж если Вы с  автором задумали «продолжение прогулок», то было бы честнее и правильнее вместо них выпустить «Полный список  исправлений и поправок к 1-му тому». Глядишь, как раз наберётся на 2-й том.

* * *

Автор благодарит владимирских краеведов В.А.Антонова (ВСМЗ) и Т.А.Пугину (администрация г.Владимира) за помощь при подготовке этой статьи.

Валерий СКОРБИЛИН,

журналист,

зампредседателя Владимирского

городского краеведческого общества.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике