16+

Коррида всероссийского масштаба

Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Это уже третья редакция закона, в которой, похоже, наиболее полно учтено мнение культурной общественности и музейщиков, не согласных расстаться с уникальными раритетами, являющимися достоянием России.

– Идет коррида всероссийского масштаба, – как всегда образно охарактеризовала ситуацию президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова. – Мы переписываемся с музеями, анализируем материалы, появляющиеся в Интернете и в прессе. Положение безумно тяжелое.

Напомним читателям, что первая редакция закона предусматривала изъятие из музейных фондов всего, что имеет отношение к религии. Тогда СМИ цитировали высказывание генерального директора Государственного исторического музея (ГИМ) Александра Шкурко о том, что после изъятия из ГИМ всех предметов, имеющих отношение к религии, нужно будет закрыть главный музей страны, поскольку они составляют две трети музейных фондов. Исторически религия была тесно связана с политикой, этнографией, культурой.

Автором дискуссионного законопроекта является Министерство экономического развития РФ. При этом заместитель министра экономического развития РФ Игорь Манылов в своих заявлениях для СМИ отнюдь не скрывал, что государство таким образом решило освободиться от непрофильных активов. Кроме того, вступая в Совет Европы, Россия пообещала вернуть религиозным организациям имущество культового назначения. Но поскольку нет тех, у кого отняли это имущество, его решили передать современным религиозным организациям. «Призываем вас открыто высказаться против необдуманной и сомнительной законодательной инициативы, способной нанести непоправимый ущерб культурному наследию, – обратились за поддержкой в феврале 2010 года к президенту РФ музейные работники. – Ни один православный храм в России сам по себе не способен обеспечить правильное хранение икон и фресок».

«Собранные музеями коллекции русского церковного искусства представляют собой цельный пласт православной культуры, который неизбежно потеряет силу своего воздействия в случае рассеяния этих коллекций по сотням и тысячам храмов», – убеждали они в письме патриарха Кирилла в марте 2010 года.

«…В обществе не может не возникнуть вопрос, почему государство возвращает только имущество религиозного назначения, почему не подлежит возврату любое иное имущество, национализированное после революции или незаконно изъятое в ходе последующих репрессий (заводы, фабрики, здания, земли и имущество крестьян в ходе раскулачивания, частные коллекции и т.п.). А приоритет, отдаваемый религиозным организациям, обоснованно может быть воспринят обществом как нарушение положения Конституции о светском характере российского государства», – обнародовал свое заключение, составленное по поручению Министерства культуры, Российский институт культурологии.

– Первый вариант закона был страшный: все памятники, занятые музеями, возвращаются, все ценности изымаются, –  делится впечатлениям Алиса Аксенова. – Владимиро-Суздальский музей-заповедник мог лишиться Георгиевского собора в Гусь-Хрустальном, Золотых ворот во Владимире, Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале. Как когда-то с остервенением именно православные люди уничтожали религиозные ценности, так в наше время потомки этих революционеров с таким же задором хотят все вернуть в церковь.

Владыка Евлогий поспешил обратиться к музею-заповеднику с прошением об освобождении Георгиевского собора для совершения там богослужений. Ему вежливо ответили, что это будет сделано тогда, когда Владимиро-Суздальская епархия подберет музею пригодное здание с освещением, сигнализацией, вентиляцией и климат-контролем помещений. Кроме того, как заметила Алиса Аксенова на своей пресс-конференции, содержание гусевского Музея хрусталя обходится музею-заповеднику в 3,5 млн рублей. Найти такие деньги епархии будет непросто.

В процессе работы над законом шли активные консультации с музейным сообществом. В гостях у владимирских музейщиков побывал председатель комитета по культуре Госдумы Григорий Ивлиев, который позднее заявил СМИ, что «необходимым условием для принятия законопроекта становится развитие системы хранения музейных ценностей и защиты объектов культурного наследия, поскольку невозможно решать такой сложный вопрос одним только фактом передачи имущества».

После появления третьей версии законопроекта, более лояльной по своему содержанию, настроение музейщиков изменилось в корне. Предложения, которые были выдвинуты Союзом музеев, в этом законопроекте учтены.

– Последний вариант законопроекта меня успокоил, – говорит Алиса Аксенова. – В него включено положение о том, что музейный фонд неразрушим. Все, что экспонируется, все, что хранится в фондах, остается в музее. Это великое дело!

Второй важный момент, отраженный в законопроекте, касается созданной законодателями схемы передачи религиозного имущества, более отвечающей требованиям бюджетного процесса. Согласно законопроекту, чтобы получить имущество, религиозной организации необходимо обратиться в «уполномоченный орган» – Росимущество – с заявкой, в которой она должна обосновать право на получение имущества. Предусмотрено, что религиозные организации могут претендовать и на имущество, находящееся в жилищном фонде: имеются в виду случаи, когда в корпусах бывших монастырей до сих пор проживают люди, которых заселили туда еще в доперестроечные времена. Если музей не имеет альтернативного помещения, то необходимо в последующие годы предусмотреть выделение для него помещения, финансирование ремонта или постройку нового здания. Максимальный срок передачи объектов может достигать 6 лет.

–  За 6 лет много воды утечет! – комментирует Алиса Аксенова и продолжает недоумевать, почему четыре суздальских монастыря до сих пор не расцвели так, как Спасо-Евфимиев. В Александровском живет всего один монах, в Васильевском – два, в Ризоположенском – тоже служительниц культа не густо, поэтому до сих пор одолевают обитель бурьян да строительные леса.

–  На Золотые ворота подняться-то проблема! – продолжает рассуждать президент музея-заповедника. – Не каждому священнику это по силам. Между тем ставший яблоком раздора памятник фортификационной архитектуры находится в окружении храмов шаговой доступности: до Михаила-Архангельской, Спасской, Георгиевской, Троицкой, Вознесенской церквей, Успенского собора Княгинина монастыря и Успенского кафедрального собора в состоянии дойти любая старушка.

Несмотря на большую сбалансированность новой версии закона, у государственно-правового управления президента РФ имеется масса претензий к документу. Как сообщают СМИ, они будут учтены в процессе работы депутатов Госдумы над текстом законопроекта.

Ольга Романова

Просмотры: