Художник и его муза

Владимирский художник Михаил Рудник стал лауреатом международного конкурса в области изобразительного искусства «Времена года», организованного интернет-галереей «Art-Salon».

Владимирский художник Михаил Рудник стал лауреатом международного конкурса в области изобразительного искусства «Времена года», организованного интернет-галереей «Art-Salon».

Участников конкурса было много. Не только из России, но и Германии, Австрии, Латвии, Голландии, Болгарии, Украины. Но жюри единодушно признало лучшим в номинации «Весна» пейзаж Рудника «Март», написанный в чистых и ярких тонах.

В изостудию, к Французову

Виртуальный мир – это нечто удивительное. Выложил Михаил на конкурсный сайт электронное изображение своей работы, ее там заметили, не просто оценили по достоинству – признали лучшей. Пригласили его уже не с виртуальными, а с реальными картинами на арт-неделю в Москву.

На выставке в московском Доме художника на Кузнецком мосту работам Рудника было выделено одно из лучших мест. По итогам конкурса издается каталог «Новые лица в искусстве-2010», в который войдут работы-победители, в том числе и произведения Михаила. Посыпались приглашения на выставки в Москве, Санкт-Петербурге, из зарубежных галерей.

Михаил Рудник – коренной владимирец. В детстве, как многие из нас, посещал художественную школу. В середине 1970-х тяга к искусству привела его в изостудию, которой руководил известный владимирский график Борис Французов. Там царила замечательная творческая атмосфера, которая еще более утвердила юношу в выборе жизненного пути. Миша решил стать художником. Но у жизни есть свои законы – следующим ее этапом была служба в армии.

От бизнеса – к живописи

В 1981 году Михаил поступил на художественно-графический факультет педагогического института. Помню его красивым студентом-первокурсником, щеголевато носившим старенькую солдатскую гимнастерку, сапоги. Он был тогда чем-то похож на молодого Александра Блока.

В институте Миша был неплохим рисовальщиком. По окончании учебы получил распределение в сельскую школу. Деревенский период в его жизни был достаточно большим. Он до сих пор вспоминает прекрасную природу владимирской глубинки, замечательных людей, с которыми довелось встретиться.

В 1990-е годы Михаил вернулся в город, как многие тогда, начал свой бизнес. Много и напряженно работал. Дела его шли вроде бы неплохо…

Но два года назад на выставкоме областной художественной выставки я вдруг вижу несколько живописных работ Рудника. Первое мое ощущение: «Миша? Неожиданно и, кстати, совсем неплохо». Пейзажи успешно прошли отбор, были приняты на выставку. По окончании выставкома ко мне подошел один из художников старшего поколения, спросил: «Кто это?». Я объяснила. На что он ответил: «Видимо, талантливый и умный парень, только начал и сразу показал такой хороший уровень».

После открытия выставки, уже в зале, захотелось подойти к работам поближе. Это были городские пейзажи, написанные в сближенной охристой цветовой гамме, широко, с применением мастихина. От них исходило ощущение эмоциональной свежести, легкости. «Молодец, Миша, – подумала я тогда, – находит время для живописи». Но, как выяснилось, он не просто находит время для живописи. Михаил оставил бизнес, и живопись стала занимать в его жизни главное место. Стоило только однажды взяться за кисть, стало понятным, что художник жил в нем всегда.

Реалистическое видение и условность цвета

Недавно мне удалось посетить студию художника Михаила Рудника. Она полна картин. Я увидела ранние работы, чуть робкие, бесцветные. Но их немного. Художник, очень быстро преодолев черноту, начал работать цветом. Он говорит: «Полтора года назад была выставка Бритова, которая произвела на меня очень сильное впечатление. Я заново открыл для себя подход к цвету. Хотя до этого писал вроде бы теми же красками, а оборачиваясь назад, вижу, что это была все серая грязь».

Художник любит родной Владимир, часто пишет его старые уголки: церкви, тихие улочки, домики, похожие на сельские, где в палисадах весной цветет сирень-черемуха, осенью распускаются золотые шары. В каждой работе видно, как художник наслаждается стариной, его кисть с удовольствием повторяет лепку облупившейся штукатурки ветхой кирпичной стены, любуется фактурой старых бревен. Пишется все это пастозно, сочно и с таким вкусом, что, глядя на эту живопись, получаешь истинное удовольствие.

Безусловно, Михаил Рудник по своему мироощущению цветовик. Но, по сравнению со стилизованной живописью мастеров старшего поколения, в своем творчестве делающих упор на народную культуру, живопись Рудника абсолютно реалистична. В его работах присутствует рисунок, глубокая пространственная перспектива.

Реалистическое видение и условность цвета весьма трудно совместимы. Но в лучших работах художнику это удается, например, в работе – победительнице конкурса. Живопись ее – настоящий праздник для глаз. Такой отчаянной весны, когда еще лежат сугробы, но уже все замерло в предвкушении тепла, по отзывам, не было ни у кого из у частников конкурса.

«Да мне и придумывать ничего не пришлось, – говорит по этому поводу Михаил. – За окном капель. В марте во Владимире небо такое голубое, что так и просится на холст…».

Тропическая экзотика

Рядом с владимирскими зимами и веснами в мастерской художника стоят картины, на которых изображены экзотические индийские мотивы: яркий песок, пальмы, прекрасные индианки, одетые в национальные одежды – сари. Они живут на картинах своей жизнью, занимаются простыми будничными делами, но художник видит в их позах, движении, наклоне головы столько грации, что становится понятным: каждая из этих женщин – настоящая королева. Колорит этих работ своеобразен и неповторим: это цвета прозрачного меда, золотистая охра, умбристые тона — все колористическое богатство природных красок этой прекрасной земли.

Дело в том, что Михаил в течение вот уже 10 лет ездит в Индию, на Гоа. Он влюблен в эти места, может говорить о них часами. Результатами впечатлений от этих поездок и стала серия картин, над которой он сейчас так увлеченно работает. Написанные эмоционально, раскрепощенно, большого формата, работы покоряют зрителя с первого взгляда. Индийская серия полотен Михаила Рудника – это чистая и живая эмоция, запечатленная в красках, это отказ от повествовательности во славу чудного мгновения. Эти фрагменты жизни свободны от искусственности, это сама жизнь – яркая, радостная, дарящая бесконечное упоение.

…Михаил – ранняя пташка, встает вместе с солнцем, занимается любимым делом, которое приносит ему огромную радость. Он просто работает, делая это с полной любовью и самоотдачей, ни на кого не оглядываясь. По этому поводу вспоминаются слова великого русского художника Константина Коровина: «В основе всех наших успехов лежит любовь к живописи, огромное, непреодолимое к ней влечение. Муза живописи начинает скучать и изменяет художнику тотчас же, если он работает «так себе», не в полном самозабвении и радости, без любви к своему делу».

Муза Михаила не скучает. Она одаривает его нескончаемым вдохновением, высшим счастьем, которое именуется творчеством. И хочется верить, что она не изменит ему еще долгие годы.

Надежда Севастьянова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике