ЮРИСТА В СУД НЕ ПУСТЯТ

Как новая масштабная реформа юридического рынка отразится на обычных гражданах, и почему частнопрактикующие юристы против адвокатской монополии?

Как новая масштабная реформа юридического рынка отразится на обычных гражданах, и почему частнопрактикующие юристы против адвокатской монополии?

«Нет» двойным стандартам

В Министерстве юсти­ции готовят реформу в сфере юридических услуг. Скоро представ­лять чьи-то интересы в суде смогут только адвокаты, а юристы вы­нуждены будут либо получить адвокатский статус, либо «сойти со сцены». Как отразятся новации на участниках рынка – юристах и ад­вокатах, а главное, на потребителях их услуг – жителях региона, вы­яснял «Призыв».

Министерство юсти­ции активно готовит поправки в закон об ад­вокатской деятельности. Новации станут частью судебной реформы. Пре­жде всего поправки на­целены на повышение качества юридических услуг за счет вывода из «теневого оборота» юри­стов, не имеющих ста­туса адвоката. Министр юстиции Александр Ко­новалов, выступая недав­но в Госдуме, заявил, что его ведомство готовит «масштабные предложе­ния по реформе адвока­туры, серьезные и в чем-то революционные». А по словам зам. министра юстиции Юрия Люби­мова, «конечной задачей реформы является созда­ние единой корпорации, которая будет работать по единым стандартам, подчиняться единым этическим правилам. А все лица, оказывающие профессиональные юри­дические услуги на рос­сийском рынке, должны подчиняться этим стан­дартам».

Реформаторы посчита­ли: пора покончить с по­рочной практикой оказа­ния услуг дилетантами, хватит терпеть наличие «двух стандартов», когда, кроме квалифицирован­ных адвокатов, на рын­ке работает множество «свободных предприни­мателей». Юристов раз­велось слишком много, они не регистрируются в Минюсте, не состоят в Адвокатских палатах, зачастую не платят на­логи, им не требуется даже высшее образова­ние. Но они заманивают людей, обещая якобы качественные услуги.

Каждый из нас хоть раз советовался с юристом. Без специальных знаний невозможно разобраться во многих жизненных ситуациях, а тем более не обойтись без про­фессионала на суде. Так что реформа коснется каждого. Вопрос в том, приобретем мы от этих перемен или потеряем. Эксперты прогнозируют, что монополия адво­катуры плохо повлия­ет на конкуренцию на рынке услуг, а значит, негативно скажется на потребителе. Услуги мо­гут подорожать и стать недоступными людям с низким достатком.

Адвокатыреформу поддержали

Реформу активно об­суждают адвокаты на­шего региона и видят в ней, в первую очередь, плюсы.

– На мой взгляд, введе­ние адвокатской моно­полии на представитель­ство в судах не вызовет роста тарифов, – считает кандидат юридических наук, адвокат Влади­мирской областной кол­легии адвокатов №1, до­цент кафедры уголовно-правовых дисциплин ВФ РАГС Александр Лачин. – Размер оплаты труда адвоката в уголов­ном судопроизводстве установлен постановле­нием правительства и может быть измен толь­ко путем издания нового постановления. Размер гонораров устанавлива­ется решениями Советов областных Адвокатских палат. Цена адвокатских услуг в целом равна сто­имости услуг юристов, не имеющих статуса адвоката. Полагаю, если останутся только адво­каты, цена их услуг будет прежней либо снизится, поскольку большей кон­куренции, чем среди адвокатов, нет нигде. Кроме того, исполняя требования закона «Об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре в РФ», адвокаты и дальше будут бесплатно оказывать помощь отдельным ка­тегориям граждан.

В областной Адвокат­ской палате сегодня со­стоят 600 адвокатов. И ежегодно их число рас­тет, что обеспечивает высокую конкуренцию и, как следствие, каче­ство услуг, рассуждает Александр Лачин. Ад­вокатская монополия на представительство в су­дах – это международная практика, законодатель­но закрепленная в США, Германии, Франции, Швейцарии.

– Я считаю, необхо­димо исследовать опыт зарубежных государств и рассмотреть возмож­ности его применения в нашей стране, – уверен адвокат. – В России на рынке правовых услуг сложилась неоднознач­ная ситуация, когда наряду с институтом адвокатуры, наполнен­ном квалифицирован­ными профессионала­ми, юридическую по­мощь оказывают люди, не имеющие высшего юридического, а то и среднего специального образования. Это не способствует созданию и построению правового государства.

Именно адвокат ока­зывает людям качествен­ную помощь, считают обладатели статуса. Ад­вокат реализует консти­туционный принцип обеспечения доступа граждан к правосудию, защищает их права, свободы и интересы. Судебная реформа, не­зависимое, справедли­вое и состязательное правосудие невозможны без профессионально­го представительства в суде.

Свой профессионализм адвокат доказал через особый порядок приоб­ретения статуса, выпол­нив жесткие требования, –  выражает Александр Лачин мнение коллег. Адвокатура открыта для всех претендентов на статус. Грамотным част­ным юристам тоже не составит особого труда сдать квалификацион­ный экзамен. Появление новых профессионалов, несомненно, обогатит адвокатское сообщество. А случайные и недостой­ные люди не выдержат естественный отбор и отсеются.

Но как безболезненно «влить» в адвокатское сообщество сотни новых юристов? В адвокатуре единого решения пока нет. Адвокаты считают, этот принципиальный вопрос надо быстрее вы­носить на открытое об­суждение, чтобы найти компромисс. Но в одном сходятся – качество услуг реформа повысит.

– Качество возрастет, –  уверена адвокат Вла­димирской областной коллегии адвокатов №1 Ольга Бекрицкая. – Ведь будут единые стандарты на рынке услуг и ответственность за их нарушение. Реформа задумана в интересах граждан. Люди должны получать именно квалифицированную по­мощь, а это помощь ад­вокатов. Не все граждане понимают разницу между юристами и адвокатами. Многие называют лю­бого, кто ходит в суды,

адвокатом. Но разница колоссальная. Даже то­вар хорош, только если имеет ГОСТ – единые требования качества. И у адвокатов есть свои «ГОСТы», соответству­ющие международным стандартам. За рубежом понятия «юрист» в прин­ципе не существует для суда. Ведь у юристов нет четких стандартов. Глав­ное отличие адвокатов от юристов – наличие ответственности у пер­вых: дисциплинарной, влекущей лишение нас статуса, и гражданско-правовой. А юрист, по сути, никому ничего не должен. Над нами есть контроль, Адвокатская палата, квалификаци­онная комиссия, прини­мающая жалобы жителей на нас за нарушения.

Например, рассуждает Ольга Бекрицкая, адво­кат должен соблюдать закон об адвокатской тайне, иначе лишится статуса. Тайна хранится бессрочно. Юрист не подпадает под этот за­кон и может сообщить информацию о клиенте в любой источник – «вра­гу» клиента или СМИ.

Адвокат обязан каждые пять лет повышать свою квалификацию, юрист не должен. То есть кри­териев качества услуг, оказываемых юристами, просто нет – делает вывод Ольга Бекрицкая. А «зав­тра» они появятся. Надо полагать, не все юристы пройдут отбор. Число лиц, кому разрешат представлять интересы жи­телей в суде, снизится до узкого круга профес­сионалов. И это жителям на благо. Не дело, когда любой «человек с улицы», прочитавший что-то в Интернете и возомнив­ший, что он специалист, берет с клиента деньги и идет в суд.

Недовольные найдутся

Но если раньше кли­енты могли выбирать, к кому обратиться за представительством в суде – к адвокату или юристу, сравнивали цены и предложения, то теперь выбор один – к адвокату. Как при любом катего­ричном ограничении, здесь наверняка найдутся недовольные.

–  Сейчас я могу вы­бирать. У адвокатов рас­ценки утверждены их палатой. Один судодень – 5 тыс. рублей! А про­цессы длятся годами. Сколько пришлось бы потратить! Для ведения своих дел в суде сейчас я могу нанять юриста, это в разы дешевле, а человек он проверенный, грамот­ный, с именем, и мне без разницы, есть у него статус или нет. А после реформы мне придется втридорога переплачи­вать за статус по расцен­кам палаты, – рассуждает житель Владимира Олег Николаев.

Понятно, что критику­ют реформу и юристы: им придется либо получать адвокатский статус, а это расходы, либо «уходить в тень», а это риск и потеря работы. Не исключено, что пострадает в итоге карман потребителей.

–  Реформа призвана повысить качество услуг. Но от таких мер качество не изменится, ведь низ­коквалифицированных специалистов хватает и в среде адвокатов, – счита­ет владимирский юрист Дмитрий Жуков. – Очень часто ко мне обращаются люди, которым адвокаты дали не просто негра­мотную юридическую консультацию, а откро­венно вредительскую.

На настоящий момент квалификационные эк­замены при получении статуса адвоката – это просто фикция. Кроме того, большая часть об­ращений (малозначи­тельных, с точки зрения руководства коллегий, в случае низкой плате­жеспособности клиента) вообще отдается на «от­работку» малоквалифи­цированному персоналу коллегии – помощникам, практикантам или даже секретарям.

Дмитрий Жуков за­нимается частной юри­дической практикой в качестве индивидуаль­ного предпринимателя. У него нет статуса адвоката. Но при этом он защитил ученую степень канди­дата юридических наук, занимает должность до­цента ВФ РАГС, воз­главляет некоммерческое партнерство юристов, является лауреатом об­ластного научного гранта по юриспруденции. Стаж научной и профессио­нальной деятельности – более 10 лет. Много ли адвокатов обладают подобным уровнем ква­лификации? Выходит, статус сам по себе мало что значит.

По мнению Дмитрия Жукова, реформа может привести к тому, что рынок будет монополи­зирован несколькими коллегиями и те станут диктовать населению свои цены:

– Как показывает прак­тика, ценовой сговор у нас – обычное явление. Поэтому надеяться на здоровую конкуренцию, особенно в провинции, не приходится. Реформа абсолютно бессмысленна и направлена на защиту интересов узкого круга лиц – адвокатов, а насе­лению пользы никакой, только выбор отнимут и платить придется до­роже.

Сейчас стоимость юри­дических услуг в нашем регионе различна, объ­ясняет Дмитрий Жуков. По одному и тому же делу один юрист будетработать за 10 тысяч ру­блей, другой за 100 тысяч (наличие статуса ни на что не влияет). Но «сво­бодный художник», в от­личие от адвоката, может вести гибкую ценовую политику: снижать цену для малоимущих, «оты­грываясь» за счет круп­ных корпоративных кли­ентов. При этом клиент сам решает, кого выбрать в представители. Важно качество услуг и чест­ность к клиенту. А вот после реформы «гибких» цен не будет. Для людей с малым достатком юри­дическая помощь может стать недоступной.

– Лишать человека вы­бора нельзя. Конституци­онный суд еще семь лет назад признал, что любое ограничение свободы граждан на выбор пред­ставителя интересов как в суде, так и в правоохра­нительных органах про­тиворечит Конституции, –  заключает Дмитрий Жуков. – Значит, запрет можно оспорить.

Адвокатураполучит цензуру?

Обычно в судах «оп­понентом» адвокатов и юристов выступает про­куратура. И это ведом­ство сейчас не остается в стороне от обсуждения реформы.

–  Юридические услу­ги – это рынок, там свои законы и конкуренция. Граждане будут обра­щаться в первую очередь не к тому, кто обладает формальным статусом, а к тому, у кого на рын­ке уже есть имя, из­вестность. Так что на качестве услуг реформа никак не отразится – за­коны рынка не поменя­ются, – считает старший помощник прокурора прокуратуры города Вла­димира Андрей Марков.

–  Но глядя на общий опыт реформ, видишь, что преобразования «сверху» не всегда дают ожидаемый результат. Все зависит от того, как поправки будут соотно­ситься с реальной ситуа­цией на рынке. Зачастую законы плохо ложатся на практику.

С тем, что квалифици­рованная юридическая помощь – прежде всего, адвокатская помощь, в прокуратуре тоже не со­гласны. Не все лучшие юристы являются адво­катами и не все адвока­ты – хорошие юристы. Качество услуг зависит от конкретного челове­ка, его знаний, опыта и порядочности. И юри­сты, и адвокаты могут пользоваться неграмот­ностью людей, вводят их в заблуждение, берут деньги, не выполняют обещаний. Во Владимир­ской области известны два случая, когда суд выносил обвинительные приговоры адвокатам за мошенничество.

То, что юристов слож­ней привлечь к ответ­ственности за некаче­ственную работу, чем адвокатов, – это миф, уверяет Андрей Марков. Адвокаты – не должност­ные лица. Злоупотре­бление должностными полномочиями, служеб­ный подлог, халатность

–  это статьи не про них. Прямой связи между за­коном об адвокатуре и наказаниями нет. Но ад­вокаты зачастую исполь­зуют свой статус, чтобы ввести в заблуждение доверчивых людей, а это и есть мошенничество.

Новая система приве­дет к монополии, убежде­ны в прокуратуре. Люди лишатся выбора, им при­дется идти к адвокатам, потому что больше неку­да идти, иначе останешь­ся без помощи. Значит, адвокаты завладеют рын­ком и смогут диктовать расценки. Монополия

– это корпорация, а кор­порация может пресле­довать свои внутренние цели. Люди, состоящие в ней, подчинены инте­ресам руководства. Здесь может потеряться объ­ективность и независи­мость при ведении дел клиентов в суде.

– Если адвокат не будет угоден (мало ли, надо было вести одну линию защиты, а он вел другую), его возьмут и просто вы­гонят, созовут комиссию. Не прошел – свободен. Он окажется на улице, обратно вступить в кор­порацию не сможет, так как некуда больше пойти, система одна. И адвокаты будут стараться выпол­нять указания своего руководства, а уж что это будут за указания, из каких соображений они будут даваться, не­известно, – рассуждает Андрей Марков.

Проблема и в том, что в адвокатуре не решен до конца вопрос само­регулирования. Если бы Адвокатская пала­та вела себя активнее в этом направлении, ей было бы сейчас легче продвигать идею, что объединение рынка юри­дических услуг должно происходить внутри и под флагом адвокатуры. Палата декларирует, что является независимой и самоуправляемой кор­порацией адвокатов, и сегодня факты вмеша­тельства чиновников в ее работу не имеют места. Однако до полного само­регулирования сообще­ству предстоит еще долго развиваться.

Так или иначе, готовясь к защите своих прав в суде, жители должны принять во внимание грядущие перемены. Ре­форма начнется уже в следующем году.

Елена ПЕВЦОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике