Каждая мелодия конвертируется в рубли

Сегодня отмечается Всемирный день книг и авторского права. Что касается книг - с этим проблем нет, если верить мифу о том, что наша страна - самая читающая, а...

Сегодня отмечается Всемирный день книг и авторского права. Что касается книг – с этим проблем нет, если верить мифу о том, что наша страна – самая читающая, а вот тема авторского права для России относительно нова. И, наверное, поэтому курьезно звучат пока сообщения о том, что где-то оштрафованы самодеятельные исполнители популярных песен или заведение общепита, «прокрутившее» для клиентов музыкальный шлягер.

Да вот, скажем, не так давно в парке культуры и отдыха Самары на местном празднике хор ветеранов душевно выводил «Лен мой, лен», «Детство», «Смуглянку». А потом лица, допустившие незаконное использование этих «объектов авторского права», были привлечены к дисциплинарной ответственности.

–   За подобные ситуации отвечает не исполнитель, а пользователь, – прокомментировал самарский инцидент полномочный представитель Российского авторского общества (РАО) во Владимирской области Сергей Пасмуров. – Не виноват музыкант, что он играет в кафе авторскую музыку, не виноваты ветераны, что они исполнили песни Милютина, Хозака, Шатунова, Новикова… Виноват организатор или владелец площадки. Если у тебя нет разрешения, или не организовывай концерт, или не исполняй в нем охраняемые законом авторские произведения.

С Сергеем Пасмуровым, как человеком, наиболее компетентным в вопросах защиты авторского права, мы и решили поговорить.

–   На первый взгляд, Сергей Павлович, у вас очень хорошая работа. Обо всех премьерах, гастролях и концертах вы узнаете из первых уст и обязательно на них присутствуете. Не работа, а сплошной праздник!

–  Конечно, все, о чем вы говорите, очень интересно. Но поскольку я должен проверить, соответствует ли информация, изложенная администрацией нашего драмтеатра в справке о готовящейся или о состоявшейся премьере, действительности, насладиться зрелищем в полной мере не получается. Все время боишься пропустить что-нибудь важное. Рапортички о том, песни каких авторов исполняются в концертах, составляют организаторы мероприятий в филармонии, Областном дворце культуры, ДК «Точмаш». Если в эти документы внесены авторы, произведения которых не охраняются, или исполнители, которые являются авторами своих произведений, приходится быть особо внимательным.

–  А как вам удается контролировать исполнение законодательства на территории всей области? Милиция помогает?

–  С августа 2008 года наша организация аккредитована на всей территории РФ, в том числе и во Владимирской области, как организация, представляющая имущественные интересы всех авторов за исключением тех, кто написал заявления о том, что их интересы представлять не надо. В нашем представительстве работают 6 инспекторов, которые отвечают за соблюдение авторских прав в определенных территориях региона и заключают договора с пользователями.

Никакого соглашения о сотрудничестве с милицией у нас нет и быть не может. Мы действуем строго в рамках Гражданского кодекса РФ. Все субъекты права находятся в равнозначных позициях. Просто в тех районах области, где милиция активно помогает нам, правовая ситуация с соблюдением авторских прав намного лучше, в тех районах, где силовики ведут себя пассивно, – у нас гораздо больше работы.

Довольно часто, проводя рейд, сотрудники ОВД выявляют нарушение авторских прав и согласно КоАП передают материалы в суд. Если ущерб, нанесенный правообладателю, оценивается более чем в 50 тыс. рублей, то совершенное владельцем кафе или ресторана деяние квалифицируется уже как уголовное преступление.

Совсем недавно в Юрьевце зарегистрирован случай нарушения авторских прав Владимира Кузьмина: его диск проигрывался без разрешения автора. Мы предоставили договор с Кузьминым и в случае наложения административного штрафа в пользу государства заявим исковое требование о выплате компенсации авторам в размере 30 тыс. рублей за каждую песню.

–   Уточните, пожалуйста, авторские начисляются не только на живую, но и на воспроизводимую с диска музыку?

–  Музыка бывает охраняемой и неохраняемой. Неохраняемая – это музыка, перешедшая в национальное достояние, то есть автор ее умер более 70 лет тому назад. Также не охраняется музыка, используемая при ритуальных событиях. В статье 1277 Гражданского кодекса сказано: «свободное публичное исполнение музыкального произведения допускается без согласия автора и иного правообладателя во время официальной или религиозной церемонии в объеме, оправданном ее характером».

–  То есть если магазин использует фонограмму, он должен сначала прослушать ее и удостовериться, что на ней нет охраняемых произведений, и попытаться исключить их из записи?

–   Нет, после прослушивания его руководство должно пойти в РАО и заключить пользовательский договор. Ставки авторского вознаграждения, уверяю вас, не очень велики. Каждый год они устанавливаются авторским советом РАО для зрелищных учреждений – в размере 5% от платного входа, для кафе и ресторанов – в размере 0,1% от месячного дохода, для магазинов – на квадратный метр озвученной площади.

Мы прекрасно понимаем, что ежеквартально отслеживать доход и дирекции ресторана, и нам тяжело. Поэтому на основе определенной статистики выработали ставки авторского вознаграждения в расчете на одно посадочное место. Мы не раз пересчитывали их, сравнивали с расчетом по доходу и убедились, что наши ставки намного меньше предписанных законом.

Например, одно посадочное место в кафе с количеством посадочных мест более 20 с учетом понижающих коэффициентов для Владимира обходится в 33-39 рублей в месяц.

–  Создается впечатление, что у вас непочатый край работы…

–  Ну почему же? Мы не первый день работаем. Нами накоплен определенный опыт. Хотя проблемы, конечно, есть, скажем, в Петушинском районе, где на трассе расположено множество мелких заведений общепита, хозяина которых не всегда можно найти, но все это временное явление.

–  Но сегодня музыка звучит и в торговых точках… Это стало правилом хорошего тона. И что, все платят?

–  Договоры с нами заключили все супермаркеты. Хотя есть и спорные моменты, например, по Северной линии Торговых рядов. Ее администрация считает, что мы должны разговаривать с представителями каждого бутика в отдельности. Владельцы бутиков утверждают, что у них звучит музыка, транслируемая по Северной линии в целом. Возможно, спорные вопросы придется решать в суде, хотя понятно, что владельцам выгоднее заключать договора на выплату авторского вознаграждения в добровольном порядке. Через суд каждая песня обойдется им гораздо дороже: по Гражданскому кодексу РФ размер компенсации за прослушивание каждого музыкального произведения колеблется в пределах от 10 тыс. до 5 млн рублей. РАО же установило минимальную сумму в размере 50 тыс. рублей. Кстати, согласно постановлению Верховного суда РФ автор (правообладатель) вправе самостоятельно устанавливать размер компенсации, и суд не требует от него доказательства обоснованности этой суммы. Поэтому в принципе мы можем установить любую сумму.

–  А могут ли кафе или ресторан построить свою деятельность таким образом, чтобы не зависеть от РАО? Например, выступающие там музыканты будут сами писать музыку и тексты…

–  В этом случае я бы только посоветовал владельцам этих заведений потребовать от этих композиторов и поэтов письменные заявления о том, что на определенный период они отказываются от получения авторского вознаграждения. Если период не указан, то по умолчанию он составляет 3 года. При наличии такого заявления вопросов к дирекции не появится ни у нас, ни у самих авторов. Но по опыту мы знаем, что зачастую таким музыкантам приходится выполнять заявки посетителей, и это очень легко выяснить. В момент проверки кафе мы можем сами спровоцировать такую ситуацию.

–  А если в кафе работают джазовые музыканты, которые способны импровизировать на любую популярную тему? Они создают новое произведение, в котором чужая музыкальная фраза всего лишь процитирована. Как РАО относится к такой форме творчества?

–  Джаз – очень тонкая тема для РАО. Гражданский кодекс гласит: чтобы обработать чужую тему, музыкант должен попросить у автора разрешение, поскольку, помимо имущественных прав, у автора есть неимущественные права – право на сохранение названия и авторства. Когда такое разрешение будет получено, и авторский или лицензионный договор будет заключен, джазовый исполнитель станет обладателем произведения, но уже в соавторстве.

– Какова судебная практика владимирского представительства РАО? С какими пользователями вам приходится чаще всего выяснять отношения в суде?

–  Мы много судимся с заведениями общепита, с телерадиокомпаниями. Все судебные разбирательства заканчиваются наложением штрафов и заключением лицензионных договоров. Нарушители приходят к пониманию того, что завтра мы снова придем к ним, и они вновь будут вынуждены заплатить довольно крупную сумму. Но, как я уже говорил, мы стараемся договариваться с пользователем в досудебном порядке. В конце концов, наша главная задача – защита права авторов, а не наказание тех, кто их нарушает.

Ольга Романова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике