16+

Ваш выход, сеньора Джулия!

 

Обладательница волшебного лирико-драматического сопрано Юлия Гудникова из Кольчугина нынешним летом побывала в Италии. Стажировалась в знаменитом миланском оперном театре. Результат – ее занесли в европейскую базу оперных голосов. Трудно себе представить, что этого могло и не случиться…

Не угадала с выбором

Те, кто знакомы с семейством Гудниковых, совсем не удивляются тому, что Юлия своим певческим талантом смогла проложить себе дорогу в Европу. Ребенок рос в творческой среде, мама – педагог, папа – известный в Кольчугине бард, великолепно владеющий гитарой. С детства Юля занималась танцами и музыкой, постоянно выступала на сцене родной школы и Дворца культуры. В школьные годы увлеченно рисовала, шила, вязала, вышивала, делала себе и подружкам прически. Но пришло время, и нужно было определиться с выбором профессии. Юля решила, что станет певицей. Нет, не эстрадной, а настоящей певицей, потому что все, кто слышал, как она поет, настоятельно советовали развивать талант.

Во Владимирское музыкальное училище девушка поступила легко. Она хотела петь, потому и подала документы на дирижерско-хоровое отделение, где по программе были уроки вокала. Но вчерашняя школьница даже не представляла, что хоровое и сольное пение, как говорят в Одессе, «две большие разницы». Оказалось, дирижирование – совсем не ее стихия.

По вокалу Юля училась у педагога, заслуженной артистки России Ольги Жуковой, которая развивала сопрановую природу ее голоса. В хоре же девушку определили во вторые альты, ей приходилось петь такие низкие ноты, которых и сейчас нет в ее диапазоне. В неделю по расписанию уроков вокала всего два, а хоровых часов – девять! Да еще и с преподавателем по дирижированию отношения не сложились. Сейчас это можно объяснить – маститый педагог абсолютно не поддерживал стремление студентки стать вокалисткой. Но дирижирование все же надо было сдавать, а ситуация со временем только обострялась.

Ауфтакт среди томатов

Юле помог случай. Однажды она пришла на колхозный рынок за помидорами. Продавец-азербайджанец  ошибочно принял ее за свою соотечественницу. Над этим вместе посмеялись, так завязался разговор. Выяснилось, что торговец томатов по образованию… хоровой дирижер! Он не мог понять, почему у девушки ничего не получается.

Покупателей на рынке было негусто, поэтому бывший дирижер за короткое время буквально на пальцах смог объяснить ей то, что первокурсница должна была постигать в течение всего учебного года. В классе все произведения она продирижировала, чем, безусловно, удивила своего педагога. Но ведь только в кино бывают прекрасные финалы, в жизни же все по-другому. Занятие хоровым дирижированием – довольно кропотливый труд, с бухты-барахты его не осилить. В летнюю сессию студентка сдала все дисциплины, кроме специальности. После четвертой неудачной попытки Юля покинула училище.

С трех нот

Педагог по вокалу Ольга Жукова, узнав о случившемся, была очень расстроена. Но именно она убедительно советовала Юле поступить в другое учебное заведение.

– Твой голос – жемчужина, его надо развивать, – убеждала артистка. – Ты можешь поехать в Москву или еще куда-то, но я рекомендую тебе Ивановское музыкальное училище. Там очень бережно относятся к молодым голосам. Я лично не знакома с этим педагогом, но слышала ее учеников, поэтому постарайся попасть именно к Эвелине Степановне Двойриной.

Так Юлия оказалась в Иванове. Сейчас она утверждает, что проведенные там четыре года были самым счастливым временем в ее жизни. Педагог, действительно, оценила ее голос. Но для того, чтобы придать сему бриллианту огранку, нужно было все начинать с нуля. «Конек» Двойриной – итальянская школа пения. Первые полтора года девушка постигала азы, работая над правильным дыханием.

– Не запоешь, пока правильно не вздохнешь,- не отступала Эвелина Степановна.

         Тогда Юля не совсем понимала, что педагог делает с ней, но слышала, как поют другие ученики класса Двойриной. Только к концу второго курса голос «пошел». Подруги пели на концертах, а она – вокализы в классе.  От трех нот, которые звучали хорошо, Эвелина Степановна постепенно расширяла диапазон молодой вокалистки.

На выпускном экзамене бельканто Юлии Гудниковой услаждало слух членов приемной комиссии. Она исполняла арию Наташи из «Русалки» Даргомыжского, ариозо Дездемоны из «Отелло» Верди, «Амен, Аллилуйя» Генделя. Ивановское училище наша героиня окончила с красным дипломом и поступила в столичный вуз – Государственную классическую академию имени Маймонида.

С учителями повезло

Юлию приняла в свой класс народная артистка России Вера Журавлева. Обладательница колоратурного сопрано в работе со своей ученицей доводила до филигранности ее технику исполнения произведений. На втором году обучения Гудниковой пришлось изрядно потрудиться и сдать зачеты и экзамены за три семестра сразу. Она собиралась стать матерью, на экзамене по специальности, будучи на восьмом месяце беременности, пела украинскую песню, а будущий сын Антоша молотил ножками в бок так, будто танцевал гопак. Через год Юля вернулась на свой курс, но обнаружила свое имя в списке учеников класса народного артиста России Сергея Яковенко.

– Он учил нас работать над образом, – рассказывает певица. – На выпускном экзамене  я пела разнохарактерные произведения – мелодию Леоноры из «Силы судьбы» Верди, ариозо Кумы из «Чародейки» Чайковского, романсы. А экзаменом в оперном классе, который вел Александр Наумов, была опера «Дон Жуан» Моцарта, где я исполняла партию Эльвиры.

Академию Юлия Гудникова закончила без единой четверки, с красным дипломом. После чего  успешно поступила на единственное бюджетное место в аспирантуру. Уже был сдан кандидатский минимум, как вдруг в одночасье Яковенко ушел из вуза. Попытки пройти в театры не увенчались успехом, поэтому Юля работала в музыкальной школе, иллюстратором в Гнесинке, выступала в различных концертах. Найти другого научного руководителя было проблематично, но судьба в очередной раз преподнесла ей сюрприз в лице Александра Наумова. Он – искусствовед и вокалист, по натуре человек деятельный, поэтому постоянно подвигал ученицу к участию в различных вокальных конкурсах. Ее голос отмечали многие, но призовых мест Юле почему-то не доставалось. Через полгода занятий с Наумовым в 2008-м она получит Гран-при Московского международного фестиваля славянской музыки. Рубен Лисициан, председатель жюри, преподавая ей мастер-класс, благословил: «Дерзайте, у вас большое будущее».

Каждый день певица приходила на занятия к Александру Наумову, полным ходом шла работа над новым репертуаром. Обычно на всех конкурсах молодой певице аккомпанировал сам педагог. Но когда пришло приглашение в Санкт-Петербург на международный конкурс, патронируемый Еленой Образцовой, то там было указано имя другого концертмейстера. Александр Наумов со всей своей семьей поехал в Питер, чтобы поддержать ученицу.

Итальянский расклад

Концертмейстером Юлии Гудниковой оказался итальянец  Джулио Дзаппа. Он моментально, с первой репетиции оценил ее голос, умение работать. Она не прошла во второй тур, зато получила предложение, от которого решила не отказываться. Концертмейстер Джулио дал ей рекомендацию для обращения во французское оперное агентство, устраивающее стажировки в разных театрах Европы.  Вскоре оттуда пришел вызов в Италию, в Милан, во всемирно известный театр. (По правилам договора наша героиня до подписания контракта не имеет права озвучить его название. Но я могу отметить, что именно в этом театре с 60-х годов прошлого века проходили стажировку Магомаев, Соткилава, Синявская, Милашкина и многие другие оперные певцы – Прим. автора).

Оказалось, чтобы туда поехать, Юле необходимо 12 тысяч евро. В семье Гудниковых таких средств нет. Итальянцы подливали масла в огонь – оказывается, из 58-ми рекомендованных сопрано отбор прошла только одна сеньора Джулия из России. Но не отказываться же ей от такого шанса! Помогли директора кольчугинских предприятий, отдел культуры, друзья и педагог Александр Наумов. В июне серебристый лайнер унес Юлию Гудникову на север Италии.

На сцене она представила программу, в которой были произведения Генделя, Вагнера, французские песни, из отечественного репертуара Чайковский, Римский-Корсаков, Рахманинов. Еще приветствовалось исполнение вокальных циклов не на французском, немецком, английском, итальянском и не на родном. Юля исполнила Дворжака на чешском.

В зале находились импресарио всех театров Северной Италии, которые устроили сеньоре Джулии настоящий допрос с пристрастием. Юля довольно сносно говорит на итальянском, отвечала, насколько быстро она учит партии. Итальянцы удивлялись, что она иностранка. Оказывается, что девушка из российской глубинки говорит практически без акцента (респект педагогу из академии)!

Стажировка заключала в себе работу с профессиональными певцами, режиссерами и дирижером. Времени для путешествий по Италии было немного, но она смогла посмотреть не только Милан, но и побывать в Вероне, Бергамо и Комо.

Кроме Юли, в театре стажировались еще четверо певцов – японец, итальянка и две француженки. Каждый из них подготовил свою оперную партию. По окончании стажировки на сцене было показано пять спектаклей.  Наша героиня пела Тоску из одноименной оперы Пуччини. В зале семь человек комиссии и импресарио театров.

– Это первая в моей жизни полноценная оперная партия, – признается певица. – Но впечатления фантастические, потому что совершенно другой подход к работе. Пели с одной репетиции с оркестром.

В результате в европейскую базу голосов были зачислены наша героиня и уроженец Страны восходящего солнца. На прощанье сеньоре Джулии настоятельно советовали расширить репертуар и учить язык, чтобы можно было заявить себя на другие спектакли.

Два месяца ожидания в родном Кольчугине показались ей вечностью, но на прошлой неделе позвонили ее итальянские друзья и сообщили, что сеньорой Джулией конкретно заинтересовались два театра. Но это еще только цветочки. Ягодки будут потом.

Ольга ВОЗНЕСЕНСКАЯ

Просмотры: