16+

Реформировать надо не только здравоохранение, но и людей

Тема платности медицины остается не просто актуальной, но, в немалой степени, болезненной для малообеспеченной категории населения. Поговорить на эту, неприятную для многих медиков, тему согласился главный врач Клинической больницы производственных объединений «Автоприбор» и «Точмаш» Михаил Суханов.

–  Михаил Юрьевич, согласитесь: понятия «помощь» и «услуга» – далеко не «близнецы-братья». Так что же вы, медики, на самом деле предоставляете пациентам в условиях рынка: бесплатную медицинскую помощь или оплаченную услугу?

–   Лично для меня ответ однозначен: мы по-прежнему оказываем людям медицинскую помощь, причем в весьма значительном объеме и хорошего качества. Поймите, сам по себе медик не изменился: он по-прежнему полон сострадания и желания помочь. Просто раньше никто денег не считал, потому что государство обо всем заботилось. Так вот, если переходить на актуальный ныне язык цифр, могу сказать, что в прошлом году размер общей медицинской помощи, оказанной населению в нашем лечебном учреждении, вылился в 345 млн руб., при этом доля платных услуг составила лишь 2,8% от данной суммы. А все остальное – бесплатно! Другое дело, что сами граждане, к сожалению, просто не осведомлены о своих правах, которые далеко не безграничны. Вот вы, например, хоть раз читали, что на оборотной стороне страхового медицинского полиса написано?

–   Один раз точно читала…

–   А большинство-то – нет! И напрасно, потому что многие вопросы, масса недовольства сами собой бы отпали. Потому что там – черным по голубому – все права пациента четко регламентированы: какую помощь, на каких условиях и в каком объеме человек может получить бесплатно. Но мы, к сожалению, пока не привыкли к порядку и потому требуем не то, что можем, а то, что хотим. Хотим – раз уж пришли! – попасть к врачу именно сегодня, а не в тот день, на который есть талон. И никого не волнует, что врач – тоже человек, который может устать, может куда-то торопиться, что у него, наконец, после окончания приема есть своя, личная, жизнь. Согласитесь, никому же не придет в голову требовать, чтобы продавец – после закрытия магазина – обслужил кого-то, кто слишком поздно прибежал. А врач может задержаться на приеме и на полчаса, и на час… Но даже и не это главное.

Наши люди, как мне кажется, в сознании своем еще просто не перешли из прошлой эпохи в нынешнюю, и потому частенько в качестве аргумента прибегают к слову «положено»: нам положено – дайте; вам положено – лечите. Между тем, сегодня «положено» – это то, что оплачено. И мы уже работаем четко в тех рамках, которые указаны в законе о страховании, в законе об охране здоровья, в других подзаконных актах. При этом страховая компания уже не говорит: «Сколько вылечите – столько и заплатим», а дает вполне определенные объемы для посещения больными поликлиники и пребывания их в стационаре и, соответственно, вполне определенные деньги. К примеру, для приобретения медикаментов для стационарного больного страховая компания выплачивает 60 руб. в день. Много это или мало? Судите сами: простейшая капельница стоит 25 руб., баночка физраствора – от 15 руб., шприц – 3 руб., ну, и так далее. В поликлинике ситуация нелучше: для хирургического больного (с учетом перевязки) предусмотрено 5 руб. на визит, а у всех остальных врачей – 3,5 руб. Что на них можно реально сделать? Пожалуй, только один укол. А представляете, если человек готовится на операцию и ему нужны всевозможные исследования и анализы? Простейшая биохимия стоит около 100 руб., анализ мочи -10 руб., крови – 30 руб. Я уже не говорю об ЭКГ, гастроскопии, УЗИ.

О чем это говорит? О том, что у нас дефицит финансирования – от потребности – огромный, и это накладывает свой отпечаток на все. Говорю об этом не для того, чтобы пожаловаться на трудности, а в надежде на понимание ситуации нашими пациентами: бесплатная медицинская помощь им будет оказываться, но по определенным правилам.

–  Вот с этого места, если можно, поподробнее…

–   Какой бы богатой страна ни была, она не может финансировать здравоохранение в полном объеме. Поэтому во всем мире существует софинансирование медицины. Это значит, что вы имеете право на бесплатную помощь, но она вам будет оказана в определенное время, в определенном объеме и только так, как это определено законом. Например, законом определено, что бесплатно вы можете находиться в шестиместной палате, но вас это не устраивает, и вы требуете отдельную палату. Пожалуйста: доплатите и будьте одни. Хотите личную медсестру, а не ту, которая разрывается между двадцатью больными? Доплатите, и у вас будет индивидуальный сестринский пост. То же и в поликлинике: если ситуация не экстренная, а плановая, то больной по талону может прийти к врачу не в день обращения в регистратуру, а, скажем, через неделю или две.

И вот тут появляется право выбора: если планово через неделю, то это бесплатно, а если обязательно хочется «здесь и сейчас», то, извините: вас примет, но уже за деньги, доктор, специально приглашенный для таких целей.

Еще пример. У нас есть глазное отделение, где бесплатно можно удалить катаракту. Но от больных иногда можно услышать: «С меня попросили 25 тысяч за операцию». Да ничего подобного! Просто перед операцией мы всем больным объясняем, что есть два пути их дальнейшей жизни: носить очки с толстенными линзами или поменять хрусталик, который надо покупать самим. Так вот, если очки, то это бесплатно, а если без очков, то с заменой хрусталика, который, действительно, стоит в районе 25 тысяч рублей.

–  Михаил Юрьевич, а вы уверены, что ваши врачи совсем не берут «в кармашек»?

–  Напротив, я просто уверен, что и у нас такие случаи есть. Потому что нищета формальная приводит к нищете в голове и, как следствие, к попыткам зарабатывать в нарушение всех этических и юридических норм. Это надо наказывать очень жестко! Вплоть до увольнения. Другое дело, что пока ко мне еще ни один пациент не пришел с жалобой на вымогательство денег со стороны наших медработников. Скажу вам больше: я, как руководитель, сталкиваюсь с тем, что пациенты просто провоцируют медиков. Если бы не давали, никто бы не брал…

– Так ведь вопрос как раз в том, почему дают? Хочется большего внимания, лучшего качества…

–  А мы только что об этом говорили: заплатите за «эксклюзив» в кассу и все получите официальным образом, да еще с «гарантией качества». А к какой ответственности можно будет привлечь врача, если по документам он вроде бы ничего и не делал?..

Если же говорить о качестве медицинской помощи, то это категория не просто желаемая, а реально существующая: мы ею занимаемся постоянно.

Что такое качество помощи с точки зрения медицины? Прежде всего, это состояние того места, где она оказывается: не в покосившемся сарайчике, а в светлом, отапливаемом помещении со всеми удобствами. Это наличие врачей и сестер, которые прошли обучение, имеют документы на право оказания помощи; третье – это технологии, которые разрешены к применению, и четвертое – удовлетворенность пациентов. Вот из всего этого и складывается понятие качества медицинской помощи.

Сегодня некоторые пытаются поставить медикам в вину низкую продолжительность жизни, детскую смертность, рост заболеваемости. Но это все не с нами связано. Есть четкое определение того, что влияет на качество жизни человека: 70% – образ жизни, 20% –  генетика, наследственность и только 10% -уровень здравоохранения. Причем в эти 10% в основном укладываются инфекционные болезни и травмы. А все остальное –  это образ жизни: курение, алкоголь, гиподинамия, ожирение, переедание, повышение сахара в крови. Подавляющее большинство сердечнососудистых заболеваний и заболеваний дыхательной системы, которые являются причиной более 50% смертей, – это все оттуда. И это бич нашего общества, в котором нет социальных стимулов, чтобы вести здоровый образ жизни. Разве это нормально?!

Что значит для человека выпить бутылку водки? На следующий день голова будет болеть, и он уже не работник. И так у нас живет масса населения, но их образ жизни, к сожалению, никак не влияет на их заработок. Но дело-то в том, что весь мир уже перестроился – во всем мире активно поддерживают и стимулируют здоровых, трудоспособных людей, ведущих здоровый образ жизни. В результате и живем мы по-разному…

– Как-то все очень пессимистично…

–  Да нет, скорее – реалистично. Мы хотим жить, как «там», но на деле совсем не готовы к этому. Болезненный переход от того, что было в прежней нашей стране, к тому, что пытаемся построить, так быстро не проходит. Скоро уже 20 лет, как у нас нет «того», но и новое-то еще не возникло: такое впечатление, что мы еще в пути… Но, несмотря на это, я отчетливо вижу, что и государство, и город Владимир в том числе, тратят огромные деньги на оказание именно бесплатной медицинской помощи, причем с каждым годом все больше и больше. Так что смело можно сказать, что она была, есть и будет.

Марина Белоусова

Просмотры: