16+

Что мешает «скорой» стать более скорой?

В нынешнем году владимирскую «неотложку» оснастят цифровой системой дистанционной передачи электрокардиограмм.

Об этом сообщил главный врач Владимирской городской станции скорой помощи Анатолий Мелкомуков. Внедрение технического новшества намечено на III квартал этого года. Планируется приобрести аппаратуру для рабочего места старшего врача и 3-4 прибора, которые будут с собой возить фельдшеры. Цена вопроса – 755 тысяч рублей.

ГЛОНАСС сэкономит бензин

По словам главврача, в прошлом году 82,2 процента всех вызовов «скорой» приходилось на фельдшерские бригады. Медработники среднего звена, разумеется, не могут разбираться во всех нюансах ЭКГ. В год станция скорой делает до 25 тысяч электрокардиограмм, и далеко не всегда речь идет о тяжелых патологиях.

–   Медработник снял ЭКГ, и если его что-то насторожило, он с помощью специального устройства передает показания ЭКГ врачу, и тот смотрит, что это – вариант нормы или тяжелая патология, -разъясняет главврач. – Все эти показания будут в цифровом виде заархивированы, датированы. Это поможет «скорой» сделать работу более оперативной и эффективной.

Кроме того, с 7 апреля весь автопарк городской станции скорой помощи был оснащен системой спутниковой навигации ГЛОНАСС. Раньше диспетчеры «скорой» не могли контролировать бригады. Теперь в диспетчерской установлен большой монитор, где видны все бригады и их перемещения. Диспетчеру даже не надо спрашивать, свободна бригада или нет, если горит зеленая стрелка, значит, можно давать заказ.

Только на бензин городской «неотложке» требуется в год 8 млн рублей! Так вот система ГЛОНАСС позволяет оптимизировать эти расходы.

–   Спутниковая навигация позволит сэкономить в год более 84 тонн бензина, в ценовом выражении это 1,4 млн рублей, – подчеркнул Анатолий Мелкомуков.

Если завтра теракт…

Согласно программе Минздравсоцразвития грядет реформирование института скорой помощи, чтобы сделать его работу еще более оперативной.

В преамбуле к отраслевой программе скорой медицинской помощи сказано, что в настоящее время существенно выросло значение скорой помощи, как одного из ведущих факторов национальной безопасности страны.

– Представьте, что будет, если, не дай Бог, в городе случится техногенная катастрофа или теракт? –  пытается смоделировать ситуацию главврач. – Если это случится в час пик, ни одной бригады «скорой» на станции не будет, а к месту аварии надо срочно ехать.

На случай техногенных катастроф есть план – по всем каналам связи срочно извещаются бригады, чтобы они немедленно направлялись к месту происшествия, если, конечно, жизни пациента, к которому они отправились, ничто не угрожает.

По словам Анатолия Мелкомукова, для повышения оперативности работы «неотложки» давно назрела необходимость строительства подстанции «скорой» в юго-западном районе областного центра. Земельный участок под строительство уже выделен, но когда город получит подстанцию, не может сказать никто. Кроме того, непреодолимой преградой для машин нередко становятся бетонная арматура, вкопанные столбы, с помощью которых жители близлежащих домов борются с автотранспортом. Да и культура вождения наших водителей такова, что «скорой» мало кто уступает дорогу.

Бомж никому не нужен

Главврач коснулся и такой больной проблемы, как оказание медицинской помощи лицам без определенного места жительства и гражданам в состоянии алкогольного опьянения. С упразднением в областном центре единственного медвытрезвителя эта проблема встала перед медиками еще острее.

Разумеется, бомжи и алкоголики – тоже больные люди. Но ими, а также хроническими больными, которым не требуется экстренная медицинская помощь, должны заниматься поликлиники. А в «скорой помощи» таких больных за год регистрируется ежегодно от 30 до 50 тысяч. В прошлом году и того больше – 88,9 тыс. вызовов. Примерно половина из этого числа приходится на хронических больных. Около 20 процентов вызовов к такого рода клиентам заканчиваются дачей рекомендаций. Вдумайтесь, какой непрофильной работой занимается оперативная служба!

Между тем скорая медицинская помощь – самая дорогостоящая. Затраты на один вызов «скорой» в 2010 году – 1336 рублей. При этом вызов врача к хроническому больному оценивается всего в сто с лишним рублей.

Что делать с гражданами, которые оказались на улице в состоянии алкогольного опьянения?

Везти такой контингент больных некуда. А если мороз? Так и до летального случая недалеко.

– Наше общество еще не готово к тому, чтобы ликвидировать медвытрезвители, – убежден Мелкомуков. – Когда мы подъезжаем к пьяному гражданину, мы надеемся, чтобы у него хоть какая-нибудь царапина оказалась, чтобы был повод доставить его в больницу. То же касается граждан без определенного места жительства.

Во Владимире есть центр «Бомж». Он подчиняется областному департаменту соцзащиты населения. Но, как говорит главный врач, поместить туда бомжа – это целая проблема.

Почему не хватает кадров

Городская станция скорой помощи сталкивается с острым дефицитом кадров. По штату здесь должно работать 454 сотрудника, а на деле работает всего 222. На владимирской «неотложке» всего 23 врача, а не 60, как того требуется.

Не идут врачи работать на станцию скорой медицинской помощи. И это при том, что средняя заработная плата врачей 38 тысяч рублей, а у медперсонала среднего звена – 19 тысяч. С каждым годом число выпускников медколледжа, которых готовы принять на «скорую», только уменьшается. Мелкомуков видит здесь препоны Минздравсоцразвития.

С 2005 года специальность «скорая медицинская помощь» стала основной, и теперь она требует обязательной сертификации. То есть специалист, не прошедший интернатуры, ординатуры или аспирантуры по специальности «скорая медицинская помощь», не может работать врачом на «скорой». А те врачи, что закончили медицинский вуз до 2000 года, прежде чем работать на «скорой», должны пройти первичную специализацию не менее 520 часов – это 3-4 месяца учебы. Учеба в интернатуре стоит денег. По мнению главврача, это отпугивает многих специалистов.

Андрей Трохин

Просмотры: