От пастуха до палача

У каждого времени есть свои герои и антигерои. Среди последних - Василий Михайлович Блохин, фигура по-своему легендарная, вызывающая у многих более чем сильные эмоции и даже повергающая в...

 

У каждого времени есть свои герои и антигерои. Среди последних – Василий Михайлович Блохин, фигура по-своему легендарная, вызывающая у многих более чем сильные эмоции и даже повергающая в трепет.

Сын крестьянина из Суздальского уезда, генерал-майор и кавалер семи орденов, он получил известность и заслужил свои награды отнюдь не на поле боя. Генерал Блохин – едва ли не самый известный… палач, причем поистине всех времен и народов. По оценкам историков, он непосредственно руководил расстрелом от 10 до 20 тысяч человек, причем многих застрелил лично, своими руками.

Среди его жертв немало знаменитостей: Тухачевский, Якир, Уборевич, Смилга, Карахан, Квиринг, Чубарь, Косарев, Косиор, Ежов, Фриновский, Михаил Кольцов, Бабель, Мейерхольд. Блохин активно участвовал в массовом расстреле польских военнопленных в 1940 году в Катынском лесу – в злодействе, которое аукается России до сих пор…

Начинал, как все…

Биография этого человека, которого некоторые слишком впечатлительные исследователи объявили чуть ли не дьяволом во плоти, на редкость обыденна. Василий Блохин появился на свет в рядовой крестьянской семье в селе Гавриловское Суздальского уезда на рубеже 1895-1896 годов. Свою карьеру он начал в 10-летнем возрасте сельским пастухом.

Когда пареньку исполнилось 15, он вместе с односельчанами стал работать строителем в Москве – на заработки в столицу из глубинки народ ездил и при царе-батюшке. В 1915 году Блохина призвали в армию. Подготовку он проходил в 82-м пехотном запасном полку во Владимире и после «учебки» был произведен в унтер-офицеры (сержанты). В революционном 1917-м уже старший унтер-офицер Блохин в качестве командира взвода 218-го пехотного Горбатовского полка принял участие в боях на германском фронте на территории нынешней Белоруссии и летом получил тяжелое ранение. До декабря он лечился в госпиталях, а потом, так как старая армия фактически прекратила свое существование, отправился поправлять здоровье на родину.

Почти год он помогал отцу в его крестьянском хозяйстве, а в октябре 1918-го поступил в революционную армию. Впрочем, на гражданской бывшему унтеру повоевать не довелось. Вначале его назначили помощником Яновского волостного военкома в родном Суздальском уезде, а потом определили в запасной пехотный полк. Там в апреле 1921-го Блохин вступил в партию и в том же году стал чекистом.

Начав помощником командира взвода отряда особого назначения при коллегии ВЧК, в 1924-м, всего три года спустя, он стал помощником командира 61-й дивизии особого назначения при коллегии ОГПУ, а потом был назначен комиссаром для особых поручений. Столь громкое название должности камуфлировало основные функции ее носителя: охрана высших должностных лиц государства и расправа с «врагами народа».

Расстрельных дел мастер

С начала 1925-го комиссар Блохин начал участвовать в расстрелах всевозможной «контры». Работы было много, и новый палач выполнял ее старательно и аккуратно. В то время, когда проверенные чекисты и даже несгибаемые красные латышские стрелки от стресса впадали в запой и уклонялись от участия в «акциях», Василий Блохин действовал, как машина, методично и добросовестно. Когда в 1926-м «сорвался» комендант ВЧК-ОГПУ Карл Вейс, допившийся до чертиков и отданный под суд, на его место выдвинули молодого и перспективного Блохина. Тот вполне оправдал подобное доверие.

Под его началом оказалась вся расстрельная команда, а также и охрана вождей, в том числе частично и самого Сталина. Впрочем, многие из вождей сами становились «врагами», и совсем недавно охранявший их Блохин лично приводил приговоры в исполнение, расстреливая репрессированных.

Сохранилось описание «работы» этого обер-палача. Для того чтобы не испачкать брызгами крови свое щегольское обмундирование, Блохин перед расстрелом надевал специальный кожаный фартук и такие же перчатки-краги. А потом бил из нагана без промаха!

Не моргнув глазом, Василий Блохин расстреливал и бывшего маршала Тухачевского, и писателя Бабеля. Столь же бесстрастно он командовал расправой над своими недавними сослуживцами. Блохин лично расстреливал прежних начальников, перед которыми раньше вытягивался в струнку, в том числе шефа ОГПУ-НКВД Ягоду и «железного наркома» Ежова. Застрелил он и своего коллегу по расстрельной команде Берга, «прославившегося» изобретением машины-душегубки – задолго до немецких «газенвагенов».

Карьера на крови

В 1939 году сменивший Ежова Лаврентий Берия подготовил «дело» и на самого Блохина, которого обвинили в близких отношениях с «врагом народа» Ежовым. Материал отправили Сталину. Однако к удивлению Берии вождь отказался утвердить приговор и заявил, что «таких людей сажать не надо, они выполняют черновую работу». Для Блохина, который к тому времени уже имел свой первый орден «Знак Почета» и специальное звание капитана госбезопасности, все обошлось лишь «воспитательной работой» со стороны того же Берии, которому палач-ветеран стал служить так же преданно, как прежде Ягоде и Ежову.

В 1940-м Блохин стал майором госбезопасности (это была награда за катынский расстрел), а в 1943-м – полковником. В годы Великой Отечественной он, продолжая свое страшное ремесло, получил высшие награды СССР, в том числе орден Ленина. В том же 1943 году его даже наградили орденом Трудового Красного Знамени – за успехи в работе по специальности.

В победном 1945-м Василий Михайлович получил генеральское звание и в следующем году занял должность начальника комендантского отделения Управления делами МГБ СССР. За многолетний добросовестный труд он был премирован автомобилем «Победа».

Покоятся рядом

После смерти Сталина карьера палача с почти 30-летним стажем, наконец, завершилась. Последнее, что успел сделать Блохин, – дать показания на своего бывшего начальника Берию. Ему и тут повезло. Берию расстреляли, но Блохина оставили в покое. Правда, из органов  уволили с формулировкой «по состоянию здоровья».

Однако начавшийся процесс реабилитации и возвращение из лагерей многочисленных родственников тех, кого расстреливал Блохин, стали для генерала-палача роковыми. В ноябре 1954 года его лишили генеральского звания и специальной пенсии. В приказе отмечалось, что отставной генерал разжалован «как дискредитировавший себя за время работы в органах». Но добытые чужой кровью ордена почему-то не отобрали. Скорее всего, Блохин все-таки попал бы под суд, но он опередил нерасторопных следователей.

3 февраля 1955 года Блохин умер, немного не дотянув до 60-летнего юбилея. В официальном заключении было указано, что причиной смерти стал инфаркт. Историки же, ссылаясь на воспоминания современников, едины во мнении: застрелился. Половину своей жизни расстреливавший людей, он, в конце концов, вынес приговор самому себе и, педантичный до мелочей, как водится, лично привел его в исполнение.

По иронии судьбы Блохин похоронен на Донском кладбище в Москве, рядом с братскими могилами расстрелянных им людей. На надгробном памятнике, украшенном православным крестом, Василий Михайлович запечатлен в генеральской форме…

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике