Куроедовы из Ополья: 120 лет в море

Одна из самых загадочных картин великого художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского - «Гибель корабля «Лефорт». Это аллегория, где души людей возносятся из мрачной бездны моря к принимающему их Творцу,...

Одна из самых загадочных картин великого художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского – «Гибель корабля «Лефорт». Это аллегория, где души людей возносятся из мрачной бездны моря к принимающему их Творцу, озаренному горним сиянием.

Данное полотно обычно не воспроизводят в альбомах Айвазовского, и оно известно лишь специалистам. Дело в том, что его сюжет напоминает о самой страшной морской катастрофе в истории Российского ВМФ, о которой никогда не любили вспоминать. Это происшествие стало трагедией и для семьи Куроедовых – коренных жителей Владимирского края.

Гибель «Лефорта»

10 сентября 1857 года в Балтийском море во время сильного шторма погиб 84-пушечный линейный корабль «Лефорт». Корабль направлялся из Ревеля на зимовку в Кронштадт. Погибли все находившиеся на борту -843 человека, в том числе 53 женщины и 17 детей (на корабле перевозили семьи морских офицеров и сверхсрочников). Вплоть до наших дней это одна из самых жутких трагедий отечественного флота. Точная причина гибели «Лефорта» не известна до сих пор, так как не осталось в живых ни одного свидетеля катастрофы. Считается, что разгул стихии вызвал деформацию деревянного корпуса, давшего течь.

Среди 17 офицеров «Лефорта», навсегда оставшихся в море, был и наш земляк, уроженец Юрьев-Польского уезда, 34-летний лейтенант Михаил Александрович Куроедов. Почти половину своей короткой жизни – 16 лет – он отдал флоту. Во время Крымской войны отличился при защите Кронштадта от нападения англичан и французов, командуя винтовой канонерской лодкой «Шлем». Участник множества походов на Балтике, в Немецком и Баренцевом морях вахтенный начальник «Лефорта» с легким сердцем отправился в казавшийся лишь прогулкой переход из одной флотской базы в другую. Но именно это плавание оказалось для него последним.

«Морской волк» из сухопутного семейства

В роду Куроедовых было несколько моряков. Но, как это нередко случается, они были потомками самого что ни на есть сухопутного семейства, чьи предки с незапамятных пор проживали во Владимирском Ополье – в Суздальском и Юрьев-Польском уездах. Родоначальником «флотской» ветви рода стал полковник Таганрогского драгунского полка Алексей Михайлович Куроедов, при Екатерине II вышедший в отставку с чином бригадира (бригадного генерала) и остаток своих дней проживший в селе Крапивье неподалеку от Юрьев-Польского.

Почему бригадир Куроедов решил отправить своих сыновей Александра и Николая на учебу в Морской корпус в Петербург – неведомо. Младший из братьев, правда, моряком так и не сделался. Он плохо переносил качку, поэтому поступил офицером в Старооскольский пехотный полк, где отличился в боях во время войн с Наполеоном и Османской Турцией и закончил ратную карьеру майором, будучи уволен из армии «за полученной раной». В течение 12 лет с 1818 по 1829 годы он избирался депутатом Владимирского губернского дворянского собрания (что-то наподобие нынешнего депутата ЗС) и пользовался большим уважением современников.

А вот его старший брат Александр Куроедов стал настоящим «морским волком». Получив чин мичмана в 1800 году, он был переведен на Черноморский флот, где принял участие в нескольких войнах против Турции. В июле 1807 года мичман Куроедов проявил храбрость и мужество в Афонском сражении, где русская эскадра вице-адмирала Дмитрия Сенявина атаковала и разбила турецкую эскадру капудан-паши Сейит-Али.

В послужном списке (личном деле) Куроедова, копия которого сохранилась в фондах Государственного архива Владимирской области, указано, что этот офицер «находился в десанте на острове Лемносе и в сражении при сожжении турецкого корабля и двух фрегатов».

Выйдя в отставку в чине капитан-лейтенанта флота, Александр проживал в своей усадьбе в селе Шумилово – в десятке километров севернее Суздаля (ныне это село находится на границе Владимирской и Ивановской областей).

Адмиралы российского флота

По стопам отца пошли и четверо сыновей капитана Куроедова. Трое из них – Николай, Андрей и Платон стали капитанами (а двое и адмиралами!) российского флота. Четвертый из братьев, представленный в капитан-лейтенанты Михаил Куроедов, погиб в 1857-м на «Лефорте».

Контр-адмирал Николай Александрович Куроедов прошел все ступени морской службы – от гардемарина до экипажного командира. Он служил вахтенным начальником и старшим офицером (первым помощником командира корабля), обучал молодое пополнение, щедро делился своим богатым практическим опытом. Даже после выхода в отставку моряк не пожелал оставлять ставший родным Кронштадт и жил там до самой кончины в 1882 году в возрасте 71 года.

Андрей Александрович служил на Балтике на знаменитом фрегате «Паллада», который прославил своими классическими путевыми заметками писатель Иван Гончаров. В 1855 году на фрегате «Цесаревич» Куроедов защищал порт Свеаборг от нападения английской эскадры. Начиная морскую карьеру на парусных кораблях, Андрей Куроедов в 1860-е годы уже командовал пароходами «Быстрый» и «Ижора», был награжден четырьмя орденами (в том числе «Станиславом на шее» и «Владимиром с бантом») и в 1877 г од у после 4 6 -лет ней службы получил контрадмиральский чин.

Наконец, самый младший из братьев, Платон Александрович Куроедов, также отличился при обороне Кронштадта от англо-французской эскадры в годы Крымской войны, в конце 1850-х годов участвовал в дальних походах на пароходофрегате «Камчатка», а потом совершил кругосветное плавание на фрегате «Светлана», посетив особенно экзотическую тогда для россиян Японию. В 1860-е годы он служил старшим офицером на новейшем паровом фрегате «Севастополь» -одном из первых русских броненосных крейсеров. Скоропостижно скончался в 1874 году в 47-летнем возрасте и был похоронен в Кронштадте.

Береговая линия

Впрочем, помимо четырех братьев-моряков в семье Куроедовых был и пятый – Иван Александрович Куроедов. Он единственный остался «на берегу» и проживал в Суздале, где занимал пост мирового судьи в чине коллежского асессора. Кстати, позже, уже на рубеже XIX-XX столетий, судьей в Суздале был и его сын Василий Иванович Куроедов, в конце 1890-х избранный суздальским предводителем – первым лицом всего Суздальского уезда.

Его сестра Варвара Ивановна, окончившая институт благородных девиц в Петербурге, вышла замуж за «русского немца» Михаила Кноп-фа, который открыл одно из первых фотоателье во Владимире, служил техником при Владимирской губернской земской управе и преподавал элементарное и техническое рисование в Мальцовском ремесленном училище. Кнопф еще был и архитектором-любителем, причем даже строил дома. Правда, в нашей области его творения не сохранились, а вот в Ярославле до сих пор есть необычный дом, который жители и сейчас называют «домом Кноп-фа», включив его в число памятников архитектуры вековой давности.

Так получилось, что все братья-моряки из рода Куроедовых не имели сыновей. Морская династия на них пресеклась. Дочь контр-адмирала Андрея Александровича Куроедова Мария в 1899 году венчалась в Вознесенской церкви села Лемешки (ныне в Суздальском районе) с врачом Владимирской губернской больницы Алексеем Ивановым. Позже она уехала с мужем в Суздаль, где тот служил в уездной больнице, а потом в город Зарайск соседней Рязанской губернии, где доктор медицины Иванов занял должность уездного врача.

Жандармский генерал

Куроедовым «не повезло» и тем, что один из последних видных представителей рода Михаил Васильевич Куроедов, в молодости служивший в гусарах, перешел в штат отдельного корпуса жандармов – предтечи нынешнего ФСБ. Там ротмистр сделал неплохую карьеру, занимая видные посты в Новгородском и Московском жандармских управлениях, где успешно боролся с революционерами и иными «карбонариями», а также с агентами иностранных разведок.

Во время первой мировой войны Михаил Куроедов, произведенный за отличие в чин генерал-майора, занимал пост начальника жандармского управления Орловской губернии, имея 3 ордена, в том числе достаточно высокую награду – крест св. Владимира III степени.

Генерал-майору в какой-то степени повезло: он скоропостижно скончался в декабре 1915 года – всего лишь за год с небольшим до революционных потрясений. Однако жандармская служба Михаила Куроедова сказалась на его родне. Многие из них были перемолоты жерновами репрессий, а заслуги двух поколений морских офицеров Куроедовых перед Россией фактически замалчивались из-за их родства с жандармским генералом (хуже страшилки в сталинские, да и в более поздние советские времена было, пожалуй, трудно представить).

Историки подсчитали, что в общей сложности Куроедовы отдали российскому флоту почти 120 лет, прослужив примерно на 60 кораблях – от маленьких парусных люггеров и ботов до океанских паровых фрегатов и корветов. И хотя от родовых усадеб Куроедовых уцелели лишь руины или же вообще ничего не осталось, их имена навечно вписаны как в хроники ВМФ России, так и в историю Владимирской губернии.

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике