Анти-Никон старой веры

Более трех с половиной веков назад реформы патриарха Никона, стремившегося вернуть обряды Русской православной церкви к исконным греческим образцам, привели к трагическому расколу в обществе. Значительное число россиян...

Более трех с половиной веков назад реформы патриарха Никона, стремившегося вернуть обряды Русской православной церкви к исконным греческим образцам, привели к трагическому расколу в обществе. Значительное число россиян не приняли никоновских нововведений и остались ревнителями старой веры. Сами себя они называли староверами, а государство и церковь именовали их раскольниками.

Длительное время подвергавшиеся преследованиям властей старообрядцы получили фактическую свободу вероисповедания лишь в XIX столетии. К тому времени закаленные вековыми испытаниями и будучи фанатично убежденными в истинности избранного пути ревнители старой веры имели свою организацию, оставаясь своего рода «государством в государстве». Одним из вождей старообрядчества, почти легендарной фигурой для своих единоверцев стал Анисим Васильевич Швецов – крестьянский сын из Вязниковского уезда, ставший епископом Уральским и Оренбургским, которого в России именовали «книжным реформатором» и «анти-Никоном».

Путь к истине вязниковского паренька

Ровно 170 лет назад, в 1840 году, в деревне Ильина Гора на берегу реки Клязьмы в полутора десятках верст к востоку от Вязников у крестьянина Василия Швецова родился сын, которого назвали Анисимом. В юности он обучался в казенном сельском училище, где был отличником, однако после занятий ходил к местным старикам-староверам, где постигал совсем иную науку. Скоро и в этой почти подпольной школе Анисим стал лучшим учеником. Даже в поле на сенокос подросток брал с собой книги и четки для того, чтобы читать и молиться при каждой возможности. Вскоре юноша по примеру подвижников прошлого решил стать иноком. Обманом получив благословение родителей, Швецов отправился в лесные дебри, где поселился вместе со спасавшимися от мира и никонианства старцами-старообрядцами. Поначалу родные Анисима решили, что он утонул в Клязьме. Но вскоре узнали, что их сын жив. По требованию матери неудавшийся затворник вернулся домой.

Вскоре Анисиму пришла пора отправляться на службу в армию. Но родители не желали, чтобы их детище надевало военную форму. По тогдашней практике разрешалось нанять за деньги «охотника» – добровольца, который за вознаграждение брался отслужить за потенциального рекрута. Однако в случае со Швецовым «охотник» запросил так дорого, что Анисиму пришлось занять недостающую сумму у земляков – выходцев из деревни Ильино Ковровского уезда, богатых купцов-старообрядцев Першиных.

Из приказчиков – в секретари

Четверо братьев Першиных считались наиболее состоятельными предпринимателями в Ковровском уезде и всей Владимирской губернии. Двое из них избирались мэрами Коврова. В этом городе рьяным купцам-старообрядцам принадлежал целый квартал, в котором была своя молельня. У Першиных имелась уникальная библиотека из духовной и светской литературы различных столетий. Сами братья занимались хлебной и рыбной торговлей, гоняя по Волге, Оке и Клязьме целый флот из барок и барж.

К Першиным для отработки долга Анисим Швецов и поступил на службу в качестве приказчика. Першинская библиотека, которой молодой человек мог свободно пользоваться, стала для него настоящим сокровищем. Однажды по делам фирмы Першиных Швецов оказался в Москве. Там он случайно познакомился с выдающимся старообрядческим первоиерархом архиепископом Владимирским и всея России Антонием (Шутовым). Почтенный старец принял Анисима и побеседовал с ним о старообрядческом священстве. Эта встреча сделала Анисима убежденным сторонником так называемой Белокриницкой иерархии (так называемых поповцев в отличие от течения староверов, которые вообще не признавали священства).

В 1865 году, отработав сумму долга, Анисим Швецов покинул Ковров и переехал в Москву, где стал секретарем архиепископа Владимирского Антония. В первопрестольной выходец из вязниковской деревни продолжил самообразование, изучил греческий язык, исследовал богословскую и историческую литературу. Он ни минуты не сидел без дела. «Время наше дорого, не беречь его худо, а во зло употреблять еще хуже тог о», – такова была присказка Анисима. Вскоре Швецов стал одним из наиболее талантливых проповедников и апологетов старообрядчества. Постепенно вся родня Швецова, прежде тяготевшая к беспоповцам, под влиянием своего выдающегося земляка признала Белокриницкую иерархию. В Ильиной Горе даже был образован отдельный старообрядческий приход и выстроен деревянный храм в честь Святой Живоначальной Троицы.

Инок Арсений

Вскоре после кончины архиепископа Антония, умершего в 1881-м, Анисим Швецов отправился в заграничную командировку в Румынию, где организовал деятельность старообрядческой типографии – в России староверам богослужебные и богословские книги печатать тогда категорически запрещалось. Там же в Румынском королевстве Швецов издал и свой труд «Истинность старообрядствующей иерархии».

Возвратившись в Россию в 1885 году, Анисим Васильевич Швецов принял иноческий постриг с именем Арсений и был рукоположен в священнический сан. Он поселился в старообрядческом скиту в Нижегородской губернии, где также устроил печатание запрещенных «раскольнических» книг, хотя ему грозили уголовным судом. Однако иерей Арсений не побоялся вступить в публичный диспут с представителями Синодальной церкви. Один из таких диспутов состоялся в Петербургской духовной академии в 1886 году и получил большой резонанс в обществе.

Одна из столичных газет с откровенным удивлением писала: «Оказалось, что Швецов… человек, прежде всего, умный и тонкий, диалектик, много изучавший занимавшие его интересные религиозные вопросы. Он, например, знает в совершенстве два древних языка и два новых, проштудировал все системы русских богословов, знаком и с иностранными богословскими сочинениями, прекрасно знает церковную историю, а что касается древних святоотеческих писаний, то он здесь положительно как дома. После беседы по приглашению студентов собеседники прошли в столовую, где за чаем продолжался обмен мыслей по затронутым вопросам».

Иеромонах Арсений много путешествовал с миссионерскими целями. Во время одной такой поездки на Украине в 1890 году он был арестован и отправлен в тюрьму за «явное оказательство раскола». Однако пастырь не унывал: «Не бойся судов, ибо кого из святых не судили?» – писал он одному из своих единоверцев. Полгода спустя миссионера освободили. Он вернулся в Нижний Новгород, где продолжал занятия богословием.

Епископ Уральский и Оренбургский

В 1897 году иеромонах Арсений был рукоположен архиереями Иоасафом Казанским и Кириллом Нижегородским в сан старообрядческого епископа Уральского и Оренбургского. В 1898-м епископ Арсений и вовсе временно возглавил старообрядческую церковь, став местоблюстителем архиепископства Московского. В этом качестве владыка стал учредителем ежегодных всероссийских съездов и церковных соборов старообрядцев. В течение нескольких лет он, помимо своей Уральской епархии, временно управлял еще Нижегородской и Саратовской. В 1903 году стараниями епископа Арсения новым владыкой Нижегородским был поставлен его лучший ученик инок Иннокентий (Усов).

И в качестве архиерея Арсений (Швецов) не терял ни минуты на праздность, постоянно занимаясь церковными делами. Он регулярно объезжал различные города и губернии, вел большую переписку и не прекращал богословские труды. «Как писатель он очень плодовит и разнообразен. Нет, кажется, ни одного вопроса, важного для старообрядчества, которого бы уральский епископ не коснулся», – писал один из биографов Преосвященного. Во многом благодаря многолетней упорной борьбе епископа Арсения, отстаивавшего интересы старообрядчества, в 1906 году император Николай II окончательно даровал приверженцам старой веры свободу вероисповедания без всяких ограничений. Тотчас же владыка Арсений организовал в городе Уральске (ныне на территории Казахстана) первую в Российской империи легальную староверческую типографию, лично активно участвуя в ее работе и готовя книги к изданию и исправляя опечатки в богословских текстах.

В последний год своей жизни епископ Арсений проехал более тысячи верст по Саратовской епархии, потом совершил поездку в Москву на Освященный Собор старообрядцев, а затем вернулся в Нижний Новгород. После этого архипастырь вновь отправился объезжать старообрядческие приходы за Волгой и вернулся лишь несколько месяцев спустя уже тяжело больным. 23 сентября 1908 года владыка скончался в 68-летнем возрасте.

После кончины епископа Арсения выяснилось, что все его личное имущество состоит из одной лишь библиотеки. Все же имевшиеся в распоряжении архипастыря немалые средства он раздавал бедным приходам и малоимущим священникам. Однако истинным наследством стало множество учеников Арсения (Швецова), которые стали столпами старообрядчества XX века. Писатель Владимир Павлович Рябушинский, брат известного банкира, так писал о наследии святителя: «Он оставил школу, и, пожалуй, мало найдется среди известных старообрядческих деятелей позднейших годов и современности таких лиц, которые не должны прямо или косвенно считаться учениками или последователями уральского епископа».

В 2005 году единоверцы установили на родине Преосвященного в деревне Ильина Гора крест на месте когда-то стоявшего там Троицкого храма – в память о епископе Арсении, выдающемся теологе, апологете и диалектике.

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике