Святейший Патриарх писал стихи про Владимир и Муром

Недавно исполнилось 100 лет со дня рождения патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова). Он возглавлял Русскую православную церковь в течение 20 лет с 1970 по 1990 годы...

Недавно исполнилось 100 лет со дня рождения патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова). Он возглавлял Русскую православную церковь в течение 20 лет с 1970 по 1990 годы – вначале в качестве местоблюстителя патриаршего престола, а потом уже в качестве предстоятеля в весьма непростое время.

Именно при святейшем Пимене начался подъем церковной жизни в нашей стране, ознаменовавшийся активным участием православных иерархов и духовенства в жизни общества, массовым восстановлением храмов и монастырей, а также значительным увеличением числа приходов. Переломной датой стало празднование 1000-летия принятия христианства на Руси, которое широко отмечалось в тогдашнем государстве по инициативе святейшего патриарха.

Нынешний вековой юбилей для владимирцев знаменателен вдвойне, так как именно с Владимиро-Суздальской епархией, с Владимирским краем патриарха Пимена связывало очень многое. Здесь он начинал свою духовную карьеру, а среди его знакомых и друзей было немало наших земляков.

Памяти духовного отца

По месту рождения Сергей Извеков (так именовался будущий первосвятитель в миру) лишь немного не «дотянул» до Владимирской губернии: его родина – поселок Глухово близ Богородска – находится всего в 10 километрах от границы нынешнего Владимирского региона. В числе первых духовных наставников будущего патриарха оказался епископ Богородский Платон (Руднев), у которого Сергей служил иподиаконом.

В 1930-е годы, отбыв срок в Соловецком лагере, владыка Платон некоторое время жил во Владимире. Там он был вновь арестован в 1936-м и вскоре расстрелян. А в 1949 году уже игумен Пимен посвятил стихотворение (мало кто знал, что будущий патриарх писал стихи) памяти своего духовного отца, в котором поминал и «город Владимир на Клязьме», и владимирцев!

Символично, что в сан иеродиакона, а потом и иеромонаха Пимена (Извекова) в 1930-м и в 1931 годах рукоположил архиепископ Звенигородский Филипп (Гумилевский). В 1936 году владыка Филипп стал архиепископом Владимирским и Суздальским. Авторитетный и независимый в суждениях иерарх оказался не по нутру местным властям. Вскоре владыку арестовали. Владимирская кафедра оказалась для него последней. Архиепископ Владимирский и Суздальский Филипп II погиб в заключении. По одному из свидетельств его застрелил следователь прямо на допросе, взбешенный неуступчивостью и принципиальностью арестанта.

«В Муроме, граде спасительном…»

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны Владимирская епархия стала местом служения и для самого иеромонаха Пимена. К тому времени он успел побывать взаключении и ссылке, повоевать на Великой Отечественной и серьезно подорвать здоровье. Официально иеромонах Пимен 20 марта 1946 года был назначен епископом Владимирским и Суздальским Онисимом (Фестинатовым) штатным священником Благовещенского собора прежнего Благовещенского мужского монастыря в городе Муроме. Однако, по воспоминаниям современников, в городе на Оке будущий патриарх появился еще в 1945-м. Там в то время проживал игумен Серафим (Крутень), которого Пимен хорошо знал по пребыванию в московском Сретенском монастыре в середине 1920-х гг. Кроме того, Муром считался «101-м километром», и не имевший права жить в столицах и крупных городах иеромонах лучшего местопребывания, очевидно, найти не мог.

Очевидцы рассказывали, что в муромском Благовещенском соборе иеромонах Пимен служил, перепоясавшись жестким кожаным корсетом, иначе из-за больного позвоночника он и вовсе не смог бы двигаться. Тем не менее, его служение было так истово и благообразно, что всех желающих попасть на литургию соборные стены не могли вместить, и люди стояли на длинной лестнице в дверях и даже перед храмом. А в большие праздники отец Пимен священствовал прямо на монастырской площади, чтобы в богослужении могло принять участие максимально возможное число муромлян.

«Отец Пимен умел душевно и доходчиво говорить с прихожанами, – вспоминала позже одна из православных жительниц Мурома. – На его службы, особенно в церковные праздники, стекалось множество людей, не только горожан, но и из соседних сел и деревень. Молодой, красивый, умный, он сразу всем понравился».

Иеромонах Пимен опекал в Муроме перебравшихся туда из соседней Горьковской области монахинь закрытого Серафимо-Дивеевского монастыря. Подаренный ему матушками образ Божией Матери «Умиление» – копию келейной иконы преподобного Серафима Саровского – владыка хранил потом у себя в Москве. Его другом стал другой иерей того же собора священник Илиодор Данилевский, назначенный позже муромским благочинным и скоропостижно скончавшийся в 1954-м.

Послание в духе Алексея Фатьянова

В конце 1946 года иеромонах Пимен был переведен в Одессу, а оттуда – в Ростов-на-Дону секретарем тамошнего архиерея. Однако переписка между батюшкой и жителями Мурома не прекращалась. Именно из Ростова в 1949-м уже игумен Пимен прислал свое стихотворение «Муромлянам», начало которого было написано в лучших традициях отечественной лирики, не уступая по задушевности произведениям вязниковца Алексея Фатьянова:

Из далекого города южного,

Что зовется Ростов-на-Дону,

Шлю привет вам теплый, сердечный

На родную мою сторону…

Проникновенные строки своего недавнего пастыря жители Мурома переписывали друг у друга от руки, а потом заучивали наизусть. И до сих пор некоторые старушки в этом городе помнят строки стихотворения святейшего патриарха.

Никогда не забыть мне былого –

Тех прекрасных и радостных дней,

Когда вместе молились мы с вами

При мерцанье церковных огней…

Эти четверостишия лучше всего характеризуют отношение Пимена (Извекова) к Мурому и его обитателям, которых он искренне любил до конца своих дней. Святейший всегда с большим теплом вспоминал пребывание в Муроме – для него это были первые мирные дни после долгих лет лишений и гонений. Позже он не раз посещал город, когда стал уже иерархом церкви, но лишь как частное лицо.

Как епископ помог купить дом Афанасию Ковровскому

В октябре 1958 года по поручению патриарха Алексия I епископ Дмитровский Пимен (Извеков) прибыл во Владимир для участия в торжествах по случаю 800-летия владимирского кафедрального Успенского собора. В древнем храме владыка принял участие в церковной службе вместе с архиепископом Онисимом (Фестинатовым), который когда-то пригласил его в свою епархию и направил в Муром, а также с епископом Ковровским Афанасием  (Сахаровым), ныне причисленным к лику святых. По окончании Божественной литургии епископ Пимен зачитал приветственное послание святейшего патриарха Алексия, передал от него подарок владимирскому Успенскому собору – икону Божией Матери в ризе из жемчуга и огласил указ о награждении архиепископа Онисима по случаю юбилея и за его архипастырские труды правом ношения креста на клобуке.

А в 1959-м епископ Пимен, уже занимая должность управляющего делами Московской патриархии, помог купить дом в Петушках тому же Афанасию (Сахарову). Дом стоил 21 тысячу рублей (дореформенными советскими деньгами), почитатели владыки собрали лишь 14. Недостающие 7 тысяч преосвященный Пимен передал из своих личных средств.

При святейшем Пимене в 1988-м были канонизированы Андрей Рублев, расписавший когда-то владимирский Успенский собор, и Феофан Затворник – епископ Владимирский и Суздальский 1860-х годов.

При патриархе Пимене в 1983-м впервые за много лет церкви был передан для восстановления Даниловский монастырь в центре Москвы – первый из десятков и сотен возрожденных обителей. И опять-таки глубоко символично, что первым наместником Даниловского монастыря стал архимандрит Ев-логий (Смирнов) – нынешний владимирский и суздальский архипастырь.

Училище и музей

Владимирцы и муромляне не забывают о почившем патриархе до сих пор. В возрожденном муромском Спасо-Преображенском монастыре православное духовное училище было названо в честь святейшего Пимена. В этом училище первоначально и возник небольшой музей предстоятеля. Однако собранных экспонатов и различных материалов оказалось столько, что музей был переведен на второй этаж отреставрированного настоятельского корпуса – памятника архитектуры, выстроенного еще в 1687 году.

Накануне юбилея автор этих строк застал наместника Спасской обители игумена Кирилла (Епифанова) и его помощников в хлопотах по устройству новой музейной экспозиции. Как всегда бывает в подобных случаях, времени хронически не хватало – часть стендов и портретов еще не были установлены на подобающие места, не были готовы поясняющие надписи. Однако никто не сомневался: к дню юбилея все обязательно окажется в полном порядке!

Профессиональный педагог, много лет занимающаяся изучением страниц биографии патриарха Пимена Татьяна Ивановна Жукова показала часть накопленных в музее богатств. Там собраны уникальные фотографии муромлян, с которыми был лично знаком предстоятель, книги, документы и предметы того времени. До многих из них иеромонах Пимен дотрагивался своими руками, а муромляне теперь бережно хранят подобные бесценные реликвии. В одной из комнат монастырского музея воссоздан кабинет святейшего, каким он был в далекие послевоенные годы.

Известно, что многие паломники из Владимирской области, особенно из Мурома, считают непременным долгом во время посещения Троице-Сергиевой лавры поклониться гробнице патриарха Пимена, находящейся в крипте Успенского собора рядом с могилами других предстоятелей церкви. И посвященным приходят на память поэтические строки, на первый взгляд столь не вяжущиеся со строгим и, казалось бы, отрешенным от всякой лирики первоиерархом.

В Муроме, граде спасительном,

Есть дорогой уголок,

В том уголке утешительном

Светит святой огонек.

Ночь. Как безмолвные зрители

Звезды мерцают лампад,

Счастье небесной обители

Дарят всем тем, кто ей рад…

Николай Владимиров

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике