Не растерять утерянное

Ежегодно в летнюю пору сотрудники Областного центра народного творчества (ОЦНТ) совместно со специалистами Государственного республиканского центра русского фольклора (ГРЦРФ) отправляются в исследовательские экспедиции в различные уголки Владимирщины. Сбор...

Ежегодно в летнюю пору сотрудники Областного центра народного творчества (ОЦНТ) совместно со специалистами Государственного республиканского центра русского фольклора (ГРЦРФ) отправляются в исследовательские экспедиции в различные уголки Владимирщины. Сбор материала, его расшифровка, обработка, анализ, огранка – на это уходит не один год работы.

Результатом предыдущих поездок стали три масштабных печатных издания, в которых обобщен фольклор Судогодского, Гороховецкого и Муромского краев. Недавно фольклористы вернулись из очередных экспедиций по районам области.

В экспедицию поедем

Владимирская область является основным регионом экспедиционной деятельности фольклорно-этнографического отдела не случайно. Среди всех регионов Центральной России именно на Владимирщине можно проследить, как развивалось взаимодействие культур русского и финно-угорского населения. Да и местоположение земли Владимирской уникально – она граничит с тремя субареалами: двумя русскими (Московской Мещеры и Нижегородского Поволжья) и мордовским. Для фольклористов это просто кладезь.

Что такое фольклорная экспедиция? В нее отправляются специалисты ОЦНТ и ГРЦРФ, иногда – профессора московских вузов, работающих в этом направлении. С научным руководителем пара-тройка студентов – им необходимо "вживую" все почуствовать. Но, как показывает практика, три человека – это самый оптимальный вариант.

Срок поездки может быть разный – как правило, не меньше недели, но и не более двух. Оптимальный вариант – десять дней. Специалисты из Владимира заранее обговаривают маршрут следования с районными отделами культуры. Через местную администрацию решается вопрос о проживании всех членов экспедиции. Обычно это санаторий либо оздоровительный лагерь, откуда ежедневно машина со специалистами выезжает по радиальному маршруту. С ними всегда находится сопровождающий, знающий данную местность.

Казалось бы, все просто и ясно, но сколько усилий надо затратить на организацию одной экспедиции! А в это лето их было три – в Камешковский, Меленковский и Вязниковский районы. На этой неделе от руководства ГРЦРФ пришло письмо, в котором директор Анатолий Каргин лично поблагодарил специалистов владимирского Центра народного творчества за отличную работу по организации экспедиций.

Нить традиций

В планах ГРЦРФ и ОЦНТ в ближайшие годы выпустить несколько изданий, одно из них -«Традиционная культура Владимирского Ополья». Туда войдут материалы, собранные специалистами в Суздальском, Юрьев-Польском, Александровском и Камешковском районах. Также в проекте сборники, посвященные культуре Селивановского края и такому удивительному явлению, как владимирские рожечники.

В предстоящую субботу в селе Мишнево Камешковского района состоится Кондратьевский праздник. Отсюда родом создатель знаменитого хора рожечников Николай Васильевич Кондратьев. Но праздник праздником, а на рожках играли не только в Мишнево. Экспедиция исследовала также рожечные села: Симаково в Камешковском районе, Пречистая Гора и Небылое в Юрьев-Польском, Большое Борисовское и Весь в  Суздальском.

– Материал быстро уходит, – говорит Константин Васин, специалист ОЦНТ. – Настоящих пастухов сейчас нет. И тех людей, которые могут рассказать, становится все меньше и меньше. Прервалась нить традиции, потому что деревня умирает. В наших экспедициях мы стараемся записывать все, что есть.

Что и говорить, участники фольклорных экспедиций на протяжении нескольких лет становятся свидетелями того, что в деревнях происходит выветривание местных жителей. Если раньше в селах было много молодежи, то сейчас социально-культурный фон стал намного бледнее. Нет детских садов, учебные заведения закрывают, объединяют, привозя в одну школу детей из нескольких населенных пунктов. В некоторые места транспорт ходит раз-два в неделю. Заботливые дети и внуки 80-90-летних бабушек вывозят из деревни в город, а дома продают дачникам. Вот и стоят повсюду такие дачные деревни, которые наполняются народом только по выходным.

Поет рожок

В Камешковском районе, на родине первого рожечного хора, еще живы те люди, которые видели самого Николая Кондратьева. По возрасту они уже древние старики, но в детстве слышали, как играли пастухи, устраивая между собой соревнования. Для этого они по утру выходили на горку: кто лучше сыграет, того и брали на работу.

– Рожечники играли не только музыку, – комментирует участник экспедиции Константин Васин. – Они в первую очередь играли песни, ведь потому инструмент и называется песенным рожком.    И у того же Кондратьева был не ансамбль, а именно хор рожечников.

Константин Васин является руководителем фольклорного ансамбля «Радуница» отдела культуры администрации Суздальского района. Ему, как музыканту, интересно песенное наследие Камешковского края.

– Есть такая старинная песня «Петербургская славная дорожка», – рассказывает он. – Бабушка нам ее спела, мы сопоставили ее вариант с архивными записями рожечников, сделанными в пятидесятые годы. Оказалось, что она была в их репертуаре и пелась в сопровождении рожка. Звучал рожок не только на праздниках, но и на погребении усопших. Некоторые факты дополняют общую картину, каждая экспедиция вскрывает новые события.

Конечно, в экспедициях бывают и курьезные случаи. Бабулечки самозабвенно поют романсы, считая их старинными песнями, а то могут исполнить что-нибудь и из репертуара современных певиц. Как выяснилось, тут главное – не травмировать исполнительницу, и ни в коем случае не прерывать. Пусть поет, а ведь диктофон можно незаметно выключить. А в нужный момент включить.

Почти шпионские методы

–  Умелый исследователь всегда наведет человека на нужную тему, – раскрывает секреты фольклорист. – Обязательно его разговорит и выведает тот материал, который собирает.

Например, заведующая научно-исследовательским отделом ГРЦРФ Варвара Добровольская как филолог занимается одним из самых сложных жанров – она интересуется знахарями, колдунами, заговорами, народными молитвами. В свое время вела очень серьезную исследовательскую работу по Судогодскому краю, у нее вышло много публикаций на эту тему. Варвара Евгеньевна постоянно ориентирована на поиск нового, и у нее это получается. Не каждый может войти в доверие, чтобы ему рассказали какое-то таинство и что-то сокровенное. Некоторые заговоры передаются только по женской линии из поколение или через поколение. А ей люди рассказывают!

Но если в Камешковском районе на сегодняшний день глухих мест практически нет, то вот в Вязниковском их еще встретишь. По отдаленным старообрядческим деревням любит ездить Галина Федорова –  главный специалист по народному костюму ОЦНТ. Старообрядцы – хранители старины допетровской Руси, ревниво соблюдают семейно-бытовые традиции.

Для Константина Васина, как собирателя песенного наследия, на протяжении последних десяти лет местом притяжения является Меленковский край.

– Там сохранность фольклора лучше, – откровенно признается он.

Бывало всякое

– За эти десять лет, что я езжу на Оку в экспедиции, в селе Дмитриевы Горы я могу остановиться в пяти домах, – говорит Константин. – Там есть две сестры – Татьяна Максимовна, которой уже девяносто, и Екатерина Максимовна, ей скоро стукнет 80. Мы порой приезжаем уже не песни записывать, а просто в гости к ним с днем рождения поздравить и вместе попеть. Те песни, которые мы когда-то записывали, сейчас исполняет ансамбль «Радуница». Так что, получается исполнительская экспедиция. И они всегда подсядут и сами скомандуют: «Ну-ка давай, запевай».

В репертуаре «Радуницы» собраны произведения из фольклорных экспедиций разных лет. Как признаются сами артисты, в них таится живая энергетика. В глубинке живут люди простые, радушные. Принимают, угощают, предлагая не только чай.

Константин рассказал случай, произошедший несколько лет назад в экспедиции в Судогодском районе, где фольклористы были втроем. Никто из старушек на постой трех мужчин не пустил. Оно понятно – страшновато как-то. Так что пришлось исследователям в местном клубе ночевать. На этот случай у них были припасены спальные мешки. Алексей Шилин, профессор Гнесинки, укладываясь в мешок, говорит: «Никто не захотел нас взять, а сами сидят дома, едят бутерброды с красной икрой». Константин ему в ответ: «Алексей Иванович, откуда в этой глуши икра? Здесь, кроме селедки, в магазине ничего не бывает. А если икра, то только кабачковая». На следующий день они пришли к Татьяне Афанасьевне Грошиковой, долго ее записывали, она им про свадебные обряды рассказывала. И, когда закончили, она предложила отобедать.

– Мы собираем аппаратуру, выходим из передней в кухню, а на столе большое блюдо с бутербродами… с красной икрой! – со смехом вспоминает Константин.-  Оказалось, что ее сын служит на Камчатке и каждый раз, приезжая в гости, привозит трехлитровую банку соленой красной икры. Куда ей ее девать? Сама не ест, поэтому всех угощает.

Но однажды им было не до смеха, так старушечка, которой далеко за девяносто, над ними пошутила. Васин рассказывает:

– Сидим, записываем, как вдруг она, вспоминая, что-то интересное промурлыкала. Мы сразу – спойте еще. А она губки поджала: «Не буду». Тут в дом заходит ее сын, суровый мужчина лет семидесяти, в руках топор: «Здрасьте, а что здесь происходит?». А бабулечка в ответ: «Меня здесь убивают». Как вы думаете, что мы почувствовали в этот момент?

Показали документы, продемонстрировали звукозаписывающую аппаратуру. Так что, по-разному встречают. Но в большинстве своем – с пониманием.

Все в формате

То оборудование, которое пришлось предъявлять, как вещдок, сейчас хранится «на всякий случай». Благодаря средствам областного гранта, полученного в прошлом году, у фольклористов ОЦНТ сейчас самое современное оборудование: аудио-, видео- и фототехника. Все компактное, есть даже мини-студия, с помощью которой можно сделать качественную запись. Благодаря гранту был также приобретен сервер, и все материалы, которые собраны, заносятся в него. Кроме того, сейчас появилась возможность копировать архивные записи.

Владимирские фольклористы активно сотрудничают с Российской академией музыки им. Гнесиных. Там, в научно-исследовательской лаборатории по изучению этно-музыкальных культур собран большой архив по музыкальному фольклору Владимирской области. На сегодняшний день практически все образцы есть и во Владимире.

Пока мы беседовали с Константином Васиным, он несколько раз прерывал общение, чтобы проверить, как идет технологический процесс, – в арсенале Центра есть аппаратура, позволяющая копировать с катушечных магнитофонов, виниловых дисков и кассет и переводить звуковой материал в цифровой формат. Оказалось, что он помогает коллегам из Центра традиционной культуры села Фоминки Гороховецкого района, переводя сорок (!) аудиокассет в цифру.

На новой аппаратуре на севере области, в Суздальском и Юрьев-Польском районах в селах Весь, Крапивье, Большое Борисово были записаны очень интересные свадебные обряды. В старину свадьбы имели удивительные сюжеты, весь собранный материал об этом выйдет в книге «Традиционная культура Владимирского Ополья».

Константин продемонстрировал запись свадебных песен, которые возвращают нас в эпоху родоплеменных отношений. Текст очень образен: «Погости-ка, дорогая гостья Манечка, у родильника у батюшки, у родильницы у матушки, и у братца – ясна сокола, у сестричушек-голубушек». А Манечка им отвечает: «Я бы рада бы погостила, да меня ждут кони вороные, не пьют воду из Дунай-реки, а копытом бьют сыру землю». Из песни вырисовывается картина, как невесту из одного рода забирали в другой. Как сваха расплетает ей косу и плетет две. В общем, полный свадебный обряд в песнях. Такого   теперь нигде не услышишь.

После революции в деревнях еще все сохранялось, но губительное влияние на народный фольклор оказали средства массовой информации – такие, как радио, кино, а потом и телевидение. Яркий пример – хор Пятницкого, с которым после смерти руководителя не знали, что делать. Артисты из народа стали петь песни об электрификации, тракторах, о Ленине и Сталине.

Традиционная культура не может существовать без корней. Почему исчез народный песенный календарь? Почему сегодня на Святки колядки не удаются? Народные традиции поддаются деформации и исчезновению. Возможно, кому-то покажется странным, но самый сохранившийся на сегодняшний день обряд – похоронный. Он активно действующий, а вот свадебные обряды уже претерпели большие изменения. Сейчас, когда на территории Владимирской области проделана такая большая исследовательская работа, перед фольклористами стоит вопрос о реконструкции материала. Потому что, как признаются участники экспедиций, почти все фольклорные произведения записываются в ущербном, в разрушенном виде…

Ольга Вознесенская

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике