16+

Каждый охотник ДОЛЖЕН ЗНАТЬ

«Призыв» продолжает обсуждать поправки в закон об охоте и ту ситуацию, которая может сложиться в сфере охоты, если не принять серьезных мер. Представители различных обществ охотников и рыболовов по всей России дружно и не сговариваясь высказывают одно и то же мнение: нынешние тенденции могут привести к развалу крупнейшей и сильнейшей всероссийской общественной организации.

О роли личности в истории охоты

Конечно, роль лично­сти в истории никто не отменял. Где позиции общества охотников и рыболовов были сильны и во главе их находились серьезные и уважаемые люди (например, в Ярос­лавской и Вологодской областях), там и угодья не посмели отобрать – так, как это произо­шло во Владимирском обществе, где на 15 тыс. охотников теперь при­ходится только один не­большой Небыловский участок. Это результат взаимоотношений чле­нов общества, которые выбрали себе таких ру­ководителей.

Огромную проблему для охотников создал губернатор Ивановской области, когда в одноча­сье лишил ИОООиР всех угодий непосредственно перед открытием сезона летне-осенней охоты. Кроме того, в этом ре­гионе есть предпосылки разделения угодий меж­ду московскими пред­принимателями: мол, местные, ивановские, ничего не понимают в этом серьезном деле.

Так или иначе при всех плюсах и минусах вы­строенной работы до сих пор никто так плотно не занимался людьми, как общество охотни­ков, при которых всегда существовали курсы по подготовке и сдаче охот-минимума, проводились занятия с подрастающим поколением, организо­вывались соревнования по рыбной ловле и стен­довой стрельбе.

Эксперты ВНИИОЗ считают, что отмена проверки знаний основ биологии диких живот­ных, предусмотренная законом об охоте (ч. 7 ст. 21), ставит под угро­зу добычи вследствие неразличения (или по­путной добычи) редкие и исчезающие виды мле­копитающих и птиц. Это новшество пресекает по­лувековую отечествен­ную практику внедрения

и совершенствования обязательного миниму­ма охотничьих знаний.

Более того: нововве­дение противоречит как Конвенции о биологи­ческом разнообразии, стороны которой обяза­лись включать вопросы сохранения биоразноо­бразия в учебные про­граммы (ст. 13), так и принятым в ее развитие Аддис-Абебским прин­ципам и руководящим указаниям по устойчи­вому использованию биоразнообразия, преду­сматривающим осущест­вление программ обра­зования и просвещения в сфере охраны природы и устойчивого использо­вания. Положение зако­на об охоте о достаточ­ности ознакомления под роспись противоречит этим международным документам.

По мнению экспер­тов, необходимо обяза­тельное обучение новых охотников программе охотминимума. В Гер­мании, чтобы получить право на охоту, человек занимается полгода. А у нас даже охотоведы, что уж говорить о егерях, не знают животных и птиц, их среду обитания и пищу, потребляемую определенным видом. Об умении стрелять во­обще надо говорить от­дельно, так как правила безопасности на охотах регулярно нарушаются. Отдельный вопрос: кто будет проводить обуче­ние охотминимуму? На это в законе также нет ответа.

Непонятно почему, нынешнее руководствонекогда крупнейшей ас­социации Росохотрыболовсоюз так спокойно смотрит на ситуацию в отрасли. По утвержде­нию депутата Валерия Малеева, заместителя председателя комитета Государственной Думы по природным ресурсам, никто, кроме Минпри­роды, предложений по внесению изменений в закон не подавал. То есть получается, что председателя Росохотрыболовсоюза и членов этой организации все в законе устраивает? А если не устраивает, так почему же нет должной реакции и конструктив­ных предложений?

Пользуясь случаем, хочу сообщить, что все желающие могут напра­вить свои предложения по внесению изменений и дополнений в закон об охоте в рабочую группу по совершенствованию законодательства по охоте комитета Госу­дарственной Думы по природным ресурсам по адресу: 103265, Москва, ул. Охотный ряд, д.1, на имя Валерия Малеева.

Дышите глубже

Про охотничье собако­водство даже и говорить не хочется. То, что на­рабатывалось веками, сейчас просто сброшено в пропасть равнодушия. Я двадцать лет занимал­ся этим направлением и прекрасно знаю, чего стоит племенная работа с поголовьем охотничьих собак. Одна ошибка в подборе пары может от­бросить вас на годы на­зад. А при отсутствии необходимой норматив­ной базы собаководство просто обречено.

В этой сфере все про­изошло по тому же сце­нарию. В новом законе об охотничьем собако­водстве даже не упо­минается. Выходит, то, что в других странах считается националь­ным достоянием, на­шему государству тоже не нужно?

Практически исчезло такое понятия, как егерь. Но то же государство обязывает охотпользователя иметь одного егеря на 5-7 тыс. га. Идея не­плохая, но… Нагружая людей обязанностями, нужно наделить их и

правами. С егерями — не так. Поскольку именно егери больше всех про­водят времени в лесу и знают ситуацию лучше, чем кто-либо иной, то и браконьеров они долж­ны контролировать. Но получается, что работ­ники госохотинспекции имеют право состав­ления протоколов по факту браконьерства, а егерь, который не менее, а скорее более их заинте­ресован в поддержании порядка на своей тер­ритории, такого права не имеет.

Если же егери, по мнению нормотворцев, недостаточно обучены, то для их образования нужно создавать курсы и дать им это право. Об этом на одном из по­следних совещаний от­крыто заявил министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев. Госохотинспекция никогда при такой постановке вопроса и постоянном отсутствии необходимых средств не обеспечит должную охрану угодий. Лесники еще меньше заинтересованы в охра­не. Милиция также не проявляет энтузиазма носиться по полям и ле­сам за браконьерами – с обычной преступностью бы разобраться.

В документе абсолют­но отсутствует определе­ние фермерского хозяй­ства по выращиванию диких животных. Вместе с тем эта практика давно прижилась и дает свои положительные резуль­таты в тех же США. Та­кое дополнение просто необходимо внести, так как многие уже занима­ются содержанием диких животных в вольерах, а надлежащей основы для разведения диких жи­вотных у нас нет. В аф­риканских странах это целая отрасль хозяйства, приносящая прибыль фермерам и снижающая пресс на животных в их естественной среде обитания.

Госохотинспекция практически отчитыва­ется результатами дея­тельности охотпользователей, а именно биотехнией, подкормкой, затраченными средства­ми, численностью жи­вотных, хотя непосред­ственного отношения к этим цифрам не имеет. Никакой методической помощи охотпользователю не оказывается. Часты задержки с эле­ментарной выдачей ли­цензий охотпользователям.

Отдельная и очень ин­тересная ситуация с так называемыми зелеными зонами. Эти зоны вокруг городов подразумевают идеальную экологию и чистый воздух. Для это­го вроде бы и созданы. На самом деле – все, что угодно, кроме указанно­го выше. Тут и огром­ное количество свалок, и разработки песка, и строительство коттеджей и жилых комплексов.

По новому законода­тельству эти площади вдруг резко увеличили. Спрашивается для чего? Все просто. Проводя в городах точечную за­стройку и уплотненное жилищное строитель­ство, городские власти совершенно не зани­маются озеленением. А прихватив близлежащие лесные массивы и отнеся их к зеленой зоне, они получили дополнитель­ные квадратные метры озеленения на душу на­селения. И вроде все в порядке. В городе, по мнению чиновников, стало дышать гораздо лучше с «нарисован­ным» воздухом и озеле­нением.

Стоит ли говорить о том, что площади наших зеленых зон сродни не­большим европейским государствам! Между тем часто приходилось наблюдать в Германии и Австрии небольшие массивы полей с кро­хотными перелесками, зажатые между деревень, дорог и каналов. Но там почему-то у них живут и косули, и зайцы. И на этих животных охотятся. А у нас на огромных тер­риториях зеленых зон, часть которых была кон­фискована у охотполь-зователей и выведена из охотпользования, можно делать все что угодно, кроме биотехнии для охотничьих животных.

Для настоящих профессио­налов

Практически во всех цивилизованных стра­нах охота с луком не только разрешена, но и предоставляет лучникам приоритеты по срокам начала охоты, так как они не тревожат диких зверей выстрелами. Луч­ники, как и легашатники (охотники с легавыми), являются одними из самых организованных и дисциплинированных охотников. Для охоты и тем, и другим требуется очень много знаний и навыков. Гораздо боль­ше, нежели обычному «безлошадному» охот­нику.

Легашатник должен уметь хорошо и гра­мотно стрелять, многое знать о физиологии каж­дой породы и особен­ностях натаски собак, о правилах охоты с соба­кой, о местах обитания болотно-луговой, по­левой и боровой дичи. Лучники обязаны отлич­но знать материальную часть лука, уметь хоро­шо стрелять, что очень непросто, и просто так сбраконьерить с луком не получится. Дистан­ция стрельбы по зверю у лучников составляет от 10 до максимум 50 метров, а в основном до 30 метров. Кто из охот­ников способен прибли­зиться к зверю на такое расстояние?

В России использо­вание лука на охоте не только не разрешается, но и категорически за­прещено. Причина мало кому понятна. Возмож­но, банальная бюрократическая лень, ведь лучникам необходим отдельный регламент, специальные нормати­вы по стрельбе и кур­сы профессиональной подготовки. Но у нас тоже есть люди, которые имеют большой опыт обращения с луком и стрелой, знают тонкости организации и прохож­дения теоретических курсов и курсов прак­тической стрельбы и, главное, хотят правиль­но организовать этот процесс. Надо просто дать им возможность это все сделать.

Чиновникам и за­конотворцам не надо стесняться спрашивать советов у специалистов в каждой сфер е. На одном из последних совеща­ний в областном «Белом доме» охотпользователей и специалистов по ве­дению охотхозяйства и развитию охотничьего туризма просили пода­вать свои предложения по улучшению системы ведения охотхозяйства, развитию охотничьего туризма на Владимирщине. Этот материал можно считать попыт­кой обобщить предло­жения в сфере охоты. У охотников есть знания, опыт, масса интересных мыслей и они готовы ими поделиться. Было бы желание власти и законодателей это во­плотить в жизнь.

На мой взгляд, пре­жде всего необходимо направить усилия на то, чтобы выделить охоту в отдельную отрасль народного хозяйства со своим руководством, имеющим необходимый уровень профессиональ­ной подготовки.

Необходимо серьезное лоббирование интересов российских охотников, охотпользователей, аутфиттеров и фермеров по разведению диких животных, охотников-промысловиков на уровне Государственной Думы и Совета Феде­рации, иначе отрасли грозит полная дегра­дация или очередное подчинение структуре, не имеющей четкого представления о том, что такое охота и охотничье хозяйство.

Дмитрий ВСТОВСКИЙ

Просмотры: