Ложка дегтя в бочке с медом

Меда на рынке все больше. Регулярно в области проводятся медовые ярмарки, на которых предлагают совершенно экзотические разновидности этого уникального продукта. Но вместе с тем вопросов о качестве меда...

Меда на рынке все больше. Регулярно в области проводятся медовые ярмарки, на которых предлагают совершенно экзотические разновидности этого уникального продукта. Но вместе с тем вопросов о качестве меда меньше не становится. Учитывая читательский интерес к этой теме, «Призыв» побеседовал с заместителем декана естественно-географического факультета ВГГУ, потомственным пчеловодом Максимом Усковым.

Жаркое лето 2010 года

По словам Максима Ускова, минувший сезон для пчеловодов нашей области был против ожидания среднестатистическим: не хуже и не лучше обычного. Правда, при этом можно слышать, что одни пасечники хвастают хорошим урожаем меда, другие сетуют на его нехватку.

Разница в показаниях зависит от того, насколько близко к пасекам расположены цветоносы и насколько увлажнена местность, в окреcтностях которой стояли ульи.

–   Если пчелы были размещены вблизи низины, то прошедшим летом этот фактор оказывал положительное воздействие, так как цветы в таких местах продолжали цвести даже в самую палящую жару, – пояснил Максим Усков. – На сухих местах цветение проходило быстрее, нектара выделялось меньше и медосбор уменьшался.

К особенностям этого года относят укорочение срока взяток, который завершился на полторы-две недели раньше, чем обычно, меньшую активность роения пчел и наличие в меде минимального количества воды. А, как известно, такой мед более качественный, поскольку низкое содержание влаги не позволит ему забродить при хранении.

Кстати, если мед забродил, это не значит, что он поддельный. Обычно такое случается в годы с дождливым летом или при хранении во влажных условиях. Определенное влияние оказывает и естественный химический состав продукта.

Пасека с точки зрения экономики

«Призыв» поинтересовался, насколько может быть прибылен медовый бизнес, ведь продавцов меда становится все больше и больше.

–   Чтобы дело стало самоокупаемым, нужно иметь как минимум 100 ульев, – уточнил Максим Усков. – Один качественно оборудованный улей обойдется будущему пасечнику не менее чем в 10 тыс. рублей с учетом необходимого инвентаря. Кроме того, пчелам нужно где-то зимовать. Зимовка на улице предусматривает ульи специальной конструкции, проведение необходимых работ по их утеплению и подготовке к зимовке, зимовка в помещении – наличие зимовника.

Как выяснилось, пчелы не столько боятся холода, сколько влаги, поэтому ульи должны хорошо вентилироваться. Сырость в улье может погубить пчелиную семью. Зимовка пчел в помещении с контролируемой температурой около нуля градусов более эффективна, во-первых, потому, что пчелы потребляют в таких условиях меньше корма, так как расходуют меньше энергии на обогрев, а во-вторых, не нужно затрачивать труд и средства на утепление ульев.

Вопреки внешнему впечатлению пасека – очень рискованный вид бизнеса, потому что он так же, как и все сельское хозяйство, сильно зависит от погодных условий. Например, пасеку лучше устраивать не в низинах и не на возвышенностях, продуваемых всеми ветрами, а в местах, хорошо защищенных от сквозняков, удаленных от больших водоемов, которые способствуют образованию густого тумана и понижению температуры воздуха.

В окрестностях будущей пасеки должно быть достаточное количество медоносов, которые цвели бы все лето, сменяя друг друга. Но, как правило, найти оптимальные условия для разведения пчел довольно трудно.

– Ульи нужно располагать так, чтобы в первой половине дня на них как можно раньше падали лучи солнца, а во второй половине дня, особенно в жаркую погоду, ульи были притенены, – продолжает Максим Усков. – Летки ульев должны быть сориентированы на юго-восток или юг, иначе это приведет к уменьшению медосбора.

В идеале около 30 ульев лучше расположить в одном месте, 30 – в другом, еще 30 – в третьем. Зависимость здесь такая: чем больше ульев будет стоять в одном месте, тем меньше их эффективность. У пчел увеличивается дальность полета из-за того, что им элементарно не хватает нектара и пыльцы, больше меда расходуется на обеспечение полета. Многие сельхозпредприятия поэтому держат передвижные пасеки, которые периодически меняют место дислокации.

Влияние политики на пчеловодство

Не внушает доверия покупателям и разнообразие предлагаемых рынком специальных медов. Сегодня можно приобрести пустырниковый, шалфейный или даже мед, собранный на лохе серебристом, ведь во Владимирской области вряд ли найдутся плантации этих растений. В природных же условиях они не способны создавать мощные популяции, которые могут быть медоносами для пчел.

– В нашем представлении мед – это продукт, который пчелы делают из нектара цветов, – просвещает нас Максим Усков. – Если мед морковный, то, по логике, пчелы должны собирать нектар цветов моркови. Но пчелы на цветы моркови вообще не летят! Это заблуждение!

Что касается разнообразия медов, то, оказывается, в пчеловодстве известны кровяной (гематогенный), молочный, женьшеневый, шоколадный, шиповниково-капустный, черносмородиновый, морковный и прочие меды, но все они делаются – внимание! – на сахарных растворах, смешанных с соком ягод, овощей, с различными специфическими жидкостями, отварами и настоями.

Обычно концентрированный раствор сахара, смешанный с молоком или отваром сосновых игл, ставят в кормушку к пчелам, которые делают из этого мед, как продукт, выделяемый ими. Это не чисто сахарный мед, но и не натуральный мед с учетом происхождения сладкой составляющей.

– Насколько я могу себе представить, лох серебристый цветет весной, когда пчелы только начинают развиваться, и цветет не столь продолжительно, чтобы пчелы успели собрать столько меда, – говорит Максим Усков.

Вообще, из килограмма сахара получается 800 граммов меда. 200 граммов сладкой подкормки пчелы тратят на ее переработку. Теперь посчитайте, сколько стоит килограмм сахара и килограмм меда, и вы поймете, откуда такое разнообразие медов на наших ярмарках и какова прибыль коммерсантов от пасеки.

По мнению Максима Ускова, столь неуважительное отношение к своему делу и покупателю было привито пасечникам в сталинские времена, когда из-за невыполнения сельхозплана по воску и меду можно было запросто угодить в тюрьму. Руководители колхозов шли на разнообразные ухищрения, и это прочно вошло в российскую практику.

Однако не про все сорта меда можно сказать, что они сделаны на сахаре. Например, липовый, гречишный и кипрейный меды теоретически могут быть собраны пчелами в средней полосе России. Достаточно рафинированный продукт можно получить путем «воспитания пчел» с помощью минимального количества сахарной подкормки с добавлением липового, кипрейного или гречишного отвара цветов этих растений, запах которого служит умным насекомым ориентиром при выборе цветов для сбора меда. Кстати, для простого цветочного меда никакого воспитания не требуется.

Интересно, что пара взрослых лип способна обеспечить работой только один, максимум два улья, и то на период цветения. Поэтому при ста ульях, сколько ни старайся, липовый мед не соберешь. К тому же липа цветет не всегда дружно, и сроки ее цветения могут сокращаться в зависимости от погодных условий. Сбор липового меда идет в течение примерно двух недель. Гречиха и иван-чай и то цветут дольше.

Что касается медов с пыльцой и пергой (пыльцой, сложенной и утрамбованной пчелами в соты, прошедшей молочнокислое брожение), то они делаются механическим смешением компонентов, но в принципе пергу и пыльцу подделать сложно.

Мед как лекарство

Общеизвестно, что почти все продукты пчеловодства со времен глубокой древности использовались с лечебной целью. Однако сегодня масса лекарственных препаратов на меду выдается за панацею от всех бед. Надоедливые и ушлые распространители уверяют всех, что их снадобья способны поднять даже мертвого.

В настоящее время сведения о химическом составе продуктов пчеловодства (особенно пчелиного яда, маточного молочка и цветочной пыльцы), механизмах их воздействия на организм здорового и больного человека, о возможностях применения их с лечебной целью при самых разнообразных заболеваниях действительно значительно расширились.

Но важно понимать, что лечебные препараты из продуктов, вырабатываемых медоносной пчелой, как правило, не являются специфическими лечебными средствами, а лишь повышают общую сопротивляемость организма к действию вредного агента.

– Если в сахарный сироп для подкормки добавить какие-то фармпрепараты – например, антибиотики, то мы получим некий новый препарат с содержанием меда, – рассуждает Максим Усков. – Это может быть даже более эффективное лечебное средство, чем таблетки или растворы для инъекций, так как пчелы уже переработали его и приготовили к потреблению человеком.

И все же это не значит, что надо прекратить контакты с врачами и сосредоточиться на лечении медом, как доктор Пилюлькин из книжки Николая Носова «Незнайка в Солнечном городе». Кроме того, делая вывод из сказанного, можно посоветовать читателям приобретать мед у тех пчеловодов, которые держат пчел для собственного удовольствия, а не ради денег.

Ольга Львова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике