Примаскалили заволосные

«Не нужен нам берег турецкий», - напевали мы, отправляясь в минувшие выходные в путешествие в далекую российскую глубинку. Маршрут путешествия включал несколько городов «Золотого кольца» и две волжские...

 «Не нужен нам берег турецкий», – напевали мы, отправляясь в минувшие выходные в путешествие в далекую российскую глубинку. Маршрут путешествия включал несколько городов «Золотого кольца» и две волжские жемчужины – Углич и Мышкин. Но самые яркие впечатления остались от посещения деревни Мартыново – столицы Кацкого стана, в котором живут кацкари.

В гостях у сказки

Деревня Мартыново всего в сорока километрах от Мышкина, но, попадая сюда, ощущаешь, что оказался в сказке, которую берегут, и в которую верят, и рассказывают приезжим, чтобы слушали и понимали. Кто же такие кацкари? Ответить на этот вопрос можно по-разному. Прежде всего, это жители бассейна реки Кадки, протекающей на западе Ярославской области по территориям современных Некоузского, Мышкинского и Угличского районов.

По легенде во время нападения на Русь монголо-татар все, кто вышел сражаться с басурманами, погибли. Некому было хоронить героев, так и лежали они без погребения, и воды напились смертельным трупным ядом. Оставшихся спас один сообразительный мужичок.

В русле реки нашел он родник – студеная водица била со дна, но тут же мешалась с отравленной речною водою. Тогда взял он большую деревянную бочку, выбил днище и посадил на родник. Ядовитую воду вычерпал, и вскоре наполнилась кадушка чистой ключевой водой. Все туда ходили, говоря: «Пошли на кадку!». С той поры и имя у реки появилось, с той поры и повелись кацкари. В старину здешние места назывались так же, как и река: волость Кадка, Кацкий стан.

Мы покону кацкого

Сами кацкари о себе говорят: «Мы покону кацкого!», подразумевая под словом «покон» род, племя. Кстати, все кацкари между собой, и верно, родня – ближняя или дальняя. Родственные связи, даже если современными кацкарями и позабылись, легко восстановить по метрическим книгам, которые относительно Кацкого стана сохранились аж с XVIII века!

Наука же общности людей, подобные кацкарям, называет по-разному: этнотерриториальная группа, малая этническая группа, субэтнос. У русского народа субэтносов не один десяток: горюны, кержаки, мещера, полехи, поморы, сицкари… Список внушительный. Все они по-разному отличны от основного русского населения: кто диалектом, кто обычаями, кто занятиями, кто вероисповеданием, а кто и… ничем!

Пушкари, например, проживающие в Весьегонском районе Тверской области, так себя называют потому, что когда-то принадлежали помещикам Мусиным-Пушкиным. Ни в языке, ни в культуре, как пишут этнографы, они не имеют никаких отличий от основного населения Тверской области и, тем не менее, составляют отдельный субэтнос русского народа, потому как имеют самоназвание.

Кацкари же из тех, кто пошел дальше всех. Выявлен целый пласт кацких фольклорных и бытовых отличий. Кацкий диалект в последние годы активно собирается, изучается и становится литературным. В Мартыново десять лет назад, благодаря стараниям краеведа-энтузиаста Сергея Темняткина, был создан этнографический музей кацкарей. Сергей Николаевич – учитель здешней школы, а еще и редактор местного журнала «Кацкая летопись» и автор учебника по кацкой этнографии.

Дарома, да не больно

У кацкарей есть не только самоназвание, но и название для всех некацкарей. «Заволосные»

–    это те, кто живет за пределами волости Кадки. Поэтому нам, прибывшим на экскурсию в Мартыново, первым делом сообщили: «Примаскалили заволосные!» А слово «маскалить» означает идти или как-либо передвигаться вообще.

«Гляженные» – так в Мартыново называют всех туристов, а «бахарь» –  это экскурсовод. Сергей Темняткин нам «бахорил» (говорил) о кацкарях, их нравах и быте. Оказалось, что отличались кацкари ученостью: в XIX веке в Кацком стане существовало 27 школ на 140 поселений. Сейчас всего пять школ на 80 деревень. По подсчетам краеведов, на Земле живут около 2020 кацкарей, из них на родине, в Мартыново, всего около двухсот. Малочисленность субэтноса объясняется тем, что после отмены крепостного права чуть ли не половина кацкарей подалась в города. И до сих пор миграция из сельской местности продолжается.

На местном диалекте слово «дарома» означает «хорошо». Когда на одном из деревенских домов мы увидели венец из еловых лап, украшенный ленточками и новогодней мишурой, Сергей пояснил:

– Это значит, что в доме живет жених и все готовятся к свадьбе. А на доме его невесты в соседнем селе Аристово стоит макушка елки, – прокомментировал «бахарь» и с сожалением добавил: – Только вот после свадьбы молодая семья уезжает жить в Углич. Дарома, да не больно.

Белая корова

В соседних Угличе и Мышкине, а также приволжских селах в последние годы наблюдается активная экспансия москвичей. Отличительная черта деревни Мартыново – отсутствие дачников. Здесь нет Волги, богатых грибами-ягодами лесов дремучих, волость Кадка стоит на Угличе-поле – Угличском Ополье. Исстари основным занятием местных жителей было земледелие и животноводство. Да и сейчас в каждом доме держат не менее двух коров и другую скотину – овец, коз, поросят, а также домашнюю птицу – кур и гусей. Наш экскурсовод тому не исключение.

– Неужели и вы летом с утра на покосы, в луга? – поинтересовались мы.

–  Да нет, давно все трактором делается, – с улыбкой признался Темняткин.

Сейчас музею в Мартыново принадлежат четыре избы, в одной из них богатая экспозиция, рассказывающая о быте кацкарей, их жилищах. А в трех других предлагают «паножиться» (кушать) блюда из русской печи. «Заволосные» едят щи да картошку так, что за ушами пищит. Еще бы! Продукт-то экологически чистый! Вот и «гляженным» в отделе сувениров припасли «забелу» (сметану) и прочую «молоснину» (молочные продукты). А также «лубянки» (изделия из щепы), «наберины» (корзины), «чосанки» (валенки) и другую утварь, «убантенную» (украшенную) кацкой символикой.

Кацкари чудны в своей отрешенности от мирской праздности, в своей детской влюбленности в этот мир. В зимнюю ли стужу, в летний ли зной, их работу всегда сопровождает солнце – белая корова. Тепло и свет, радость и достаток, да и сама жизнь – все это дары белой коровы. О том, кто счастливо живет, кацкари издревле говорят: «Ну, к нему белая корова пришла!», а старинное кацкое приветствие звучало так: «Пусть к тебе белая корова придет!».

Коменничание

Где еще такое увидишь, а главное – услышишь? Только в Мартыново! Пьесы деревенского театра перед заволосными «коменничают» (разыгрывают) настоящие кацкари. Одна из особенностей кацкого диалекта – сочетание согласных «дн» произносят здесь как два эн. Яркий пример – стишок, который будет на слух звучать так: «Менный ковш упал на нно, а поннять-то холонно. И обинно, и досанно, ну да ланно, все онно! » Надеюсь, всем все понятно без перевода.

На кацком диалекте слушать коменничание – животики надорвешь от смеха! Тут заведено, что мужские роли исполняют женщины, а женские – мужчины. Исключение составляет интерактивное действо «Как Тит Агашку в жены выбирал», где на роль Агашки приглашают туристок. Игра не заканчивается, пока все представительницы женского пола в ней не поучаствуют. А после представления все идут на скотный двор кормить животных. И ловишь себя на мысли, что уезжать отсюда почему-то не хочется. К концу пребывания в Мартыново начинаешь «мустить» (думать), что на генном уровне все мы немножко кацкари.

Ольга Вознесенская

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике