Сегодня «ЧИТЧИКОВ ЖЕСТОВ» знают поименно

На днях свой профессиональный праздник отметили люди редкой профессии - сурдопереводчики.

На днях свой профессиональный праздник отметили люди редкой профессии – сурдопереводчики.

Праздник учрежден в 2003 году по инициативе центрального управления Всероссийского общества глухих. Официально профессия была при­знана лишь в 1992 году. Именно так: сурдопере­водчики были, а про­фессии не было – до тех пор она не была занесена в квалификационный справочник. А между тем это одна из самых востребованных сегодня профессий.

По официальным дан­ным, почти 13 млн рос­сиян не слышат вообще или слышат слабо – это каждый 11-й человек. Как им общаться с дру­гими? Смотреть ТВ или слушать радио? Спросить дорогу? А если к ним са­мим обратятся на улице или в магазине?

– Мне трудно ориен­тироваться в людных местах, особенно на вок­зале, – говорит Марина Воротникова. – Я плохо понимаю речь, если не вижу артикуляцию че­ловека или если речь звучит через аппаратуру. Слышащие не всегда относятся к нам вежли­во. Бывает, попросишь, чтобы они записали свои слова, но редко кто на это идет. Всегда прихо­дится напоминать, что мы плохо слышим, чтобы повторили.

Марина Станиславовна – слабослышащая. Рабо­тает во владимирском отделении Всероссий­ского общества глухих и отвечает за культурно-массовую работу, однако ей очень часто прихо­дится помогать глухим людям контактировать с миром. Праздники быва­ют не каждый день, а вот люди приходят со своими проблемами ежедневно. Марина Воротникова не является профессиональ­ным сурдопереводчиком, но она хорошо понимает жестовую речь – с шестилет обучалась в специали­зированной школе, имеет большой словарный за­пас, поэтому в обще­стве часто используют ее знания, чтобы помочь инвалидам по слуху.

– Специалистов не хва­тает, – вздыхает Светлана Ефимова, председатель ВРО ВОГ. – Сейчас в про­фессии осталось очень мало людей. Многие ушли в другие сферы деятельности, потому что надо было кормить семью, а зарплаты мизер­ные. Так было последние 17 лет. Сейчас положение отчасти улучшилось – в течение двух последних лет государство стало выделять средства на эти цели. Но все равно поло­жение нестабильное.

Сурдопереводчики не внесены в штатное рас­писание ни одной ор­ганизации, стало быть, у них нет регулярного заработка. Сегодня они работают по договору. Государство оплачивает услуги, которые требу­ются инвалидам по слу­ху. Но не всем, а лишь оформившим индивиду­альную программу реа­билитации.

– Это курсовая помощь, а потом переводчик опять сидит без дела, до очеред­ной потребности, – гово­рит Светлана Ефимова. – Так невозможно жить. Например, попал человек в трудную ситуацию, он оглох – ему нужна по-

мощь сейчас, а не тогда, когда государство опла­тит ему эту помощь.

Раньше все было по-другому. Государство было озабочено пробле­мами инвалидов по слуху и уделяло им большое внимание. Первые «читчики жестов», как их тог­да называли, появились в России еще в XIX веке, их привезла из Евро­пы императрица Мария Федоровна, жена Павла Первого, которая много внимания уделяла про­блеме глухих. Они-то и раскрыли основы жестовой речи отечествен­ным педагогам. Массово сурдопереводу начали обучать в конце 20-х годов прошлого века, с созданием в стране обще­ства глухих. Сурдопере­водчики даже входили в штат предприятий про­мышленности, где были созданы бригады глухих, или в штаты социально-реабилитационных орга­низаций.

Свои специалисты по сурдопереводу работали на Владимирском трак­торном заводе, на заводах «Точмаш» и «Автопри­бор», во владимирском отделении ВОГ, которое было создано более 45 лет назад. Сурдопереводу тогда учили на курсах.

Валентина Степанов­на Абрамова помнит те времена – она стояла у истоков создания вла­димирской организацииглухих и является одним из первых сурдопере­водчиков в регионе. Ее родители были глухими, так что освоить жестовую речь для Валентины Сте­пановны (тогда еще Вали, работницы одного из владимирских заводов) не составило труда.

– Поначалу было очень трудно, – вспоминает Валентина Степановна.

–  Никак не удавалось наладить контакт с глу­хими, они меня не вос­принимали. Но потом поняли, что я хочу им по­мочь, и все разногласия ушли сами собой.

Сейчас Валентина Сте­пановна на пенсии, но годы, отданные органи­зации, вспоминает с те­плотой: ведь она смогла помочь многим людям. А времена изменились –  уже давно в штатах владимирских предпри­ятий сурдопереводчиков нет, работает один спе­циалист в социально-реабилитационном предприятии. Сегодня во Владимире осталось лишь четверо професси­ональных сурдоперевод­чиков, их знают поимен­но: Светлана Ефимова, Валентина Еремеева, Ирина Голова и Татьяна Курбатова. Профес­сию они получили в единственном на всю страну специализиро­ванном учреждении по подготовке специалистов по жестовой речи, кото­рое находится в городе Павловске Ленинград­ской области. Кроме них, услуги по переводу оказывают Галина Руда­кова, Марина Воротни­кова, Наталья Андреева, Ольга Скибина, Свет­лана Тынянских. Они по профессии не пере­водчики, но помогают инвалидам.

Потребность в перевод­чиках очевидна. Только во Владимире, например, 520 зарегистрированных инвалидов, использую­щих жестовую речь, на самом деле людей с на­рушениями слуха гораздо больше. И всем им нужна помощь.

– Овладевают жестовой речью все по-разному, – рассказывает Светла­на Ефимова. – Это как иностранным языком: у кого-то есть способно­сти, у кого-то их нет. Но если человек находится в такой среде, он научится говорить жестами бы­стрее.

Светлана Владимиров­на работает в обществе уже много лет, в 1987 году получила профессию сур­допереводчика – в ту пору организация еще имела возможность направить своего сотрудника на обу­чение, а потом гаранти­рованно трудоустроить его. Свою профессию она считает очень интерес­ной, говорит, что учиться ей приходится постоянно. Сурдопереводчики делают все, что в их силах, чтобы люди с проблемами слуха получили возможность чувствовать себя полно­ценными членами обще­ства. Общаться жестами с глухими, по мнению Светланы Ефимовой, не­трудно, но сложно бывает переводить диалог между слышащим и неслышащим, когда слышащий не стремится идти на контакт.

– Вот с утра пришла ко мне женщина, – рас­сказывает Светлана Ефи­мова. – У нее в семье конфликт со слышащи­ми детьми, и она просит,

чтобы при разговоре при­сутствовал переводчик. Обычно дети и родители понимают друг друга, но тут она хотела иметь посредника, который бы ее жалобы и пожелания перевел один в один. Мы помогаем. Но это нетипичная ситуация. Обычно глу­хому нужен переводчик у врача, его обязаны при­глашать в суд, на время следствия, но больше всего глухим требуется помощь в быту. Зачастую человек попросту не зна­ет, куда можно позвонить по тому или иному во­просу. Тогда перевод­чики сами выясняют, к кому можно обратиться в данной ситуации, и потом уже помогают по­говорить – по телефону или при личной встрече. Ежедневно за помощью к сурдопереводчикам об­ращаются до 15 глухих. А еще в организации людям просто помогают жить обычной жизнью.

– Когда я была малень­кой, я очень пережи­вала, что слышу плохо,

–  вспоминает Марина Воротникова, – но потом успокоилась. У нас много таких людей, и они учат­ся, работают, создают семьи. У них все как у обычных людей.

Во владимирской ор­ганизации глухих любят праздники. Причем не только традиционные –  Новый год, 8 Марта, 9 Мая. Здесь проводят всевозможные огонь­ки, встречи, конкурсы красоты, пантомимы, конкурсы переводчиков, недавно вот провели КВН между командами Рязани и Владимира. А в минувшие выходные тепло и сердечно по­здравили сурдоперевод­чиков – ведь это общий праздник.

Ирина ДУБИНЕВИЧ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике