16+

Послужим, родные?

В армию вместе с мамой – это не анекдот, а особенность осеннего призыва-2010. По распоряжению Министерства обороны, в этом году родителям новобранцев официальноразрешено присутствовать на заседании призывной комиссии, где оглашается решение, в каком регионе и в каких войсках будут служить их сыновья, а также провожать их до воинской части.

Домашнего» призыва не будет

Осенний призыв стар­товал 1 октября и прод­лится до нового года. Во Владимирской области за это время по плану призывной кампании планируется отправить в войска около 3 тысяч парней. В областном во­енкомате считают, что цифра вполне реальная: так, весной план по при­зыву был 2900 человек, и его удалось перевы­полнить – правда, нена­много. Тем не менее, для того чтобы армия попол­нилась нужным количе­ством новобранцев, по области было разослано более 10 тысяч повесток. За прошедший месяц к месту прохождения службы отбыло уже око­ло 400 будущих солдат.

Как рассказал «При­зыву» начальник отдела подготовки, призыва и набора граждан на воен­ную службу по контракту военного комиссариата Владимирской области полковник запаса Сер­гей Григорян, желание отдать долг Родине у нынешних молодых лю­дей постоянно растет. Возможно, причина это­му – сокращение срока службы до 12 месяцев. Кстати, накануне при­зыва по стране прошла очередная волна слухов о том, что со следую­щего года армейские будни вновь растянут во времени. Информацию официально опровергли, но осадок, как говорит­ся, остался. «Год – это нормально, – считает 16-летний Федор Ильменев, – и если бы я мог, я бы отслужил сейчас. По­тому что когда мне ис­полнится восемнадцать, все уже снова может из­мениться. У нас жизнь такая, что предвидеть ничего нельзя».

Чтобы армия меньше пугала призывников, государство принимает меры. Так, в ста двадцати крупных городах России в этом году будут от­крыты консультативные пункты, где молодые люди и их родители смо­гут получить грамотную юридическую консульта­цию по всем актуальным проблемам призыва – от отсрочек до решения медицинской комиссии. Владимир в список не попал, но и у нас ново­бранцы не останутся без помощи. «Во-первых, в период осеннего призыва открыто несколько теле­фонных «горячих ли­ний», – объясняет Сергей Григорян, – можно по­звонить в Генеральный штаб РФ, штаб Запад­ного военного округа, военному комиссару об­ласти, в военную про­куратуру и т.д. – расписа­ние и номера телефонов должны быть в каждом военкомате. Во-вторых, у нас в сборном пункте и во всех районных во­енкоматах принимают юристы, которые помо­гут ответить на любой возникший вопрос».

К несчастью для при­зывников, Владимир­ская область не попала в список регионов, где проводится эксперимент по введению «домашнего призыва», то есть от­правке новобранцев в те части, которые поближе к дому. Если опыт удаст­ся, его обещают распро­странить по всей стране. Впрочем, надежда на это небольшая: в нашей бес­крайней стране слишком много гарнизонов, рас­положенных в местах, прямо скажем, малона­селенных, а служить там в любом случае кому-то надо. Укомплектовать такие части контрактни­ками не получится: эта часть армейской рефор­мы была приостановлена из-за нехватки денег. Так что мальчишкам-новобранцам из Влади­мира или, к примеру, Ярославля все равно придется паковать вещи в дальние края. С другойстороны, послабления для определенных ка­тегорий призывников у нас делаются и сейчас. «Распределение произ­водится в соответствии с установленным за­данием, – говорит Сер­гей Григорян, – то есть каждый военный округ присылает список частей и количество человек, которые там требуют­ся. Воинские части и гарнизоны Владимир­ской области там могут быть, а могут и не быть. Если такие заявки есть, предпочтение отдается молодым людям со слож­ной семейной ситуацией: например, если у при­зывника родился ребе­нок или есть немощные родственники, которым требуется помогать. О таких обстоятельствах нужно заявить на при­зывной комиссии. Одна­ко, хотя мы и стараемся помочь, удовлетворить все подобные просьбы может быть нереально. Так же и с предпочте­ниями по роду войск: пожелания служить в десанте, спецназе, на флоте всегда учитыва­ются. Но не всегда вы­полняются – мест может не оказаться».

В Генштабе рапортуют: ежегодно в армию при­ходит все больше ново­бранцев с высшим обра­зованием – это примерно 16,8 процента от общего количества призванных в армию. Дипломиро­ванных призывников, чтобы не потеряли ква­лификацию, стараются назначить на должности, соответствующие граж­данской специальности. Везет, как водится, не всем: если выпускни­ки радиотехнических факультетов почти га­рантированно попадут в войска связи, а дорожни­ки – в части, связанные с автотранспортом, то с гуманитариями все гораздо тяжелее. Так, учителю русского языка

мужского пола – как ни редок он в наше время-  найти применение в армии почти невозмож­но. «Здесь все зависит от командиров части, – объ­ясняет Сергей Григорян, –   они сами проводят распределение. Возмож­но, такой человек бу­дет оставлен при штабе. А может, и отправится учиться на механика-водителя».

Мама знает лучше!

Официальное разреше­ние для родителей при­сутствовать на заседании призывной комиссии и провожать своих детей в часть – самое радикаль­ное и самое резонанс­ное из нововведений. Как всегда, намерения предполагаются самые благие: успокоить все заинтересованные сто­роны. Встревоженных мам собираются посто­янно держать в курсе событий: они первыми узнают, где будет про­ходить службу их сын, смогут убедиться в том, что он одет, накормлен и обихожен, познакомятся с его будущим армей­ским начальством. Те, кто не сможет поехать в часть, в недельный срок должны будут получить письмо с сообщением о том, что ребенок бла­гополучно добрался, а также с телефоном ко­мандира. Военные тоже не останутся внакладе: предполагается, что под чутким родительским присмотром новобранец не наделает глупостей -например, не сбежит по дороге или не причинит себе физических травм.

Впрочем, «на местах» ценную инициативу Минобороны воспри­няли без энтузиазма. Во-первых, присутствие озабоченных мам в во­енкомате – далеко не новость. Самые волевые и решительные женщины без всяких официальных директив умудряются пройти вместе с сыном весь процесс призыва «от и до». Также они в почти обязательном порядке присутствуют при разбо­ре всех спорных случаев в призывной комиссии об­ластного военкомата. Что касается возможности лично услышать о месте распределения ребенка, то родителям она ниче­го, в сущности, не дает. Представьте заседание, на котором десять мам одновременно начинают голосить: «Моего отправ­лять в Мурманск нель­зя, он хрупкий мальчик и легко простужается». Кто-то на самом деле думает, что после этого комиссия извинится и пересмотрит решение? Кстати, в любом слу­чае если призывника по каким-то причинам не устраивает назначение, то он может подавать апелляцию в суд. И бу­дет ли это сделано сразу, или день спустя после заседания комиссии — значения не имеет.

С проводами в часть все тоже непросто. Пока ни один родитель почти четырех сотен влади­мирских призывников, отправленных в воору­женные силы, возможно­стью лично сдать сына в руки отцу-командиру не воспользовался. И при­чина тому – не только недостаток информации. Для путешествия в тот же Мурманск надо найти время: взять отпуск или отпроситься с работы, причем как минимум на неделю. Кроме того, не все понятно с транспор­том и оплатой дороги. В министерских разъясне­ниях говорится, что если в вагоне, арендованном военными, есть свобод­ное место – его должны предоставить желающим родителям бесплатно. В областном военкоматеговорят, что такое просто невозможно. «Мы поку­паем билеты на каждого призывника отдельно, – сообщил Сергей Григо­рян, – и денег на проезд для их мам и пап нам никто пока не выделял. К том у же мы очень редко отправляем при­зывников полными ваго­нами; обычно это просто 10-15 мест в плацкарте, где новобранцы едут вместе с гражданскими. Родители, если захотят, могут купить себе би­леты сами и ехать, куда посчитают нужным. К тому же и раньше у них была возможность по­сетить часть, где служит их сын, во время присяги или в день открытых дверей». Кстати, об опла­те обратной дороги для родителей в указаниях из Генштаба ничего не говорится. А раз оплачи­вать ее не велено прямо, то никто и не обязан этого делать.

Даже «солдатские ма­тери», которые готовы пойти на все, чтобы об­легчить жизнь призыв­никам, не в восторге от идеи «семейных прово­дов». «Это обыкновен­ная показуха, – считает Людмила Ярилина, пред­седатель регионально­го отделения общерос­сийской общественной организации «Комитет солдатских матерей Рос­сии». – Ну, приедут они в часть – и что дальше? Там по поводу визита все чисто, командиры вежливые, все прекрасно. Куда важнее то, что про­исходит в армии, когда там нет наблюдателей. В Ковровском районе, на­пример, недавно опять хоронили мальчика – его с температурой под сорок отправили на стрельби­ще, через несколько дней он умер. Вот такие вещи нужно контролировать, но как раз этим никто не занимается. К тому же надо подумать и о самих призывниках: если кто-то из них приедет в часть в сопровождении мамы, то как это бу­дет выглядеть в глазах остальных мальчишек? Его же просто задразнят, заклюют!»

По мнению и при­зывников, и солдатских матерей, самый луч­ший способ обеспечить вооруженные силы ре­гулярным пополнением -создать профессиональ­ную армию, служить в которой будет и почетно, и полезно, и безопас­но. Но дело это слиш­ком долгое, хлопотное и дорогое. Куда проще ежегодно придумывать новые полумеры – от вполне оправданных, таких как разрешение пользоваться электрон­ной и мобильной связью, до таких неоднозначных, как возможность пред­ставиться командиру: «Здрасьте, вот сам я, а это мама моя».

Марина СЫЧЕВА

Просмотры: