16+

Ответственность за долги неотвратима

В этом году управление ФССП России по Владимирской области отмечает сразу несколько дат. Во-первых, 145-летие образования в нашей стране  института судебных приставов. Во-вторых, профессиональный праздник -День судебного пристава, который с 2009 года отмечается 1 ноября. Накануне торжественных мероприятий «Призыв» расспросил руководителя управленияФедеральной службы судебных приставов по Владимирской области Глеба Макарова об отношении к долгам, о моральном облике судебного пристава и о перспективах, которые коснутся должников в будущем.

Глеб Валентинович, а у вас самого есть долги?

–  Нет. И дело не в том, что я стараюсь их не делать. Если есть воз­можность взять в долг, я, конечно, при необхо­димости, воспользуюсь ей. Вопрос в цене долга и в доверии ко мне тех людей, у которых я одал­живаюсь. Ничто в жизни не ценится так, как до­верие.

–  А вы даете в долг легко?

–   Тоже нет. Я даю в долг только тем, кому доверяю. Есть такой психоаналитик Эрик Берн. Он утверждал, что долги – это одна из разновидностей психологических игр людей. Одни азар­тно ищут других, чтобы дать им в долг, и находят именно таких, кто в ито­ге не сможет отдать им деньги.

–  Но ведь сейчас невоз­можно не брать в долг. Банки, магазины, реклама говорят тебе, что жить в долг – это круто. Весь мир так живет! Это стало образом жизни.

–  Нет, пока не стало, но может стать. Я резко отрицательно отношусь к такому образу жизни. Ко­нечно, невозможно время от времени не привлекать финансовые ресурсы, но любые долги должны быть просчитаны.

–   Вы представитель южных регионов страны. Разнятся ли ментальности липчан и владимирцев в области возврата долгов?

–   Ментальность на­селения этих городов по отношению к долгам схожа. Долги никто не хочет отдавать одинаково и там, и там. Владимирцы, пожалуй, больше и упорнее судятся.

А может быть, росси­яне не привыкли дорожить своей деловой репутацией? Может быть, стоит возродить это понятие и показательно сажать должников в «долговые ямы»?

В принципе я не про­тив, но эта мера публич­ного наказания должна быть цивилизованной. Раньше купца, не отдав­шего долг, сажали в ямупрямо на рынке, прохо­жие кидали в него камни и гнилые помидоры. В современных условиях долговую яму мог бы за­менить принудительный труд по решению суда, который способствовал бы погашению долга. Сейчас мы привлекаем алиментщика к уголов­ной ответственности – к исправительным рабо­там, но, по сути, в итоге он будет платить процен­ты от своей зарплаты не ребенку, а государству.

–  Как вы относитесь к тому, что судебных при­ставов все воспринимают как карающее орудие госу­дарственной власти?

–   Нас воспринимают по-разному. Ценят люди, которым мы возвращаем зарплату, деньги в счет возмещения ущерба, взыскатели, которым удается обеспечить предоставле­ние квартиры по судеб­ному решению. Неко­торые даже благодарить приходят. А не любят нас те, кто безответственно отно­сится к своим обяза­тельствам. Это, кстати, говорит об уровне нашего правосознания. Пока мы будем снисходительно относиться к блатной культуре во всех ее проявлениях, пре­зирать мораль, попирать права друг друга и тех, кто слабее, кто попал в беду, до тех пор наши намерения о строительстве правового общества останутся намерениями. Но, безусловно, в данном вопросе очень многое зависит от самих право­охранительных органов, которым крайне важно поднимать свой автори­тет в обществе.

–  Каким должен быть рейтинг жизненных цен­ностей судебного пристава? Каков его идеальный психотип?

–  Если мы говорим о служебном соответствии, то судебный пристав дол­жен быть, прежде всего, финансово грамотным человеком, обладающим четкой гражданской по­зицией и гражданской смелостью. Я могу дове­рять своим подчиненным только в том случае, если они не боятся открыто выражать свое мнение. Подозрение вызывает тот, кто во всем со мной соглашается.

В последние годы пол­номочия службы судебных приставов значительно расширились. Какие эф­фективные новые меры воздействия на должников появились в арсенале судебных приставов?

–  Одной из самых эф­фективных мер из всех перечисленных стало ограничение права вы­езда за пределы РФ. В этом году владимирские приставы вынесли 2519 таких постановлений на общую сумму 954 тыс. рублей, в том числе в адрес алиментщиков -997. С рейсов были сняты 86 человек, причем сум­мы долга у этих граждан варьировались от десят­ков тысяч до нескольких сотен рублей.

И здесь уместно вновь вернуться к теме цены долга, но уже в другом аспекте. Вот наглядный пример. Задолженность жительницы Коврова М. по налоговым платежам составляла всего 337,09 рубля. Постановление об ограничении выезда было вынесено 19 апреля 2010 года, и должница была уведомлена о его наличии, но оплачивать не торопилась. Однако летом, собираясь в от­пуск за пределы РФ, она вспомнила о предупре­ждении и оплатила долг в день вылета через сбер­кассу, не сообщив о сво­их действиях судебным приставам.

В аэропорте М., конеч­но, сняли с рейса. По ее запоздалому звонку мы экстренно попытались снять ограничение, но на это ушло время. В итоге М. пришлось приобрести билеты на другой рейс. Такова цена забытого долга.

–  К каким базам дан­ных государственных ве­домств у вашей службы уже есть доступ?

–  Мы можем запраши­вать и получать инфор­мацию из большинства баз данных – налоговой, миграционной, регистрационной,баз ГИБДД и Пенсионного фонда.

У приставов появилось право принудительного входа в жилище. Как часто приходилось прибе­гать к этой мере в этом году?

–  Эта практика не по­лучила широкого распро­странения. Как только закон вступил в действие и предоставил судебному приставу такое право, граждане стали чаще до­бровольно открывать нам двери. В этом году у нас в области вообще не было случаев принудительного входа в жилище.

Мы беседуем с вами в конце 2010 года. Логично поговорить о дальнейших перспективах развития службы судебных приста­вов. Что ждет должников в будущем?

–  Я думаю, что пере­мены в худшую сторону для должников никогда не кончатся. Ответствен­ность чрезмерно забыв­чивых граждан будет только усиливаться. Она должна быть неотврати­мой. А как иначе?

Возможно, что в пер­спективе будут приняты решения по ограничению специальных прав, в том числе по ограничению в пользовании автомоби­лем, по невыдаче води­тельского удостоверения или охотничьего билета при наличии долга.

Думаю, что весьма эф­фективным может быть введение уголовной ответственности за ложные сведения или укрыва­тельство от уплаты по финансовым обязатель­ствам. Во всяком случае немцев это серьезно организует, так как дале­ко не каждый решится скрывать информацию о своем имуществе, зная, что может получить за это реальный срок.

Наконец, следует пе­ренять опыт взыска­ния административных штрафов, накопленный Италией и Грецией, где штраф уменьшают вдвое, если он оплачен в мини­мально установленный срок, и грозят адми­нистративным арестом, если он не уплачен вовре­мя. Так что должникам лучше не расслабляться.

Досье Призыва:

Глеб Макаров родился в 1964 году. В 1989 году окон­чил Харьковский юридический институт. С 1989-го по 2006 год работал в органах прокуратуры Липецкой области, пройдя все ступени служебной лестницы от стажера до прокурора района. Затем получил пригла­шение перейти в УФССП России по Липецкой области на должность заместителя руководителя управления. В апреле 2007 года назначен на должность руководи­теля УФССП России по Владимирской области.

Награжден Благодарностью Президента РФ.

Увлекается спортом. Любит книги по психоанали­зу, философии и организации бизнеса. Предпочитает смотреть фильмы, которые заставляют задуматься. В музыке предпочитает стиль easy listening . Доверяет свой досуг только московским театрам. Женат, вос­питывает сына и дочь.

КСТАТИ

В 2010 году приставы-исполнители вернули взыскателям 1,8 млрд рублей

Управление ФССП по Владимирской области констатирует, что жители области продолжают легкомысленно относиться к своевременному погашению административных штрафов, не платят госпошлину и налоги в бюджеты всех уровней и активно наращивают за­долженность по уплате коммунальных платежей.

В течение 9 месяцев текущего года на исполнении в территориальных отделах управления ФССП по Владимирской области находилось 382 тыс. исполни­тельных производств на сумму более 12,3 млрд руб. На основании судебных решений было возбуждено 223 тыс., на основании актов иных уполномоченных органов и должностных лиц – 159 тыс. исполнительных производств. Это не больше, чем за аналогичный период про­шлого года.

С января по сентябрь включитель­но окончено по всем основаниям более 204 тыс. исполнительных производств (53,7%) на сумму порядка 4,6 млрд руб. Всего в рамках исполнительных произ­водств за отчетный период взыскано

более 1,8 млрд руб. В среднем каждым судебным приставом-исполнителем об­ласти в пользу физических, юридических лиц, а также бюджетов всех уровней взыскано около 7 млн руб.

Наибольший удельный вес среди всех исполнительных документов приходится на акты судов и иных уполномоченных органов о взыскании административных штрафов – 120 тыс. постановлений (31%) на сумму более 109 млн руб.

В результате целенаправленной дея­тельности в течение 9 месяцев текущего года окончено более 8 тыс. исполнитель­ных производств, в том числе 5,8 тыс. – с направлением копии исполнительного документа по месту трудоустройства должника (5,3 – в 2009 году). Разысканы 483 должника (351 – в 2009 году), при­влечены к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ – 229. В рамках исполне­ния судебных решений 997 должникам по алиментным платежам был ограничен выезд за пределы Российской Федерации. 86 должников после применения данной меры в полном объеме погасили задолжен­ность по алиментам (6,6 млн руб.).

Ольга РОМАНОВА

Просмотры: