Полемика музейщиков и священнослужителей продолжается

Недавно известный своими резкими заявлениями в адрес музейщиков, в том числе и владимирских, протоиерей Дмитрий Смирнов обвинил их в гибели сотен тысяч объектов культурного наследия. Президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника...

Недавно известный своими резкими заявлениями в адрес музейщиков, в том числе и владимирских, протоиерей Дмитрий Смирнов обвинил их в гибели сотен тысяч объектов культурного наследия. Президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника не смогла молчать.

Пикантность ситуации в том, что Дмитрий Смирнов окормляет массу верующих, воспитывает подрастающее поколение священников, поскольку он проректор православного Свято-Тихоновского богословского института, декан факультета православной культуры Академии ракетных войск, но это не мешает ему называть в эфире ТВ музейщиков жуликами. На своей пресс-конференции Алиса Аксенова засомневалась, знает ли он высказывание академика Дмитрия Лихачева, что «музейщики и библиотекари – последние святые на Руси». Беда в том, что процитированные слова последнего интеллигента России наполнены уже ушедшими из употребления в новой России смыслами и, увы, вызывают отзвук лишь в душе уходящих поколений.

Как пояснила журналистам Алиса Аксенова, озвученная священнослужителями цифра -220 тыс. экспонатов – не нова. Она возникла в ходе комплексной проверки сохранности культурных ценностей, которые находятся в фондах музеев России. Сегодня проверено уже около 1800 музеев, фонды которых насчитывают свыше 70 млн единиц хранения. Владимиро-Суздальский музей-заповедник встречал комиссию летом 2007 года.

По словам Алисы Аксеновой, в работе музейщиков бывают разные ситуации. Музею приходилось неоднократно освобождать помещения, переезжать из одного здания в другое, делать капитальные и текущие ремонты, в ходе которых некоторые предметы могут быть утрачены или временно потеряны.

– Я была удивлена, когда комиссия, опубликовав эту цифру, не догадалась сразу же дать некую обобщенную классификацию «пропавшего», потом у что большую часть необнаруженных предметов составляют отнюдь не драгоценности, – пояснила она СМИ.

Основные фонды Владимиро-Суздальского музея-заповедника насчитывают 435,348 тыс. предметов. Акт проверки музея-заповедника от 16 июня 2007 года констатировал отсутствие 54 предметов основного фонда и 26 – научно-вспомогательного, итого – 80 предметов. Сегодня эту цифру надо уменьшить до 69, так как 11 предметов найдены.

Поиск пропавших экспонатов в тех музеях, где работа комиссии завершена, продолжается. Так, только в музеях Санкт-Петербурга найдено свыше 9 тыс. предметов, почти в каждом проверенном музее обнаружены десятки экспонатов.

Среди утрат Владимиро-Суздальского музея-заповедника 18 предметов, относящихся к числу археологических находок Сунгирской палеолитической стоянки, полная коллекция которой насчитывает 72,960 тыс. предметов. Не был и обнаружены однотипные предметы – части скребловидных орудий, заготовок из кремния, отщепы, галька размерами 1,4х0,9 см, 1,8х1,8 см, 1,4х0,9 см. Как заметила по этому поводу Алиса Аксенова, наверное, не следовало включать в основные фонды все подряд.

– Один предмет из потерянных – осколок размером 1,3х1,1 см с инвентарным номером В-15228/1131 – уже найден, – сказала она. – Полагаю, что будут обнаружены и остальные.

В истинности последнего утверждения обозреватель «Призыва» сильно засомневался. Например, вряд ли будут обнаружены 6 экспонатов, не вернувшихся с выездных выставок, как-то: лента с надписью «Посвящается в рабочий класс» 1977 года производства; шеврон с эмблемой Белорусской ССР 1977 года; флажок «Ударнику коммунистического субботника» 1985 года и т.п.

Рассказала Алиса Аксенова и о музейных кражах. Так, из разных экспозиций в разное время были украдены: часы наручные 40-х годов, работа фабричная, в Музее деревянного зодчества из крестьянской избы – чайник заварной, миска и блюдце конца XIX века, подсвечник, рюмка и т.д. – всего 12 предметов музейного значения. Кражи совершены с 1988-го по 2003 год. Милиция отказала музею в возбуждении уголовного дела. И теперь у музейщиков эти 12 предметов будут числиться как вечная недостача, так как Министерство культуры списывает только в этих особых случаях.

Об одной краже Алиса Аксенова рассказала наиболее подробно. 10 июля 2007 года, как раз в дни работы комиссии, в исторической экспозиции Суздаля некий гражданин ловко вскрыл хорошо укрепленную, но без сигнализации витрину, похитил пять образцов вышивки золотой нитью по бархату конца XVIII века – работы монахинь суздальского Покровского монастыря. В ходе отлично организованной оперативной работы сотрудников уголовного розыска уже 15 июля эти экспонаты были обнаружены в одном из антикварных магазинов Москвы. «Злодеем» оказался послушник суздальского Васильевского монастыря некто Иванов, ранее отбывавший срок в местах лишения свободы. Стоит уточнить, что настоятелем этой обители является архимандрит Иннокентий (Яковлев), с которым в последнее время по поводу передачи храмов из музейной собственности в собственность церкви активно полемизирует Алиса Аксенова. Как говорится, без комментариев.

Ольга Романова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике