В лесу идет работа над ошибками

Восстанавливать лес после летних пожаров, по мнению специалистов, придется еще три года, что потребует удвоения затрат на лесное хозяйство.

Восстанавливать лес после летних пожаров, по мнению специалистов, придется еще три года, что потребует удвоения затрат на лесное хозяйство.

Резерва не хватило

Лесоводы региона разгребают последствия жаркого лета. Напомним, в этом году лесные пожары бушевали на площади, в 80 раз превышающей прошлогоднюю. Количество возгораний выросло в четыре раза. Площадь земель лесного фонда, пройденная пожарами, в этом году составила свыше 30 тысяч гектаров, количество возгораний – 1177. В департаменте лесного хозяйства признают, что это сильный удар по экономике региона. По предварительным данным, объем поврежденных пожарами лесных насаждений составляет более миллиона кубометров. А ущерб от лесных пожаров – около 150 млн рублей.

Из жаркого лета пора извлекать уроки, чтобы не допустить повторения чрезвычайной ситуации в последующие годы. И начинать надо немедленно, пока есть время подготовиться к новому сезону. По словам исполняющего обязанности директора областного департамента лесного хозяйства Константина Алексеева, сейчас это главная задача властей всех уровней. Ясно, что пожар легче предотвратить, чем потушить. В этом году тушение лесных пожаров обошлось региону в 50 млн рублей. Это при том, что по плану тушения на лето было изначально предусмотрено всего 4,5 млн рублей – в десять раз меньше. К аномальной жаре никто не был готов. Деньги на тушение приходилось искать «в пожарном режиме». В итоге за счет субвенций из федерального бюджета удалось профинансировать только 16,5 млн рублей, в том числе 12 миллионов – из резервного фонда субвенций.

Сейчас очевидно, что ежегодное финансирование лесного хозяйства на подготовку к пожароопасному периоду необходимо увеличивать в разы, иначе в последующие годы ситуация может повториться. Финансовый вопрос сегодня активно обсуждается на уровне Владимирской области и других регионов. С тем, что лесное хозяйство надо немедленно «перевооружать» новой пожарной техникой и усиливать кадрами, согласны в правительстве страны, в подчинение которого недавно переведен Рослесхоз (Федеральное агентство лесного хозяйства). Переход главного лесного ведомства в прямое подчинение руководству страны в департаменте считают важнейшим шагом к усилению позиций отрасли.

– Это давно надо было сделать, – отметил Константин Алексеев. – Лесное хозяйство в последние годы постоянно реформировалось, его бросали то в Минприроды, то в Минсельхоз. Теперь мы подчиняемся напрямую правительству. Это усилит федеральный контроль над отраслью и расширит возможности лесного хозяйства.

В самом деле, и у Министерства природных ресурсов, и у Минсельхоза, кроме леса, существует масса других обязанностей. В приоритетные направления развития этих ведомств долгие годы входило то сельское хозяйство, то вода и недра. Лесу уделялось меньше внимания. Федеральные полномочия в области лесных отношений были размыты по разным министерствам и ведомствам. А главный орган, призванный обеспечить контроль и надзор, – Рослесхоз – оказался, по сути, без действенных полномочий. Единственное, что у него было, это распределение субсидий и контроль за ними. Минувший сезон показал, что надо срочно менять приоритеты и наводить порядок в леснойотрасли. Теперь Рослесхоз работает в качестве самостоятельного органа под правительством, и ему передаются новые функции по выработке государственной политики и нормативно-правовой базы регулирования в области лесных отношений, а также по контролю и надзору за лесами (за исключением особо охраняемых природных территорий).

Пожар – дело техники

Специалисты проводят сравнение с жарким летом 1972 года. Тогда тоже бушевали сильные пожары. За лето в регионе случилось более двух тысяч возгораний – больше, чем в этом году. Однако лесоводы тогда вовремя справлялись с очагами огня, не давая стихии охватить огромные площади. Дело в том, что тогда лесное хозяйство являло собой более сильную централизованную структуру. Не возникало проблем с привлечением кадров и тяжелой техники для тушения. А в этом году специалисты тушили лес, по сути, остатками той же самой техники, что и в 1972-м, – машинами с тридцатилетним сроком эксплуатации, изношенными до предела. Силы лесоводов и мощь стихии были неравными.

Охрану лесов от пожаров в нашем регионе выполняет ГУП «Владлеспром» и его 17 филиалов в разных районах. Тушение должны обеспечивать 36 пожарно-химических станций (ПХС). На первый взгляд, не так уж и мало. Однако это станции «старого поколения». Средства, спецтехника и обученный тактике и технике тушения личный состав, сосредоточенные на ПХС, могут успешно бороться только с лесными и торфяными пожарами при первом-третьем классе пожарной опасности. А в этом году опасность достигла наивысшего – пятого класса.

При подготовке к новому пожароопасному сезону федеральные власти планируют выделить дополнительно 5 млрд рублей на строительство ПХС так называемого третьего типа. В нашем регионе тоже будут построены новые станции. Сейчас в области имеются только ПХС первого и второго типов, то есть устаревшие. Новую технику должны получить филиалы ГУП «Владлеспром». А общее финансирование на подготовку лесов к пожарам пока планируется увеличить в два раза. Суммы еще не утверждены, но усиленную поддержку в виде федеральных субсидий должен получить и наш регион.

Управлять надо системно

Другая важнейшая задача, которая должна будет решиться на федеральном уровне, – это создание единой системы управления лесным хозяйством в стране. После принятия нового Лесного кодекса субъекты РФ пустились в «свободное плавание». Произошла децентрализация лесной власти, полномочия в области лесных отношений федеральный центр отдал регионам. В итоге каждый регион выстроил эти отношения по-своему.

Лесные структуры в субъектах РФ образовались разные. В наших отраслях был сохранен департамент, есть ГУПы, остались все лесничества. Хотя и прошло масштабное сокращение кадров, но основные силы сохранены. А в некоторых регионах аппараты управления лесами – это всего лишь небольшие комитеты при администрациях, вместе с лесхозами ликвидированы даже департаменты, сокращены лесничества, уволено большинство лесоводов.

Усеченной до предела структуры явно недостаточно для полноценного контроля. После пожаров многие регионы решили пересмотреть свои позиции и согласились, что надо приводить к общему знаменателю систему управления лесами по всей стране. Да, полномочия переданы регионам, но управлять они должны по единым стандартам, а не кто во что горазд.

Чрезвычайная ситуация ярко выявила разлад в системе управления лесами. И это далеко не единственная проблема нового лесного законодательства. Основная его цель – разделение хозяйствующих и управленческих функций лесного хозяйства – была достигнута, но за счет ликвидации целой службы. Четыре года назад департамент участвовал в обсуждении проекта нового Лесного кодекса и уже тогда критиковал намерение федеральных властей упразднить лесную охрану. Нельзя было ее ликвидировать, каждый работник леса понимал это. Именно лесная охрана обеспечивала надежную защиту от пожаров. Но закон принят был, и леса на время остались без присмотра, что и послужило еще одной причиной катастрофы.

Чтобы уберечься от повторения печальных событий, сейчас надо не только наращивать финансирование и контроль над лесами, но и принимать поправки в Лесной кодекс. В работе над документом снова будут участвовать владимирские специалисты. За три года принималось уже 11 наборов поправок в Лесной кодекс, но все равно в нем остается еще много белых пятен.

Зачистка перед посадкой

Кроме того, масштабные средства будут направлены и на ликвидацию последствий пожаров. Леса региона сейчас являют собой мрачное зрелище, повсюду обожженные деревья. Предстоит освоить древесину там, где прошелся огонь. Более 60% «мертвого груза» наполовину сгоревших деревьев приходится на участки арендаторов. Уцелевшую древесину еще можно использовать. Организации должны будут «разгребать угли» в соответствии со своими договорами аренды. А свободные участки, пострадавшие от пламени, будут передаваться по конкурсу новым организациям. «Уборка» горелого леса рассчитана на два-три года. Сведение горельников уже началось, более 800 тысяч кубометров леса уже переданы в заготовку ГУПам и арендаторам.

Со временем на месте пепелищ посадят новые деревья. На 50% в следующем году будет увеличен объем работ по лесовосстановлению. Для выращивания молодых саженцев построят новые теплицы и питомники. Увеличится и объем сбора посадочного материала – семян для будущих сосен.

Елена Певцова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике